20:12
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Star Gate Commander: Земли без времени
шаман Дата: Пятница, 15 Декабря 2017, 18:23 | Сообщение # 271
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 227
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
оперативно))


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Пятница, 15 Декабря 2017, 19:37 | Сообщение # 272
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 415
Репутация: 362
Замечания: 0%
Статус: где-то там
шаман,
Цитата шаман ()
оперативно))

Просто за раз нашкрябал чуть больший объём. Вот и вылилось в "оперативность".
Надеюсь, что не в ущерб качеству материала. Черновик черновиком, но мог что-то и проглядеть.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Kitten Дата: Пятница, 15 Декабря 2017, 20:51 | Сообщение # 273
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7431
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
Я уж молчу, что рейфов для нас слишком много.
откуда столько рейфов могло взяться? Рейфы естественным путем не самопроизводятся (не расщепляются на части, дабы из одной особи вышло сразу десять, и не произрастают из семян как сорняли), иначе бы опять-таки в сериале наших задавили (как и Древних) числом еще в середине первого сезона. Учитывая число убитых и "покрошенных в капусту" в начале противостояния, на данный момент число рейфов уже должно было в разы уменьшится. Плюс рейфы воюют не на своей территории, что так же ведщет счет не в их пользу (тайных рейфских баз по клонированию у них на Земле нет, да и проблематично это для них в данной ситуации - клонов запросто поцокают еще до их появления на свет).


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Воскресенье, 17 Декабря 2017, 00:02 | Сообщение # 274
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 415
Репутация: 362
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Kitten, итак, отвечая по порядку вопросов и претензий (в хорошем смысле слова).

Цитата Kitten ()
откуда столько рейфов могло взяться?
Вопрос понял, отвечаю.
В контексте данного произведения Рейфы попали на Землю двумя путями. Первый - когда производилась доразведка местности (имела место быть инфильтрация выживших оных после боя с т.н. "Супер-Ульем" - события происходят ориентировочно после данного инцидента, плюс-минус. Не забываем про экипажи стрел: кто знает, может, часть из них несла и десант в материализаторах? ). badevil
Второй путь - целенаправленный десант при наступлении группировки рейфов. Численность была указана по тексту ранее. Даже, если считать, что ни одному крупному кораблю рейфов не удалось уйти, нельзя забывать о высаженных отрядах живой силы. Когда речь заходит о СБОРАХ живой силы на ЧУЖОМ театре действий при ОКАЗАНИИ СОПРОТИВЛЕНИЯ, двумя-тремя батальонами тут точно дело не обходится. Я склонен предположить, что, попытайся рейфы предпринять атаку с целью захвата живой силы, они бы действовали никак не меньше, чем числом в сотню тысяч рыл. При меньшей численности просто невозможно провести полномасштабное вторжение в обороняемое пространство без существенных потерь со своей стороны. А так - в первые же минуты занимается неопровержимое господство в воздухе, подавляются точки противовоздушной обороны, и в режиме "хватай кто плохо лежит" осуществляется сбор. Потери, нанесённые средствами, не предназначавшимися для ПВО, считать допустимыми.

Цитата Kitten ()
Плюс рейфы воюют не на своей территории, что так же ведщет счет не в их пользу (тайных рейфских баз по клонированию у них на Земле нет, да и проблематично это для них в данной ситуации - клонов запросто поцокают еще до их появления на свет).

Вопрос понял, отвечаю.

Принадлежность театра военных действий (далее по тексту - ТВД) к одной из противоборствующих сторон редко когда оказывала решающий вклад в исход операций. Ярчайший тому пример - тот же штурм Измаила: а ведь турки были не в пример лучше закреплены: они вообще заседали в крепости. Итог все помнят. А операция на острове Кыско? За всю зачистку американцы не встретили на ТВД ни одного японца. А итог? Больше сотни убитых, двухсот раненных и один повреждённых эскадренный миноносец. Про штурм острова Иводзимы я вообще промолчу. Баз клонирования у рейфов действительно нет. Однако не стоит забывать их адовую живучесть. На то, чтобы ГАРАНТИРОВАННО поразить рейфа, на него уходило не менее целого магазина от Р90 (50 выстрелов). Меньшим же числом попаданий (25 выстрелов) рейфы, обычно, крайней степени херели, но дохнуть отказывались - во всяком случае, сразу же. Это уравнивает шансы. Даже, если случится подобное нападение в наши дни: военнослужащие наших армий заточены под боевые действия с себе подобными - а человеку редко когда требуется больше одной-трёх пули в теле, чтобы перевести его в разряд невозвратных потерь (списать в расход).

С этим в связи, резюмирую вышеизложенное, в части касающееся. Говоря, что "Рейфов для нас слишком много", главный герой имел в виду их качественную составляющую. Ведь, согласитесь, в нынешних войнах мерять армии числом - последнее дело. Те же десять операторов зенитных комплексов явно ж не будут равны по качественным характеристикам десятку десантников, а пять снайперов - пятёрке сапёров? Тут ж на первый план выходит техническая оснащённость и обученность личного состава, а не его численность.

С радостью приму прочие вопросы и предложения, с готовностью отвечу на все из них, ежели смогу найти вразумительный ответ. Отдельная "спасиба" за конструктивные уточнения!


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Kitten Дата: Воскресенье, 17 Декабря 2017, 18:05 | Сообщение # 275
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7431
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
Не забываем про экипажи стрел: кто знает, может, часть из них несла и десант в материализаторах?

вот только если её подбили, с дематериализованным десантом можно смело попрощаться.

Цитата Комкор ()
Второй путь - целенаправленный десант при наступлении группировки рейфов.
и каким же это образом? Еще один супер-Улей? Обычный Улей до Земли не дотянет - расстояние великовато. К тому же, чтобы создать хотя бы еще один супер-Улей, необходима технология Древних (МНТ). А МНТ - дефицит и весьма нехилый. За которыми, судя по сериалу, охотились не тоглько рейфы или атлантийцы. Те же дженаи тоже были не прочь заполучить хотя бы несколько штук. Остаются еще Врата. Но для этого как минимум необходимо знать координаты Земли (которые в своё время вознамерившиеся посетить Землю через Врата рейфы заполучили непосредственно на промежуточной станции, которая опять-таки после инцидента была благополучно разобрана и демонтирована). Запасной вариант - "Атлантис", но тот благополучно отбыл к Земле после предупреждения рейфского союзника атлантийцев и его помощи в виде трофейных МНТ. Так что "Атлантис" тут и вовсе пролетает с треском.

Цитата Комкор ()
нельзя забывать о высаженных отрядах живой силы.
в основном состоящих из "солдат" - по сути ментально управляемых биороботов рейфов. А без управления эта сила будет не более чем пушечным мясом для любителей пострелять по движущимся целям. А число действующих офицеров среди рейфов, уцелевших после уничтожения супер-Улья и способных управлять "солдатами" - считанные единицы и те должны были резко уменьшится после котратаки землян + последующих партизанских действий.

Цитата Комкор ()
Когда речь заходит о СБОРАХ живой силы на ЧУЖОМ театре действий при ОКАЗАНИИ СОПРОТИВЛЕНИЯ, двумя-тремя батальонами тут точно дело не обходится. Я склонен предположить, что, попытайся рейфы предпринять атаку с целью захвата живой силы, они бы действовали никак не меньше, чем числом в сотню тысяч рыл.
вопрос только - откуда эти "рыла" возьмутся? Учитывая обстановку в Пегасе на момент отправления супер-Улья (когда этим "рылам" приходилось кормиться по системе "русской рулетки" (по причине заражения значительного числа людских миров хоффанкой + в последующем её модификацией (уже стараниями Майкла, которому на тот момент кормление людьми уже было не нужно) + разгорающаяся гражданская война рейфских Семей за последние пока еще чистые сырьевые (кормовые) ресурсы (то есть рейфы планомерно уничтожали друг друга и базы клонирования потенциальных конкурентов, в чем им опять-таки безвозмездно помогали атлантийцы). Так что из сотни до Земли дотянула хорошо если сотня-другая тысяч "рыл" ( большую часть из которых составляли "солдаты"), и часть из которых пали уже непосредственно у Земли ( а кто-то и во время взрыва супер-Улья, находясь в стазисе).

Цитата Комкор ()
Я склонен предположить, что, попытайся рейфы предпринять атаку с целью захвата живой силы, они бы действовали никак не меньше, чем числом в сотню тысяч рыл.
для захвата живой силы такого числа участников совершенно не обязательно. Достаточно десятка- два "стрел" с телепортами.

Цитата Комкор ()
При меньшей численности просто невозможно провести полномасштабное вторжение в обороняемое пространство без существенных потерь со своей стороны.
так рейфы и не планировали вторгаться. Они нашли новую "поляну" и хотели огранизовать "сбор". Чтобы уничтожить инфраструктуру планеты типа Земля достаточно участия одного супер-Улья и нескольких десятков "стрел" (которым даже не надо совершать посадку на планету). Уничтожать инфраструктуру и попутно собирать лучами разбегающуюся в панике (чего, кстати нам в сериале не показали) еду, можно и с воздуха. Десант использовался при случаях, когда еда успевала спрятаться (и то не всегда помагало в её успешном обнаружении - примером тому опять-таки народ Тейлы: пока Тейла была с ними, потерь среди них практически не наблюдалось).

Цитата Комкор ()
А так - в первые же минуты занимается неопровержимое господство в воздухе, подавляются точки противовоздушной обороны, и в режиме "хватай кто плохо лежит" осуществляется сбор.
что лишний раз подтверждаем мною выше сказанное + пример сериала нам опять-таки показывает обратное: сопротивление было, в том числе и в воздухе. и весьма успешное (судя по тому, что нам не показали реальных событий на самой Земле, уповая на то, что летчики Земли с успехом уничтожали противника еще в верхних слоях атмосферы). В результате была взорвана рейфами лишь зона 51, а из числа рейфов выжили лишь двое из серии "Вегас" (рейф, которого ловил детектив Шеппард и альтдвойник Тодда, да и то это в альтернативном варианте). В сериальном же вообще похоже никто из нападающих не выжил.

Цитата Комкор ()
Принадлежность театра военных действий (далее по тексту - ТВД) к одной из противоборствующих сторон редко когда оказывала решающий вклад в исход операций. Ярчайший тому пример - тот же штурм Измаила
оказывается, вы еще не знаете элементарной истории. Все действия врага , проводящиеся на территории российского государства, всегда заканчивались для него плачевно. Это и приход тевтонцев, и нашествие Наполеона, и ВОВ 41 года. А тот же Вьетнам для американцев? Учитывая, что против до зубов вооруженной американской армии воевали по сути вьетнамские крестьяне с луками? Амерам в итоге пришлось с позором ретироваться из Вьетнама, понеся значительные потери, хотя изначально и логически перевес был на стороне амеров. B)

Цитата Комкор ()
Баз клонирования у рейфов действительно нет. Однако не стоит забывать их адовую живучесть.
которая на деле не такая уж и адова. Рейфы живучи лишь при возможности регулярно и хорошо питаться. Да и то нашим в Пегасе удавалось щелкать их как орешки. Да и много ли еды они смогли таким образом собрать на Земле, когда их "стрелы" были встречены еще в воздухе? Собранного в первые минуты на ваши "тысячи рыл" явно не хватит. Так что если кто и остался на данный периодл, то те, кто каким-то чудом успел-таки подкрепиться в первые часы атаки. А таких вряд ли наберется больше нескольких сотен. И это на всю матушку-Землю.

Цитата Комкор ()
На то, чтобы ГАРАНТИРОВАННО поразить рейфа, на него уходило не менее целого магазина от Р90 (50 выстрелов).
что за примитив?! Даже в Пегасе наши пользовались более широким арсеналом средств ( те же С 4, например). Наверняка были и гранаты, и оружие Древних... А на Земле этот арсенал еще шире. Так что, как говаривал один герой одногог известного современного мульта " не смешите мои копыта" (с)

Цитата Комкор ()
Даже, если случится подобное нападение в наши дни: военнослужащие наших армий заточены под боевые действия с себе подобными - а человеку редко когда требуется больше одной-трёх пули в теле, чтобы перевести его в разряд невозвратных потерь (списать в расход).
если таковое случится, то оружие пришельцев, как и они сами, должны резко отличаться от всего того, что хотя бы близко к человеку ( либо иметь ряд паранормальных способногстей как те же кромаги из "Скольязщих", о которых я ранее говорила. В остальном нашим армиям понадобиться немного времени, чтобы превратить пришельцев вроде рейфов в паштет...
Цитата Комкор ()
Говоря, что "Рейфов для нас слишком много", главный герой имел в виду их качественную составляющую.
по скольку автор, по всему, сам еще не изучил противника, которого послал на Землю (а потому рейфам и не нежнонужно г будет тысячи "рыл", достаточно нескольких сотен с учетом "солдат"). Ведь рейфы никогда не захватывали людские миры в Пегасе. Они разрушали инфраструктуру и затем занимались сбором (опять-таки оставляя энное число населения на последующий развод.). Вот я и говорю еще раз - НЕ ТОГО ВЫ ВЫБРАЛИ ВРАГА ( дабы логически соответствовал вашей ситуации). Тут к месту был бы враг, кроме численности и живучеси обладающий еще и рядом паранормальных свойств, способных воздействовать на психику человека + горящий желанием не просто подкрепиться, но и чисто занять данный мир, уничтожив местное население под корень (как убивая во время боев. так сгоняя в концлагеря, проводя на людях многочисленные опыты и уводя в лагеря в иные альтернативные миры и.т.п). Рейфы на эту роль, как ни натягивай за уши, малость не тянут ввиду своей природы и своих изначальных намерений.

Цитата Комкор ()
Ведь, согласитесь, в нынешних войнах мерять армии числом - последнее дело.
что опять же говорит не в пользу главного героя, меряющего рейфов именно числом. Хотя, говорят, у страха глаза велики, а воображение работает в пользу врага, даже без ментального воздействия извне, заставляя человека видеть то, чего нет на самом деле.

Цитата Комкор ()
Тут ж на первый план выходит техническая оснащённость и обученность личного состава, а не его численность.
вот именно! Которая на Земле, в отличие от планет того же Пегаса, далеко не самая оставляющая желать лучшего. И земные армии оснащены отнюдь не одними Р 90. Так что перевес будет явно не в пользу рейфов, даже если в первый момент некоторым из них удастся пообедать.

Цитата Комкор ()
ежели смогу найти вразумительный ответ
сериал вам в помощь. Ну и еще стоит иногда посматривать такие передачи как "Военная тайна", например (по субботам на РЭН ТВ) - там хотя бы рассказывают о новинках нашего вооружения (да и американского тоже, хотя оно оказывается и дороже , и хуже нашего). Впрочем, кто сказал, что те же рейфы ограничатся территорией США? Земля для них - единый мир. Так что, если сунутся, земляне всыпят рейфам по первое число - мало не покажется, а много будет не надо.

Ваша проблема (ИМХО) в том, что вы (как и атлантицы) мало знаете о рейфах (хотя если смотреть сериал внимательно и по крупицам собирать разбросанную по нему инфу), её наберется немало. Репликаторы на их месте куда как опаснее.

Ну и спасибо за репку. ^_^
Сообщение отредактировал Kitten - Воскресенье, 17 Декабря 2017, 18:08


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Понедельник, 18 Декабря 2017, 01:15 | Сообщение # 276
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 415
Репутация: 362
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Kitten, оба-на... Вот это я понимаю раскадровочка по полочкам) Минут одиннадцать чистого времени вкуривал. Даже не представляю себе, сколько потребовалось усидчивости, чтобы всё так обстоятельно разложить. Ну-с, тогда и мы отставать не будем. Догнать и перегнать! (С) 1tooth

Прежде, чем пускаться в полемику, я посмею себе сделать небольшую ремарку в пользу своей "защиты". Начиная это, с позволения сказать, "творение", я мыслил категориями, далёкими от истинных положений дел: много ли может понимать тот, кто не испытывал на себе то, о чём он пишет? Однако, с течением времени многое поменялось. И, уже вернувшись из рядов Вооружённых Сил, где ощутимо поднабрался опыта, в том числе и личного (увы, не во всех случаях положительного), я позволил себе мыслить категориями человека специально обученного, одновременно стараясь не прививать всё это главному герою произведения: он существует как самостоятельная единица, отдельная от прочего мира. Так что, по многим спорным моментам будет отсылка к "правильному" и "неправильному". Аргументы - ближе к самим моментам.

Итак, номер первый.
Цитата Kitten ()
вот только если её подбили, с дематериализованным десантом можно смело попрощаться.

Согласен. И никоим образом не спорю с этой аксиомой. Однако, не забываем: ранее по тексту были чёткие указания действующих лиц о неустановленном числе прорвавшихся через заградительный огонь систем ПВО воздушных целях (сиречь, авиации рейфов). Вот с уцелевших стрел и берётся тот самый многочисленный, но отнюдь не бесконечный "десант".

Номер второй.
Цитата Kitten ()
Второй путь - целенаправленный десант при наступлении группировки рейфов.
и каким же это образом?

А вот это - самое начало развития предпоследней арки, причина всеобщей мобилизации для отражения нападения. Открытым текстом до сведения основных персонажей было доведено от лица их командования: рейфы нашли местоположение Земли в Млечном Пути и приступили к ассимиляции планеты. Воспользовались вспышками на Солнце и подошли к Земле со стороны светила, таким образом оставшись незамеченными для земных радаров до самого последнего момента. С этого началась всеобщая заваруха.

Номер третий.
Цитата Kitten ()
вопрос только - откуда эти "рыла" возьмутся?

Опять же, прямая отсылка к тексту. Конец первой части, когда двое основных персонажей наблюдают момент выхода из гиперпространства флота кораблей рейфов: техническую сторону межгалактических перелётов мы дипломатично опустим, ибо среди нас нет специалиста по данному вопросу (разве что, в пределах канвы оригинального произведения). А уже исходя из количества введённых в текст кораблей и вспоминая технические оговорки сценаристов ЗВА, приблизительно прикидываем количество живой силы, способной ошиваться на бортах флота такого размера. Позволю себе не перегружать сообщение цитатами из текста произведения: читать заманаемся.
Не забываем, что ФАН-ФИК - он на то и фанфик. Это не энциклопедическая статья с точными приводами значений тех или других констант. Это (относительно) вольная интерпритация тех или иных событий основного, родоначального произведения в перекладке на любительский лад. Да и введённая не праздного интереса ради пометка "Альтернативы" дозволяет некоторые вольности в обращении с первоисточником)).

Номер четвёртый.
Цитата Kitten ()
так рейфы и не планировали вторгаться. Они нашли новую "поляну" и хотели огранизовать "сбор". Чтобы уничтожить инфраструктуру планеты типа Земля достаточно участия одного супер-Улья и нескольких десятков "стрел" (которым даже не надо совершать посадку на планету). Уничтожать инфраструктуру и попутно собирать лучами разбегающуюся в панике (чего, кстати нам в сериале не показали) еду, можно и с воздуха. Десант использовался при случаях, когда еда успевала спрятаться

И опять-таки, мы оба по своему правы. Перво-наперво, нападение на планету с целью сбора это и есть вторжение. И "поляна" под это определение подходит как нельзя кстати. С военной точки зрения (а рейфы, всё-таки, воевали, нежели праздно препроводили свой досуг) это полномасштабная операция с привлечением ОЧЕНЬ весомых ресурсов, сил и средств, как в живой силе, так и в технике. Чтобы уничтожить инфрастуктуру указанным в цитате способом, планета должна быть типа Земли в эпоху Ренессанса или ранее: когда даже авиации толком не было, а самое дальнобойное оружие могло бить не дальше дистанции видимости на наземном ТВД. Нынешние технологии (да позволят мне высказать своё мнение, как человеку военнослужащему) способны достать громадную цель на орбите размером с корабль рейфов: что крейсер, что улей. Может, не с первого залпа: но способны. И Паника - друг каждого врага - была бы весьма ощутимым подспорьем рейфам в том же средневековье: когда ужас и животный страх перед превосходящим противником деморализовывал бы целые страны. Сейчас на занятиях по боевой подготовке даже военнослужащие тыловых подразделений и служб снабжения проходят минимально возможный психологический отбор и тренинг: так что, им практически по фигу, в кого стрелять - человек, рейф или динозавр. Патроны есть - остальное приложится. Только про тактику не забывай. Учитывая технический уровень развития Земли (даже нашей, не говоря уж о сериальной) указанное выше скопление сил рейфов в виде супер-улья и двух десятков стрел было б смято в первый же налёт - авиацией (стрелы) и в первое же приближение к высотам стратосферы (ракетами по улью, и плевать, что их понадобилось бы не один десяток).

Номер пятый.
Цитата Kitten ()
На то, чтобы ГАРАНТИРОВАННО поразить рейфа, на него уходило не менее целого магазина от Р90 (50 выстрелов).
что за примитив?!

Может, и примитив. Но примитив, взятый из сериала. Опять же, как человек сведущий в стрелковом оружии чуть больше, чем хотелось бы, смею заверить: поражения, наносимые живой цели очередью из пистолетных патронов (пистолет-пулемёт) и оной же очередью из промежуточных ("автоматных") весьма и весьма ощутимы. Особенно с точки зрения самой живой цели. Насчёт расширенного арсенала - согласен. Так ведь и герои у меня по тексту применяют далеко не технику вуду. Например, бой перед рассветом на территории оставленной базы отдыха: против рейфов применялись те же гранаты. А чего ещё ожидать от, по факту, старшеклассников? Они-то по сюжету ни хрена не команда Шеппарда. Куда ж им до ЗВ-1?

Номер шестой.
Цитата Kitten ()
по скольку автор, по всему, сам еще не изучил противника, которого послал на Землю

Как говорится, противников не выбирают. Да, я и сам мало что знал обо всех способностях и тактико-технических возможностях рейфов на момент начала произведения. Поэтому и основные герои "решают проблемы по мере их поступления". Иначе это был бы план генерального сражения, где автор со своими персонажами в три захода "чики-брики - и в дамки". Если надо именно это - то пожалуйста, с точки зрения военнослужащего, достаточно знакомого с НЫНЕШНИМ положением дел в обороне околоземного пространства от ракет и противоракет вероятного противника (стрелы рейфов мало чем отличаются от тактических и баллистических ракет), могу предложить наиболее вероятное развитие событий в этом случае. Всё-таки, фик изначально писался по другим мотивам (иначе бы ГГ вместо школьника-старшеклассника оказался бы, скажем, капитаном ВКС на должности начальника штаба батальона противоракетных групп батарей или что-то около того badevil

Номер седьмой.
Цитата Kitten ()
оказывается, вы еще не знаете элементарной истории. Все действия врага , проводящиеся на территории российского государства, всегда заканчивались для него плачевно

А вот это было обидно cry
Шутка) 1tooth
Историю я знаю ровно так же, как и любой нормальный гражданин своей страны. Потому и не приводил в пример сражения на её территории, заведомо завершившиеся нашей победой. Замечу ещё раз: я приводил в пример сражения НАШИХ войск на территории ВРАГА. Завершившиеся нашей победой. Так как это небольшое лирическое отступление, мало влияющее на суть спора, то мы его технично опустим.

Номер восьмой.
Цитата Kitten ()
Хотя, говорят, у страха глаза велики, а воображение работает в пользу врага, даже без ментального воздействия извне, заставляя человека видеть то, чего нет на самом деле.

ВОТ! Вот мы и добрались-таки до сути. Видно во всей красе то, что я пытался донести до гипотетического читателя (видимо, весьма криворуко пытался). Главные герои - подростки, старшеклассники и студенты. Они даже не кадеты и тем более не военные. Куда уж им до полного видения всей картины, когда даже кадровые военные (по тексту фанфика) не всегда её понимают? Это мы с вами со своим послезнанием картины оригинального произведения понимаем, что к чему. А что могут те, кто до вчерашнего дня этих самых "послезнаний" знать не знал? "У страха глаза велики" - это самое меткое замечание в их адрес в сложившейся у них обстановке. Надеясь на лучшее - готовься к худшему. Неодооценить врага - это самое страшное, что может случиться в бою.

Номер девятый.
Цитата Kitten ()
сериал вам в помощь.

А вот это реально в помощь. Надо будет, покуда в отпуске, сесть да залпом пересмотреть все пять сезонов подряд, конспектируя основные спорные моменты, как на занятиях по боевой и тактической подготовке))). Пожалуй, так и поступлю.

И последнее по списку, но не по значимости. Номер десятый.

Цитата Kitten ()
Ваша проблема (ИМХО) в том, что вы (как и атлантицы) мало знаете о рейфах (хотя если смотреть сериал внимательно и по крупицам собирать разбросанную по нему инфу), её наберется немало. Репликаторы на их месте куда как опаснее.


Лично мне кажется после двух форумных страниц сломанных копий, что моя проблема (ИМХО) в том, что я слишком увлёкся решением нарезанных задач и напрочь забыл о сторонней ОСНОВЕ. Тому, из чего всё произрастает. Так сказать, из чего растут ноги (и прочие конечности, пользуясь случаем). Вот что требуется исправить в первую очередь. Разве нет?

Ну, и, собственно говоря, за репку завсегда пожалуйста. Надеюсь, в свете проредевших рядов наших товарищей с сайта, это ещё что-то значит. Ведь для того мы и вступаем в конструктивные диалоги. Разве не в спорах рождается истина?


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Kitten Дата: Понедельник, 18 Декабря 2017, 12:59 | Сообщение # 277
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7431
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
Даже не представляю себе, сколько потребовалось усидчивости, чтобы всё так обстоятельно разложить.

поверьте - немного (на готовом же материале) ;)

Цитата Комкор ()
Начиная это, с позволения сказать, "творение", я мыслил категориями, далёкими от истинных положений дел: много ли может понимать тот, кто не испытывал на себе то, о чём он пишет? Однако, с течением времени многое поменялось. И, уже вернувшись из рядов Вооружённых Сил, где ощутимо поднабрался опыта, в том числе и личного (увы, не во всех случаях положительного), я позволил себе мыслить категориями человека специально обученного, одновременно стараясь не прививать всё это главному герою произведения
в принципе ваш первоначальный подход был более верен (учитывая то, что ваш герой попал в историю что говорится - с огня да в полымя. То бишь не был специально обучен и натаскан на это. Ну а вам вряд ли приходилось иметь реальный опыт борьбы с инопланетными захватчиками, верно? То е сть наш нынешний опыт малость тут не подходит...

Добавлено (18 Декабря 2017, 12:59)
---------------------------------------------
Цитата Комкор ()
он существует как самостоятельная единица, отдельная от прочего мира.
это как?
:o (существовать отдельно от прочего мира герой может лишь в одном случае, если он находится вне мира ( в некой капсуле стороннего наблюдателя) и некоим образом сам не участвует в происходящем равно как не влияет на ход событий). Так что к вашему гг это опять же не относится.

Цитата Комкор ()
Однако, не забываем: ранее по тексту были чёткие указания действующих лиц о неустановленном числе прорвавшихся через заградительный огонь систем ПВО воздушных целях (сиречь, авиации рейфов). Вот с уцелевших стрел и берётся тот самый многочисленный, но отнюдь не бесконечный "десант".

ну а текст чей? И как-то странно слышать о неустановленном количестве прорвавшихся воздушных целях (при нашем то нынешнем развитии ПВО). Так же берут большие сомнения в реальном многочисленном десанте. Опять же, зачем он им? Вы видимо не учитываете нюансов охоты рейфов.

Цитата Комкор ()
рейфы нашли местоположение Земли в Млечном Пути и приступили к ассимиляции планеты.
что опять же большая лажа в отношении рейфов. Все-таки они жители Пегаса, даже не Млечки. И сами вычислить координаты Земли не могли. Но даже если предположить, что они поймали сигнал, то ни один Улей не долетит до земли - расстояние слишком велико + Ульи технически к сему не подготовлены (разве что разживутся где-то МНТ, что тоже маловероятно). МНТ мало приобресть, надо еще суметь его использовать. Да и ассимиляциями планет рейфы не занимаются. Вы хотя бы знаете значение данного термина - ассимиляция? Рейфы по своей сути вольные охотники, то есть - прилетают и собирают "дань" в виде людей. Вы же, приходя в лес на охоту не ассимилируетесь с его обитателями, верно?

Цитата Комкор ()
Воспользовались вспышками на Солнце
которые опасны для Ульев не меньше чем для Земли ( а то и больше, учитывая нюансы их биотехнологии). У них же по сути живые корабли.

Цитата Комкор ()
техническую сторону межгалактических перелётов мы дипломатично опустим, ибо среди нас нет специалиста по данному вопросу
однако такие нюансы оговаривались в самом сериале.

Цитата Комкор ()
Да и введённая не праздного интереса ради пометка "Альтернативы" дозволяет некоторые вольности в обращении с первоисточником)).
вольности в допустимых параметрах опять-таки оригинала. Например, в водить в действие сторонних ( не сериальных персонажей). Но это не означает, что тех же рейфов можно отправить просто пешим ходом от Пегаса до Земли ссылаясь на альтернативность.

Цитата Комкор ()
военной точки зрения (а рейфы, всё-таки, воевали, нежели праздно препроводили свой досуг) это полномасштабная операция с привлечением ОЧЕНЬ весомых ресурсов, сил и средств, как в живой силе, так и в технике.
тогда пересмотрите сериал, только внимательно. Очень весомые ресурсы рейфы применяли лишь в противостоянии с Древними. Даже на захват Сатеды понадобилось не более одного обычного рядового Улья. И это в обычные годы, когда рейфы буквально господствовали в Пегасе (до начала внутрирейфской Семейной войны за ресурсы, резко сократившей общее количество рейфов в Пегасе).

Цитата Комкор ()
Нынешние технологии (да позволят мне высказать своё мнение, как человеку военнослужащему) способны достать громадную цель на орбите размером с корабль рейфов: что крейсер, что улей. Может, не с первого залпа: но способны.
что лишь говорит о том, что затяжной войны не будет. Рейфов пококают в первые часы выхода на орбиту их суперулья (слишком масштабная будет цель, чтобы промахнуться).

Цитата Комкор ()
Сейчас на занятиях по боевой подготовке даже военнослужащие тыловых подразделений и служб снабжения проходят минимально возможный психологический отбор и тренинг: так что, им практически по фигу, в кого стрелять - человек, рейф или динозавр.
однако это верно разве что для наших. Амеры и прочие войска стран НАТО весьма склонны к панике даже на пустом казалось бы месте (когда наш самолет просто покружил над эсминцем США в Черном море) А тут инопланетяне...

Цитата Комкор ()
указанное выше скопление сил рейфов в виде супер-улья и двух десятков стрел было б смято в первый же налёт - авиацией (стрелы) и в первое же приближение к высотам стратосферы (ракетами по улью, и плевать, что их понадобилось бы не один десяток).
что наверное и было показано в сериале (на Земле даже не заметили воздушного боя).

Цитата Комкор ()
Так ведь и герои у меня по тексту применяют далеко не технику вуду.
а может техника вуду здесь бы была более кстати? 1tooth

Цитата Комкор ()
Как говорится, противников не выбирают.
по жизни, но не в фике... (тут у автора есть возможность изучить того, кого он назначает на роль врага, собрав всю возможную инфу из самого сериала). И ли назначить своего оригинального врага (опять же АУ это позволяет).

Цитата Комкор ()
Да, я и сам мало что знал обо всех способностях и тактико-технических возможностях рейфов на момент начала произведения.
а сериал на что?

Цитата Комкор ()
Историю я знаю ровно так же, как и любой нормальный гражданин своей страны. Потому и не приводил в пример сражения на её территории, заведомо завершившиеся нашей победой.
хотя логически именно эти примеры в первую очередь и приходят на память. Ведь не мы летим завоевывать рейфов, а у вас они прилетели к нам. Так что в отличие от Измаила, война ожидается на нашей территории.
В сериале же атлантийцы вообще встретились с рейфами случайно (то есть, отправляясь в Пегас ни сном, ни духом были о наличии там рейфов, которых сами же и разбудили, к слову сказать).

Цитата Комкор ()
Главные герои - подростки, старшеклассники и студенты. Они даже не кадеты и тем более не военные. Куда уж им до полного видения всей картины, когда даже кадровые военные (по тексту фанфика) не всегда её понимают? Это мы с вами со своим послезнанием картины оригинального произведения понимаем, что к чему. А что могут те, кто до вчерашнего дня этих самых "послезнаний" знать не знал?
а с другой стороны ваши гг не в глухой тайге под мохнатым пнем родились и выросли. Наши книго и киноиндустрия за последние годы благодаря Голливуду нарожала таких "ужастиков", что рейфы и рядом не стояли. А кто самый продвинутый зритель этих шедевров? Разумеется как раз школьник (и даже не кадет - им просто некогда сеё смотреть, они учатся родину защищать). Так что с другой стороны это еще вопрос у кого нервы крепче и креатив работает лучше - у кадровых военных или вчерашних школяров. 1tooth

Цитата Комкор ()
Неодооценить врага - это самое страшное, что может случиться в бою.
а хуже всего - превратить потенциального союзника ( от которого можно было бы черпать инфу о враге) во врага №1(как оно было по сериалу). Атлантийцам в сериале это удалось. Ведь не "станцуй они на граблях" в своё время в отношении того же Майкла, могли бы иметь нехилого союзника (учитывая то, что Майкл был обижен на своих за кидалово и готов был сотрудничать с людьми, простив им первый эксперимент с ретро-вирусом).

ну и потом, если нужна будет какая-то консультация по рейфам - всегда пожалуйста.
(пока вы с ними воюете у себя в фике, мы в своем фике их изучаем и приручаем по мере возможного, благо таковое по фику нам позволяет. В частности в плане кормежки по принципу:"и рейфы сыты, и люди целы"). А сытый рейф - мирный рейф, готовый на контакт. ^_^
Сообщение отредактировал Kitten - Понедельник, 18 Декабря 2017, 13:19


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Суббота, 23 Декабря 2017, 23:11 | Сообщение # 278
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 415
Репутация: 362
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Черновик от 23.12.17

– И последнее по списку, но не по значимости, – подытожил я. – Вопрос дня на миллион: кто нам попался? Ответ заключается в форменном обмундировании этих гавриков: оно один в один повторяет форменную одежду тех, от кого отбивали Город во время ночной диверсии. Тела я осмотрел, и обнаружил интересное: на всех них нашлись личные жетоны с идентификационными номерами и военные билеты. Уже интересно, особенно, если учесть, что военнослужащие категории вооружённых сил, уходя в задачу, обычно стараются остаться инкогнито, и все документы оставляют в своих штабах. С этим в связи, данные документы считаю необходимым передать в Город. Пусть у них теперь башка болит.

– Да будет так, – согласился Медвед.

Туман начал рассасываться часов в девять вечера: это мы заметили не сразу, ибо, находясь в лощине, довольно быстро оказались под покровом сумерек – солнце для нас зашло часов в восемь вечера. Было ещё достаточно светло, чтобы обходиться без фонаря, но дальше полусотни метров всё равно не было видно ни зги. Полностью образование рассосалось часов в десять или начале одиннадцатого вечера, чему несказанно обрадовались дозорные. Можно было не насиловать тепловизор, молясь, чтобы аккумулятор устройства не скончался в самый неподходящий для этого момент.

Медвед, как тактический специалист, опираясь на вводные Лилит, расщедрился на растопку печи: как только на лощину опустилась ночь, стало резко холодать. Парни рады стараться: оставив меня с Полимером сторожить хибару, в темпе контратаки рассосались по окрестностям и понатаскали ломаных веток, хвороста и старых досок от соседних разрушенных домов. На ночь дров хватит с маленьким запасом.

Посовещавшись, решили назначить дежурного истопника из числа дежурной двойки. Один из пары пусть остаётся на позиции и продолжает бдеть, а другой время от времени проверяет печь. На всякий случай, принесли из машины пару углекислотных огнетушителей: не приведи Господь, конечно, но предусмотреть необходимо всякое.

Печь выходила на режим долго: около часа. Медвед принял решение разместить людей на отдых на первом этаже здания, закрыв ставни на окнах: максимально ближе к источнику тепла. Так и по тревоге можно будет оперативно подняться, и ночью не околеть: наши спальные мешки не были рассчитаны на околонолевые температуры, а в том, что именно такое ощущение мы схлопочем за время сна, я не сомневался. В непосредственной близости от воды температура всегда ощущается ниже, чем она есть на самом деле. А уж ночью – и подавно.

Печь – печью, но некоторые всё равно мёрзли. Если не сказать «большинство». По словам Лилит выходило, что озноб является побочным эффектом после кормёжки рейфов, и пройдёт он ещё не скоро. Единственным способом не дать друг другу замёрзнуть ночью было признано максимально локализовать тепло. Медвед отдал команду расположившимся на сон состегнуть спальники между собой по двое: благо, возможности кроя и молнии это позволяли. И, надо признать, здравое зерно в этой мысли наличествовало.

По странному стечению обстоятельств (кто бы сомневался!) пары сформировались так же, как были разбиты по оперативным двойкам. Я с Лилит, Медвед с Литерой, Штырь с Багирой, Полимер с Асторией и так далее.

Заступать в дозор решили парами на два часа. Перед отбоем распределили роли: мне с Лилит досталась самая собачья вахта, пятичасовая. Та самая предрассветная одурь, когда рубит спать не по-детски всех и вся. Даже скотина в хлеву, беспокойно буйствующая всю ночь напролёт, нервно замолкает. Так называемый «час быка».

И вдвойне дерьмово то, что именно в этот момент ожидалась вторая волна.

Но это будет завтра. Ложась в обнимку с напарницей отдыхать, я и не думал о том. На время сна мозг должен быть чист. Иначе хрен выспишься.

Правда, я так и не уснул той ночью. Сначала, как и отсутствие аппетита, списал на нервы, но я ошибся. Жестоко ошибся.

25 июня 2011 года.
3 часа утра.
До боестолкновения 2 часа.

Пробуждение вышло тяжёлым. Сна, как такового, не было, но всё равно присутствовала какая-то дымка забытья. Из неё меня вырвала Лилит только при помощи нашатырного спирта.

– С тобой всё нормально? – с беспокойством спросила она.

Мозг упрямо не хотел возвращаться в быт. Будто налитый свинцом, он довлел внутри, как набитая стальной стружкой подушка. Но есть такое слово: «надо». Так что, кое-как, с грехом пополам, но из спальника я вылез. Встал.

И чуть не рухнул обратно, когда в глазах стремительно потемнело.

Лилит вовремя поймала меня, с матюками не дав рухнуть на пол.

– Твою же ж…! – грязно выругалась девушка. – Ты где успел лихорадку подхватить, уволень?!

То-то я чую, что мне хреново.

– Сё намана… – непослушным языком я доложил по существу и попытался отстраниться. «Всё нормально», то бишь.

– Хрена с два там всё нормально! – огрызнулась Лилит. – Быстро, раздевайся и обратно в спальник!

– Хрена с два! – вспылил я.

Потемнение в глазах уходило медленно, дыхание с каждым вдохом становилось всё тяжелее. Тем не менее, смотреть в завтрашний день приходилось с широко распахнутыми глазами: сейчас мне никак нельзя свалиться.

– Хрена с три! – зашипела Лилит. – Ложись, кому говорят! Пока я тебя в спальник не зашила.

– Что за шум, а драки нету? – сверху спустился Медвед со своим автоматом, подсвечивая себе лестницу выведенным на минимальный режим «светлячка» фонарём.

– Шаман лихорадку схватил! – с возмущением доложила Лилит. – Скажи ему, чтоб в спальник лез!

– А на кой? – удивился Медвед.

– В смысле?! – ошалела напарница. – Он же больной!

– Да мы тут все больные, – отмахнулся Медвед. – Причём, на голову… Заразно?

– Воздушно-капельно – нет, но…

– Вот и всё, – пожал плечами друг. – Пусть вахту свою отстоит, а после боя мы им и займёмся. Так идёт?

– Да он же на ногах еле стоит! – зашипела девушка.

Как наших до сих пор не перебудили – ума не приложу.

– Так ему и стоять не надо, – улыбнулся Медвед. – Пусть за печью следит. Там много ума не надо. Кстати… – парень посмотрел на часы. – Пара часов осталась до появления тех гавриков. Надо бы печь гасить.

Пока эти двое спорили, кто во что горазд, мозг, плюнув на тщетные попытки водворить его в мир серых будней, соизволил выйти на режим.

Тьма перед глазами рассеялась, пусть и не до конца, дышать стало чуточку полегче, а думать стало чуть светлее.

– Он прав, – подал я голос. – Всё-таки, не при смерти.

– Будешь, если так продолжишь! – зло прошипела Лилит. – Лихорадку надо гасить в зародыше! Потом только хуже будет!

– Да с чего ты так уверена, что это лихорадка? – повёл я бровью. – Может, простое ОРЗ.

– Да потому, что никто ничем другим в этой лощине не болел! Ты трижды от неё погибал!

– Бог троицу любит, – пожал я плечами. – Четвёртый раз, надеюсь, не сдохну.

– За два часа с ним ничего не случится, – заверил девушку Медвед. – Так что, пусть заступает. А после боя будем думать, что да как.

Переубедить нас у девушки так и не вышло.

***
4 часа утра.
До боестолкновения 1 час.

Печь затушил, золу выгреб, высыпал с дальней стороны дома: с тем расчётом, чтобы те, кто выйдут к строению, не наткнулись на свежее пепелище. На всякий случай пролил её водой из ближайшей лужи.

Вообще такие печи остывают долго. Но нам и не надо, чтобы к моменту визита гостей она была ледяной. Достаточно, чтобы из трубы не валил дым и не распространялся хорошо знакомый всем дачникам и деревенским аромат топки. Это может вызвать нездоровое подозрение к нашей хибаре.

К четырём часам утра были подняты на ноги все. Медвед в этот раз решил сменить тактику: устанавливать мины затемно – плохая идея, сам же на них и напорешься. Поэтому парень распределил людей по двум этажам, выдав девушкам по трофейному ПП и разделив промеж ними запасные магазины. План ночного боя (именно ночного, ведь контакт происходит в тёмное время суток: что бы там не говорили часы) состоял в том, чтобы силами четырнадцати стволов создать максимально плотный кинжальный огонь. При скорострельности ПП-19 в 700 выстрелов в минуту можно сотворить хтонический ад на земле. При том условии, что себе Медвед сцапал трофейный РПК, а парни вооружились трофейными же автоматами. Кирсанова, не колеблясь ни секунды, схватила ГМ-94 с портпледом и, ни слова не говоря, усвистала на свою позицию. Что-то мне подсказывает, что сейчас будет мясо…

Медвед в последний раз инструктировал группу:

– Перво-наперво, все ждут сигнала, – говорил он. – Им будет короткий щелчок рацией: в этот момент все, решительно все открывают беглый огонь. Свои секторы обстрела знают все: лезть в соседний не надо. Полтора десятка автоматических стволов за пять секунд создадут такую плотность огня, что можно курить бамбук. Однако! Небольшие коррективы. Огонь по команде открывают все и без разбору: от и до. Далее. Девчонки. У вас – пистолеты-пулемёты. Они имеют гораздо меньшую, чем наши автоматы, отдачу, у вас должно получиться удержать их на линии прицеливания. Стволы трофейные, так что их можно не жалеть. Высунулись, зажали спуск от отсечки, и высадили все шестьдесят патронов за раз. Если кто-то успеет быстро перезарядиться – можно вылить ещё по одному «шнеку». Парни. Вы с автоматами. Стволы беречь. Средними и длинными очередями, один полный магазин. Я с пулемётом – поддержу по ситуации. Кирсанова! Ты, как настоящая бой-баба, с гранатомётом. Ты хоть управляться с ним умеешь?

Курсантка фыркнула в ответ.

– Ты за кого меня держишь?

– За девушку-подростка в пубертатном периоде, – когда надо быть серьёзным – Медвед за словом в карман не полезет. – Поэтому спрашиваю тебя русским языком и пока без мата: с гранатомётом работать умеешь?

– Практиковалась, – до Алины быстро дошло, что сейчас не время алюминиевому тазику корчить из себя хрустальную вазу. – Правда, с учебными выстрелами.

– Тогда за каким фаллосом ты его схватила? – изумился Медвед. – Хочешь нас тут всех на орбиту отправить?

– Пусть, – вмешалась Лилит. – Даже, если не сможет попасть по колонне, то внесёт сумятицу на полсекунды.

– Термобарическим выстрелом?! – Медвед в неподдельном удивлении указал на распахнутый портплед. – Ручным гранатомётом?

– Ну, хорошо, – замялась Лилит. – Внесёт хтонический ад на земле.

– Давай лучше махнёмся, – товарища аж передёрнуло. – Дай мне ГМ, а сама заляжешь с пулемётом.

– Можно подумать, ты умеешь с ним управляться, – хохотнула Кирсанова.

М-да. Может, она и курсантка, но на своём курсе рассос ловила былинный. С дисциплиной проблемы явные.

– После боя я с удовольствием продемонстрирую тебе свои умения, – заверил Медвед. – Только потом не плачься.

Теперь передёрнуло Кирсанову.

– Очередная правка! – объявил Медвед. – Алина лежит с пулемётом и работает на усиление огневой мощи. Я с гранатомётом создаю фоновую музыку на тяжёлых басах. Шаман. На тебе, как и в прошлый раз, «контроль». Алина: прикроешь его сверху.

– Я люблю сверху! – усмехнулась курсантка.

Товарищ пропустил очередную филиппику мимо ушей: правильно, не хрен раздор и смуту сеять перед боем. После отражения проведём воспитательную беседу.

– Я потом с ним, – заявила Лилит. – Сами же сказали, не хрен по одиночке в тумане шароёжиться.

– На том и порешили…

***
Время Ч: контакт.

Остаток времени потратили на размещение личного состава согласно тактико-техническим возможностям наших оружейных систем.

Девушек с ПП-19 разместили максимально близко к предполагаемой зоне появления гостей. У «Бизонов» донельзя короткий ствол, не способствующий кучному огню на большие дистанции. В наших же руках, отнюдь не блещущих многолетней выучкой, даже лишние десять метров расстояния до цели могут сыграть на руку.

Парни с автоматами разместились подальше: пробивная сила пули 7,62-патрона за первые сто метров траектории полёта теряется незначительно, так что разницы нет: дистанция десять метров, тридцать или полсотни. Да и с кучностью у АК-120 получше, чем у «Бизонов».

Каждый занял по одному окну. Образовалась некислой конфигурации долговременная огневая точка, не блещущая особой защищённостью, но хорошо маскирующая.

– В окнах не светиться, – напоминал всем Медвед. – Держаться за окладом рамы или под подоконником, раньше времени не маячить.

Сам же приснопамятный залёг на чердаке с гранатомётом, утащив за собой Кирсанову.

Почему-то, вторая засада не так сильно прошибла меня, как первая. Конечно, адреналин понемногу скакал, но такой реакции, как вчера, не было. Виной ли тому отсутствие сна, или же хворь лютая-проклятущая, но я был почти спокоен. Тихо, пока не появился риск демаскировки, снял оружие с предохранителя и вложился в оружие. Оставалось только занять позицию напротив окна по команде и отработать одним магазином. Потом – «контроль».

– Готовность, – раздался голос Лилит из динамика р/с. – На детекторе отметки. Цель та же, групповая, пешая. В колонне по трое. Идут в нашу сторону.

– Тишина, – вклинился голос Медведа. – С этой секунды всем ша и дышать носом. Полная звукомаскировка.

Не помешала бы не только «звуко», но и светомаскировка.

Рассосавшийся ночью туман открыл нам чуть больше, чем мы видели до сих пор: но и нас стало видно лучше. Тому способствовал ненатуральных размеров лунный диск на небосводе, ярко сияющий без прикрытия хоть какого-нибудь облачка. Ну а что? Полнолуние-таки…

СТОП. Какое ещё, в пень-колоду, полнолуние?! Полнолуние было 16 июня! Сегодня 25 число! Какое ещё, к хренам собачьим, полнолуние?!

Абсолютно не к месту, я зачем-то начал вспоминать, а всё ли мы сделали перед боем? Технику отогнали подальше за дом, накрыли технику маскировочной сетью из полевого комплекта, затушили печь, убрали угли и золу из топки, залили их водой, чтоб не распространяли аромат горелой древесины. Убрали все крупные следы предыдущего столкновения перед домом… Вроде бы, всё. Только зачем я об этом сейчас вспомнил? Как будто, что-то можно изменить за оставшуюся минуту.

Означенный ранее сухой щелчок тангентой рации прозвучал в предрассветном мраке подобно похоронному набату. Одновременно огрызнулись все огнестрельные стволы, в ту же секунду снаружи с невероятной для ручного гранатомёта силой взорвался термобарический выстрел.

На ум пришли слова французского генерала Пьера Боскета, сказанные ещё во времена Крымской войны: «Это великолепно, но это не война. Это безумие». Полнокровный взвод о тридцати штыках прекратил свой существование меньше, чем за пять секунд. Ещё десять понадобилось для контрольного прочёсывания беглым огнём.

А уже потом, когда смолкло эхо от последнего выстрела, я полез в окно заниматься «контролем»: благо, что позиция располагалась на первом этаже, и я мог не утруждать себя путешествием до двери.

***
После боя.
6 часов утра.

Если можно называть вещи своими именами, то и не бой это вовсе. Бойня. В режиме особого остервенения за несколько секунд ровным строем уходит на небо два полнокровных отделения, не успев при этом сделать ни единого выстрела. Не то, что бы я сильно сожалел о факте побоища, но на душе скребутся кошки.

«Контроль» не был долгим. При такой плотности огня некого было «контролировать». В этот раз сработали наглухо и вчистую. Наследили, конечно, преизрядно, но, хотя бы, не было растерзанных минами тел и выпотрошенных внутренностей. Гранатомёт использовал термобарические выстрелы: они больше ударной волной и температурой поражали, нежели осколками. А пули всяко сработают чище, чем ролики от МОНок.

Снаряжение с тел, что уцелело после обстрела, сразу же сняли и сгрузили в хибару. Вся мужская часть компании оперативно удалила тела с места события, женская же принялась за готовку.

Печь заложили сразу, как только управились с последствиями инцидента. После ночи было всё ещё холодно, да и воду вскипятить на всех было бы неплохо. Чистить зубы и заваривать чай в ледяной воде можно, но зачем, если есть возможность побаловать себя тёпленькой водичкой?

Пока печка выходила на режим, а мы с парнями перетаскивали трупы, девчонки сварганили лёгкий завтрак из сухих пайков. После работы со жмуриками кусок как-то в горло не лез, но жрать было необходимо: иначе, на голодный желудок уже к обеду будет тёмная башка и тяжёлое сознание.

Очень кстати вспомнил, что и вчера я толком не ел, и сегодня есть не хотелось. Уж не в лихорадке ли дело? Так или иначе, но утром я не сумел заставить себя съесть хоть что-нибудь. А) просто не чувствовал голода; Б) кусок не лез в глотку даже насильно.

Тяжёлый автомат устало лёг сошками на стол. Ствол ещё был горячий, лишний раз касаться его не стоило даже в перчатках. Да и зачем? Когда для этого есть более приятные объекты. Например, еда…

В углу кухни, в обложенной кирпичами бочке на песчаной подсыпке, сиротливо обустроился костёр, будучи заслуженно в центре внимания всех присутствующих сталкеров группы. А набралось нас тут немало.

Выздоравливающая Гайка, хоть и способная к ведению огня, но до сих пор с не до конца зажившей травмой, лежала на втором столе, что наспех был переоборудован в операционный стол для больной. Разгрузку ей носить сейчас противопоказано: засим, обходилась набедренной кобурой и парой подсумков на ремне, надетых в своё время не без посторонней помощи.

За ней периодически ухаживала Лилит: сейчас девушка склонилась над подругой, сматывая старые бинты: когда-то прострелянное правое лёгкое сейчас заживало не по дням, а по часам, но необходимости в санации это не снимало.

Непосредственно за вторым столом сидели Полимер с Рапторией, вдвоём готовясь разогревать обед для всей нашей немалочисленной кодлы. Оружие у обоих стоит под рукой, сиротливо прижавшись стволами к столешнице.

Наблюдала за процессом Астория с заспанными глазами: на мордашке следы суточной усталости, но заснуть не позволяет разыгравшийся после боя аппетит. Девчонка обняла винтовку промеж ног, и, повиснув на цевье, тщетно пытается не вырубиться, периодически клюя носом.

Около окна, прислонившись к косяку, но стараясь не отсвечивать в проёме, стоит Рентген, острым взглядом высматривая движение в секторе наблюдения. Бой окончен, но расслабляться не стоит: враг может атаковать внезапно, откуда угодно и в абсолютно любой момент. Парень сейчас при полном параде: разгрузка, «бедро», пояс, весь увешан подсумками, через плечо – лента к трофейному пулемёту.

Возле бочки с костром сидя грелись Штырь и Багира, позади них, повесив за спину автомат, протянув руки к огню, стояла Литера.

И я. До кучи. Теперь тоже обратил внимание на костёр. Ибо, источая благовоние, на установленной прямо над горящим в бочке огнём решётке, покоились банки с тушёнкой, кружки с чаем, котелки с водой, разнося по кухне манящий аромат пищи.

– Вот теперь точно все бегемоты собрались, – раздался звонкий голос позади меня.

По нему-то я Кирсанову узнал, но сообразил об этом я лишь в тот момент, когда сам уже на полкорпуса развернулся в сторону, готовый дать затяжную очередь на звук. Только что приставленный к столу пулемёт в единый миг оказался возле бедра, хищно взирая дулом на девчонку.

– Допрыгаешься ты, когда-нибудь, – раздался от окна голос Рентгена. – Пристрелят тебя, причём свои же. Сто раз говорили, не подкрадывайся со спины. Особенно к командиру.

– А я чего? – сразу начала Алина. – Я ничего, я куст.

– Тогда я британская королева, – хрипло засмеялась лежавшая на спине Гайка.

Пулемёт уже занял прежнее место, лишь Полимер с Рапторией скосили взгляд, придирчивым взором окинув ещё одного члена нашей группы, довершившей список последней своим визитом на кухню.

– Докладываю голосом, командир, – напускное ребячество сразу слетело с мордашки девчонки. – Боекомплект разложила по позициям, все запасные магазины заряжены, все проходы заминированы, на окнах продублированная сигнализация, сверху не видно ни единого движения.

– Молодец, – кивнул ей. – Правильно, что наверху не осталась. В такой ливень всё равно ни хрена не видно…

Рентген лишь поморщился в немом ответе на мою реплику. За окном мало того, что опускались сумерки, так ещё и туман этот, мать его за ногу раз так, вдобавок к зарядившему с самого утра ливню. Хорошо хотя бы то, что последний бой не пришлось принимать в условиях сплошной водной стены и непроглядного тумана. Зато сейчас парню приходилось рассчитывать исключительно на свой острый слух, взгляд и интуицию: обнаружить кого-то в такую погоду практически нереально.

«Наверху» – это на чердаке двухэтажного дома, где мы устроили себе наблюдательный пункт. В условиях отсутствия господствующих высот радиусе эффективного выстрела, в качестве таковой пришлось использовать то, что имеем. Но и к этому делу подошли творчески: устроили лёжку, утеплили её, защитили от воды, насколько это было возможно.

Но сейчас толку от неё было, как от козла молока. Засим, Кирсанова присоединилась к остальным: тем паче, что собирались трапезничать.

***

После завтрака я принял решение действовать. Ждать мы можем сколько угодно долго, а вот сумеем ли дождаться…?

Среди нас пока не было раненых: выздоравливающая Гайка и инвалид-Рысь не в счёт. Это – сильная сторона ситуации. Слабая же заключалась в том, что ещё не вечер.

Группа заперта в деревне. Туман непроглядным ковром опять заволок окрестности, видимость не превышала пятнадцати метров. Продукты кончаться и не думали, но лучше бы до этого и не доходило. Чтобы такого не допустить, надо действовать сейчас. Единственное, в чём люди не испытывали недостатка – это боеприпасы, взятые по приказу в увеличенном объёме, плюс трофейные патроны. Сейчас это могло спасти нам жизни.

Медвед, тем временем, пересчитывал оставшиеся боеприпасы: каков бы велик ни был боезапас, патроны всё равно имели свойство рано или поздно заканчиваться. Я знал, на что можно рассчитывать, если за расчёт расхода берётся товарищ…

– Что у нас с семечками? – спросил я, завидев, как Медвед пересчитывает магазины.

– По пять рожков на брата, – сухо процедил тот, и посмотрел на меня: – Если продержимся до ночи – можно рассчитывать на погоду: туман должен рассосаться.

– Рассасывается митинг после очереди из пулемёта, – неуклюже пошутил я, снимая со спины автомат. – А туманы исчезают.

– Исчезают отцы, чтобы не платить алименты, – встряла Лилит, закончив перевязку раненных. – А туманы…

– Хорош сраться! – гаркнул с печи Штырь. – Дайте отдохнуть после боя!

«Нашёлся вояка», – подумал без эмоций я, но вслух сказал другое:

– Спи, кто тебе не даёт…

– Да вы же и не даёте!

– Хорош орать, – остепенил Штыря Медвед. – Тебя слышно аж на улице.

Штырь умолк, в хибаре повисла гробовая тишина. Надо было что-то решать, пока не стало хуже…

– Медвед, – рече же аз. – Бери себе напарника, и идёшь за помощью. Я остаюсь с ребятами. Задача – привести подмогу до того, как нам настанет крышка.

Медвед недобро посмотрел на меня.

– Если уж радиосигнал не проходит из-за этого грёбанного тумана. Почему ты думаешь, что пройдём мы?

– Потому, что у радиосигнала нет «КамАЗа», – уточнил, полушутя, я. – А вы поедете на «Тайфуне».

– Тогда зачем мне напарник? – затупил Медвед. – Я и один доехать могу, а тебе люди для обороны понадобятся.

– Затем, что мы в здании, – терпеливо пояснил я. – А ты на грузовике. У нас есть защита, а у тебя её почти не будет. Тебе придётся компенсировать её огневой мощью.

Несколько секунд Медвед переваривал информацию.

– Всё. Понял.

Он поднялся с пола, где на расстеленной плащ-палатке лежали магазины от РПК: каждый на 45 патрон.

Парню потребовалось пять минут на сборы: ушёл он в сопровождении Литеры, Дока и Рентгена. Уже через шесть минут на дворе послышался звук запускаемого двигателя «Тайфуна».

Мне же времени не терять. Только Медвед вышли за порог и захлопнули за собой сырую от тумана деревянную дверь, командир рёк:

– Вниманию «Цикад». Готовимся к обороне. Задерживаемся на неопределённый срок, задача – укрепить позиции и занять максимально выгодные точки для обороны.

«Дежавю, какое-то»… – подумал я.

Всё это, как будто, уже было. Я, Лилит, Штырь, Святогор, Полимер, Астория, Багира, Литера, Гайка, Рысь, Кирсанова. Много ли навоюем таким составом?

Группа мгновенно рассредоточилась: остался только я, Гайка и Рысь. Сейчас опять будут организованы поиски кирпича и камня, чтобы закладывать окна. Мешков – чтобы наполнять их землёй и обкладывать окна и противоположные от бойниц стены. Самой земли – чтобы засыпать ею деревянные полы на случай пожара. Листов железа или деревянные щиты – чтобы закрывать окна до момента начала штурма. Будут раскладываться для удобного доступа магазины и ручные гранаты…

Я, тем моментом, зазря время не терял, и уже обрисовал план здания для обороны. Что-то мне подсказывало, что долго использовать одну и ту же тактику у нас не получится…

***

Карточки огня я накидал быстро: много времени мне для этого не надо. Мероприятие само по себе нехитрое, да и людей в подразделении не так много. Плюс – делим число на двое, работаем-то двойками. Так что, меньше, чем за час, всё было готово.

Но помимо карточек огня мне ещё надо накидать расход-обоснование для расстрелянного боекомплекта, и сварганить опись трофейных сборов. Ведь только с их помощью удастся контролировать расход и приход снаряжения и БК. Сколько дней и ночей предстоит провести ещё тут?

Радует одно: в пище мы практически не ограничены. Во-первых, наши собственные запасы рационов питания: мы не истребовали и половину от того, что нам полагалось иметь при себе. Во-вторых, уцелевшая после засад часть трофейных рационов. Что-то, конечно, было пробито в пюре и нафаршировано в кашу, но большая часть была вполне себе целой: можно недурно подкрепиться. Да и пока что приход провианта превышал расход. Надолго ли?

Кстати, о провианте.

За работой я засел на втором этаже, а потому не сразу сообразил, в чём дело. А дело было в том, что после боя ребята опять растопили печку. Девчонки, пользуясь грядущими двенадцатью часами затишья, учинили какой-то кулинарный штурм, и из запасов съестного, которые жрать и давиться можно только с полной голодухи, пытались сварганить какое-то особое хитровыгнутое блюдо. Аромат вокруг разносился такой, что сначала я подумал, будто подоспело подкрепление с раскочегаренной прямо на ходу боевой полевой кухней.

Ну, это дело небыстрое. Так что, можем вернуться к работе…

Карточки огня. Сделано – раздать всем. Расход-обоснование для БК – сделано. Отчёт? Точно. Надо рапорт наваять для Дегтярёва. Не факт, что мы выберемся отсюда, но бумажная волокита помогает скрасить досуг. Хоть и не очень эффективно.

А что писать? Мы тут всего вторые сутки. Посему, и с этой частью макулатуры я разобрался шустро: тезисно, в форме выдержки, изложил на бумаге суть событий вчерашнего дня. Отдельным листом – черновик для сегодняшний инцидентов. Даже, если мы отсюда не выберемся, эта документация послужит отправной точкой для тех, кто, гипотетически, найдёт наше пристанище.

КО. Расход. Отчёты. Что ещё?

А. Точно… Представления к награждению.

Сию блажь Кэп возложил на меня: отчасти, это правильно, коль раз уж я числюсь номинальным командиром подразделения. И, раз пошла такая пьянка, то держись, товарищ гвардии командир… Я тебе устрою «райскую жизнь»… Бумаги в машине было в избытке: канцелярию полностью не снабдишь, но на ежедневный документооборот подразделения должно хватить. А потому я уселся поудобнее, разложил перед собой хренову тучу бумаги и начал строчить. На каждого бойца подразделения. За все «выходки» в порядке последовательности. С пояснением, обоснованием, и уточнением. Гулять – так по полной. Не так ли?

***
До боестолкновения 1 час.

Когда я закончил, было далеко за полдень. Ровно в четыре часа ко мне поднялась Кирсанова: уже при полном параде, один ПП висел на ремне за спиной, другой она держала в руках.

– Время, командир. – Произнесла она, войдя в комнату. – Пора.

Я бросил взгляд на часы: на удивление, но они шли – а ведь давеча остановились наглухо.

– А сколько сейчас? – переспросил я.

Мои показывали 4 часа.

– Шестнадцать «о-о», – сообщила девушка, глядя на свои.

Интересно… Глюк механизма?

– Маскировку мы уже накинули, – добавила Алина. – Люди возле своих позиций, боекомплектом и аптечками снабжены по самые гланды.

Я отложил в сторону писанину и с нескрываемым удовольствием потянулся: всё-таки, почти восемь часов без передышки за столом в одной позе – это вам не это. Спина откровенно заявила своё «Фи» по отношению к этому делу. Зато время скоротал…

– Молодцы, – выдохнул я. – Что-нибудь ещё?

– Да, вроде бы, нет, – пожала плечами курсантка. – Людей хватает, периметр небольшой. Была очередь на дежурство вашей пары, но тебя решили не дёргать: твоя подружка одна заступила.

– Которая из них? – не понял я.

– А у тебя их много? – опешила Кирсанова.

– Вы хотите об этом поговорить? – я не удержался и принял картинную позу психиатра на приёме.

– Ну, ты, парень, даёшь…! – с каким-то восхищением, граничащим с неподдельным удивлением, протянула Алина.

Глядя на меня уже совсем другим взглядом.

***

Как бы я ни хотел подольше посидеть в тишине и покое, но оперативная обстановка сказала «Поднимай свою задницу со стула и тащи её на огневой рубеж».

На рубеже уже были все готовы загодя. Оружие – у каждого в двух экземплярах, запасные магазины – разложены под рукой, рядом с аптечками. Успели соорудить небольшие «островки безопасности»: под стенами лежали набитые землёй мешки, обложившие пространство под окнами и чуть-чуть сбоку от них. Можно шустро укрыться под подоконником, пистолетная и промежуточная пуля должна надёжно завязнуть в этой преграде.

Чего не скажешь о гранатомётном выстреле. Наличие у противника ГМ-94 накладывало свои требования к скорости проведения огневого налёта.

Вот чего-чего, а тактику засад я пока выучить не успел. В рамках самостоятельно подготовки «патаму што нравица» узнал для себя многое. А вот с тактикой засад пока не занимался.

Теперь это приходилось навёрстывать походя, на ходу прикидывая и перекладывая план.

Над лощиной опять сгустился туман. Те недолгие часы, когда видимость превышала хотя бы сорок-шестьдесят метров, ребята тщательно пристреливали местность. Патронов ушло немного, а польза – запредельная. Сразу знаешь вносимые поправки, ориентировочную и фактическую дальность, и самое главное – коэффициент перекрытия своей мушки.

Который, как нетрудно догадаться, у АК-120 и ПП-19 абсолютно разные. Те, кто привык работать со «сто двадцатыми», взяв в руки «Бизоны» не сразу приноровились к новым орудиям. Если ты знаешь, что, скажем, коэффициент перекрытия твоей мушки для ростовой мишени – единица на полсотни метров, то ты и будешь работать, опираясь на эти данные. Проще говоря, глядя через прорезь целика и наблюдая в неё пенёк мушки, ты можешь видеть, что ширина пенька равняется ширине силуэта человека на удалении в пятьдесят метров. У «Бизонов» этот коэффициент несколько иной: единица метров на тридцать. Мушка более толстая, да и баллистика пуль иная… Нас спасала только небольшая дистанция огня и массированный обстрел. В нормальном бою «стенка на стенку» мы бы с таким незнакомым для нас оружием много не навоевали б.

Остаётся надеяться, что и в этот раз обойдётся без потерь.

– Лилит. – Я зажал тангенту р/с. – Это Шаман. Ты наверху?

– На чердаке, – доложила девушка. – С гранатомётом.

– Видимость сверху хорошая?

– Не очень. Туман стелется понизу, но его верхние слои всё равно достают до третьего этажа. Смогу различить цели метрах на тридцати. Уверенно поразить – двадцать или двадцать пять.

– Хорошо. Работаем…


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Воскресенье, 24 Декабря 2017, 14:04 | Сообщение # 279
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 227
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Отличная глава! и сколько же "штурмов" им отражать?


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Воскресенье, 24 Декабря 2017, 15:00 | Сообщение # 280
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 415
Репутация: 362
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата шаман ()
и сколько же "штурмов" им отражать?

Осталось немного.



Добавлено (24 Декабря 2017, 15:00)
---------------------------------------------
26 июня 2011 года
Дислокация объекта «Город».
Кабинет гвардии полковника Дегтярёва А.С.

POV «Литера».

– Что?

Вообще-то, товарищ полковник просто переспросил. Обычно, в русском языке этот вопрос в контексте чётко выраженного предложения и осмысления собеседником означает просьбу повторить: или в связи с недопониманием, или в связи с нераспознанием. Это – касательно чисто литературной части момента.

По факту же Дегтярёв был в классическом командирском… эм… не знаю я, в общем, таких определений. Месяц – маловато, чтобы досконально выяснить все возможные и невозможные обороты и агрегатные состояния военнослужащих. Особенно, если ты никогда с ними раньше не якшалась.

Нет, я видела, конечно, этого офицера пару раз в подобном состоянии… но тогда уровень исходящих от него флюидов не стремился к бесконечности. А сейчас было видно: полковник зол, и алчет крови. Хотя, непосвящённому человеку могло показаться, что товарищ гвардии полковник просто охренел от ужаса мирной жизни, в результате чего у него случилась десятисекундная пробуксовка мордой лица без подачи отклика.

– Группа была переправлена по неправильным координатам, – повторил Медвед абсолютно спокойным голосом, будто не было сейчас перед ним испепеляющего своим взором всё живое и сущее Дегтярёва. – Люди застряли в пространственно-временной аномалии, не имея возможности выбраться. Старший по званию принял решение отправить за помощью отряд при поддержке тяжёлой колёсной техники.

Полковник не был в бешенстве. В бешенстве бывают дети, когда у них что-то не получается. Или животные, поражённые одноимённой болезнью. Или офицер, распекающий своего подчинённого за оплошность последнего.

Полковник был в неистовой ярости. Хотя, внешне он выглядел абсолютно спокойным. Ни единый мускул на лице не дрогнул, голос – спокоен, как удав после дюжины переваренных кроликов. Секунд десять он ещё безмятежно сидел за своим рабочим столом, где его застал доклад Медведа: то ли переваривал полученную информацию, то ли придумывал, как бы ему ответить.

– Что? – если бы я видела Дегтярёва в первый раз в жизни, подумала бы, что он или глухой, или глупой.

Но сейчас уже второй раз подряд переспрошенный вопрос давал чётко понять каждому, кто более или менее (больше одного раза в жизни) пересекался с военными и имел «счастье» присутствовать при их «диалогах»…

– На момент убытия подгруппы связи с занятых позиций отделение «Цикад» не имело в числе личного состава раненых, убитых или пропавших без вести, – Медвед не обращал внимания на командирские «заскоки» и «молча» продолжал доклад, излагая факты. – Не имели возможности связаться с кем бы то ни было ни посредством радио, ни посредством подпространственной связи.

На скулах Дегтярёва заиграли желваки. Даже мне было видно, что офицер через силу сдерживается, чтобы не причинить кому-нибудь боль, страдания и унижения. В идеале – лютую смерть. Вот только на ком он собрался вымещать свой гнев – лично мне неведомо. Всё же, для себя я решила: если его целью будем мы – я за себя ручаться не смогу. Любой, кто будет катить бочку на меня или этих ребят, получит в грызло.

– Подгруппа связи сумела найти выход из аномалии, – спокойным донельзя голосом сообщил Медвед. – Израсходовав все запасы горюче-смазочных материалов, боеприпасов, воды и продовольствия. Запрашиваю предоставление материально-ресурсной базы для оказания помощи оставшемуся в аномалии подразделению.

Офицер ещё минуту испепеляюще глядел на парня, будто собрался того инквизировать без права на индульгенцию. Наконец, не сводя с него глаз, потянулся за трубкой служебного телефона.

– Полковник Дегтярёв, – назвался он телефонному узлу. – Соедините с командиром третьей опергруппы.

Как бы тихо ни работали динамики трубки, но даже нам, стоявшим перед столом офицера, был слышен голос связиста, прозвучавший в ответ.

– Подполковник Живодёров сейчас на борту крейсера «Курск». Корабль находится в радиотени планеты, связи с ним нет.

Казалось бы, вопрос исчерпан? Отнюдь. Те, кто работал с нашими военными, навсегда запомнят: у нас даже смерть не является уважительной причиной для чего бы то ни было.

– Я не спрашивал, где находится его корабль, – прорычал в трубку полковник. – Связь с командиром третьей опергруппы через минуту, или я приду на узел и лично расстреляю всю вахту!

А вот это было перегибом. Даже Медвед поморщился от чрезмерно угрожающей команды.

На нас начали коситься радисты с основных коммуникационных постов, что были оборудованы в кабинете Дегтярёва. Кажется, это заметили все мы, кроме самого Дегтярёва.

Тот, в ожидании, включил громкую связь на телефонном аппарате, положил трубку рядом и донельзя яростным взглядом оглядел нашу четвёрку.

Остановился на Медведе, как на старшем нашей подгруппы.

– Что ещё? – процедил он.

– В результате боёв с неустановленным противником раненых, убитых, без вести пропавших не было, – повторил парень. – Перерасхода боекомплекта сверх установленных табельных норм не было. Перед нашим убытием с занятых позиций младший лейтенант Шаман был инфицирован заболеванием, чьи симптомы схожи с одной из форм малярии. Сложить с себя командование отказался, продолжал руководить обороной занятых рубежей. – И добавил уже другим голосом. – У него мало времени, полковник. В наших аптечках не было и нет ни сернокислого, ни обыкновенного хинина. Этому парню осталось жить не больше трёх дней. Насколько я знаю, он не был привит от малярии.

Офицер не сводил с Медведа глаз. Равно, как и радисты на своих постах. Только, если этих двоих это даже не заботило, то меня такое пристальное внимание откровенно напрягало. Я вообще не понимаю, зачем нужна при этом докладе: парень и сам мог обо всём доложить! Нет же. Мы все четверо стоим перед столом командира.

Наконец, ожил телефон.

– Подполковник Живодёров слушает, – соизволил сообщить динамик.

– Нет, – уточнил командир. – Это полковник Дегтярёв слушает.

– Не понял, – без эмоций переспросил голос в телефоне.

– НА Х%Ю ПУМПОНИЛ!!! – зарычал полковник, абсолютно не обращая внимания на ведущуюся в помещении радиоработу, и на нас в его присутствии.

А ведь я девушка, как-никак. И при мне так выражаться… фи!

– Где грузовая партия, которую я приказал отправить к Арсеналу?!

– Была переброшена своевременно, согласно полученным указаниям, – спустя секунд десять заминки ответил Живодёров. – Двадцать четвёртого числа в одиннадцать-пятнадцать.

– Да? – ядовито поинтересовался Дегтярёв. – Тогда где они?

– Там, где и должны быть, – удивлённо выдал подполковник. – По заданным координатам.

– У меня, по-твоему, всё настолько хреново с личной половой жизнью, что я решил с тобой постебаться, зная, где мои люди?! – проревел на весь уровень офицер. – Я тебя спрашиваю, где грузовая партия, мать твою?!

– Я тебе не справочное бюро, – огрызнулся на том конце провода абонент. – Сам ищи своих дезертиров.

А вот это было очень зря. Медвед с такой прытью ринулся к стоявшему на столе телефону, что я еле успела схватить его за разгрузку.

– Только без глупостей! – попросила я, но, кажется, даже не была услышана.

А вот Дегтярёв всецело «оценил» рвение бойца. Даже пихнул в его сторону аппарат, сам отслонившись от него.

– Его одно слово в таком духе, и твоя башка слетит с плеч раньше, чем твои погоны.

Меня как током шандарахнуло. В теле того молодого человека, которого я знала почти месяц, сейчас не было даже намёка на личность милого, обходительного и обаятельного парня. Из глубины его чрева вещал утробным рыком кто угодно, но только не человек. Я и сама не заметила, как, к своему стыду, начала пятиться от товарища спиной вперёд…

– Это кто там ещё гавкает? – ехидно поинтересовался Живодёров.

– С тобой не гавкает, а говорит тот, кого ты, пёс смердящий, послал в такую пердомуть, о которой и сам не знаешь! – рявнул Медвед. – Я даю тебе сутки на то, чтобы вся группа в полном составе вернулась туда, где ей положено быть. Если они недосчитаются хоть одного – я убью тебя. А перед этим…!

– Достаточно, – Дегтярёв явно понял, что хотел сказать боец.

И было вовсе не первостепенно, что это было сказано в горячем запале.

– Но ты слышал всё, что тебе следует знать, – елико возможно елейно произнёс офицер. – У тебя двадцать четыре часа, чтобы вытащить группу, которую ты сам не знаешь куда отправил. В противном случае я арестовываю тебя по пособничеству врагу и расстреливаю по канонам военного времени.

– Не мели чепухи! – было слышно по интонации, что подполковник разозлился. – Вы просрали целый взвод, а мне за вами дерьмо разгребать?!

– Тебе было приказано телепортировать партию, – уже тише, но с ещё большей яростью в голосе прорычал полковник. – Их не дождались на месте назначения, а спустя двое суток я вижу ошмётки этого подразделения, докладывающие мне, что людей забросили к е8учим е8еням! Мне неважно, как ты это сделаешь. Неважно, что ты для этого сделаешь. Но самое позднее, через семьдесят два часа я наблюдаю перед собой всё подразделение живыми и здоровыми в полном составе. Иначе я дам волю этому пареньку.

– И что он сделает? – фыркнул Живодёров. – Явится ко мне на корабль?

Полковник многозначительно переглянулся с Медведом.

– Через семьдесят два часа группа должна быть у меня в кабинете, – любезно пояснил Дегтярёв. – Но если через шесть часов у меня не будет рабочего плана по их поиску и возвращению, я сообщу этому пацану личности членов твоей семьи. Которая, между прочим, сейчас укрывается на моём объекте…

– …ТЫ НЕ ПОСМЕЕШЬ!!!... – проорал подполковник. Эка, его проняло… – Я УБЬЮ ТЕБЯ!!!

– Шесть часов, – напомнил командир. – Время пошло.

И разорвал связь.

Чудовища… Он что, и вправду отдаст этому парню семью того офицера?! Чудовища…

***
POV «Литера».

За нами закрылась дверь кабинета генерала Белова. Тот факт, что кроме него в кабинете находились мы четверо и сам Дегтярёв, наводил на мысль, что нашим, как минимум, не дадут погибнуть в забытье.

– Ещё раз, – уже спокойно произнёс полковник. – С самого начала. Подробно. Что произошло с вами?

– Были телепортированы согласно вышестоящему распоряжению, – буднично сообщил внешне спокойный Медвед. – В составе автоколонны из трёх грузовиков группа «Цикад» полнокровной численностью без исключений должна была убыть на территорию Арсенал РАВ для обеспечения…

– Это мы знаем, – перебил Кэп. – Ближе к телу.

– Ближе к телу? – с парня разом слетел весь уставной вид мыслящего кирпича, к ружью приставленного. Лицо бойца исказил яростный оскал. – Мы оказались в такой клоаке, в которой ещё никто из нашего подразделения не бывал! По неустановленным координатам, без связи с базой и «своими», полностью отрезанные от всех и вся!

– Поспокойнее, если можно, – без былых командирских ноток попросил генерал Белов. – Тебя сейчас можно понять, но, прошу, без истерик. Психическими припадками делу не поможешь.

– Без истерик? – глаза у Медведа нехорошо сощурились на Белове. – Там на болоте сейчас от лихорадки умирает мой друг. За его спиной – остатки моего подразделения. Каждые двенадцать часов их жизни висят на волоске. А мы уже потеряли сутки, добираясь сюда! Я даже не знаю, живы ли они!!!

– Тогда, тем более нет причин для беспокойства, – ровным голосом пояснил генерал. – Стоит ли переживать о том, что нельзя изменить?

На лбу парня выступила испарина, на шее вздулась вена, кулаки сжались так, что послышался скрип кожи его полуперчаток. Всё указывало на то, что сейчас прольётся чья-то кровь.

Всё же, ему хватило самообладания взять себя в руки.

Медвед выпрямился, как ни в чём не бывало.

– Виноват, товарищ генерал. Прошу простить мне моё малодушие. Такого больше не повторится.

– Все мы люди, – вздохнул убелённый сединами старец, надевая лежавшие доселе на столе очки. – Всем нам свойственно ошибаться.

– Ты сказал, что вас выбросило по неустановленным координатам, – Дегтярёв быстро вернул нас в нужное русло.

– Это мягко сказано, – повторил Медвед. – Точка десантирования оказалась в пределах чужеродного образования неустановленной природы. Изнутри этой зоны невозможно установить связь с кем бы то ни было. Ни позвать помощи, ни запросить информацию. Не работала ни радиосвязь, ни подпространственная.

– Ваши действия. – Дегтярёв тезисно заставлял парня излагать генералу информацию, пропуская лишнюю «воду», уже слышанные ранее.

– Оставаться на открытой местности в условиях возможного появления рейфов было тактически недопустимо, – как по написанному, продолжал боец. – Старшим по званию было принято решение укрыть личный состав и технику в естественных складках местности. Группа подобрала технику и спустилась в лощину. Туман скрыл нас от лишних глаз.

– Дальше, – потребовал полковник.

– В ходе разведывательных мероприятий в лощине была обнаружена дорога, приведшая к заброшенной деревне. Людей укрыли в единственном уцелевшем здании. Технику отогнали вглубь деревни к руинам домов.

– Теперь к моменту про аномалию.

– Образование, где мы очутились, оказалось пространственно-временной аномалией.

– Как это выяснили?

– Радиосигнал. Он не проходил сквозь стенки аномалии, а возвращался к приёмо-передающему устройству. По нему аппаратура связи выдала размер образования.

– Что произошло после занятия опорной позиции?

– Из тумана перед нашей дислокацией появилась пешая колонна людей без колёсной или бронированной техники. Вооружение и форма одежды – идентичны тем, чем были снаряжены диверсанты, атаковавшие Город девятнадцатого числа. Колонна уничтожена взятыми из грузовиков минно-взрывными устройствами и скоординированным перекрёстным огнём методом засады.

– Дальше.

– Спустя двенадцать часов ситуация повторилась. В этот раз колонну уничтожили сосредоточенным огнём из трофейного вооружения, захваченным у противника.

Медвед достал из недр одного из своих подсумков горсть жетонов и пачку военных билетов. Горсть с железным лязгом и грохотом рассыпалась по столу генерала.

– В обоих случаях личности уничтоженных бойцов совпали. В тот момент было выдвинуто предположение об аномальной природе блокировавшей нас зоны. Та же группа, те же люди, то же оснащение, то же место и то же время с точностью до минуты. Интервал – двенадцать часов.

– Поголовные галлюцинации или психическое воздействие мы не рассматривали, – я позволила подать себе голос. – Оружие, что мы захватили, было вполне себе материальным: и стреляло довольно громко. Трупы же довольно разборчиво пахли кровью.

Белов молча воззрился на горсть жетонов и военников на своём столе.

– Как вы выбрались оттуда? – спросил он.

– Аномалия не сплошная, – сообщила я. – В ней есть бреши. Они мигрируют по её поверхности, но пересечь её можно. Правда, только в трёх местах: лишь там можно подобраться к границам аномалии настолько, чтобы взаимодействовать с прорехами. Мы нашли одну такую брешь.

– И как же? – генерал выглядел абсолютно буднично.

Видимо, новость об аномалии на Земле – для него не первая.

– Использовали радиоволны КВЧ-диапазона, – отозвался Медвед. – По отражённому сигналу на приёмнике нашли границу аномалии. Радиосигнал не проходил через неё. Стали ждать, периодически прощупывая пространство перед нами в импульсном режиме. А в один момент отражение сигнала пришло с опозданием: отразился не от поверхности аномалии, а от объектов за ней. Сразу прошли через брешь вместе с одной единицей техники.

– Что с личным составом? – спросил Белов, полностью, удовлетворённый ответом.

– В момент, когда покидали дислокацию, все были в наличии и живы, – впервые за этот разговор подал голос Док. – Но командир схватил лихорадку. Отстоял свою дежурную вахту, участвовал в последней засаде. Потом мы уехали, но нет причин полагать, что ему стало лучше.

– Я пытался связаться с ним, пока сами находились внутри аномалии, – Медвед посмотрел на Дегтярёва. – Но связи с ними не было. И… мне очень не понравился тот туман в лощине.

– Туман? – едва слышно переспросил генерал.

– Шамана он тоже насторожил, – теперь и я вспомнила, как забеспокоился наш старший, завидев его.

– Саня, – Белов поднялся со своего места. – Отнесите это, – он указал на трофейные жетоны с военниками. – В секретную часть. Пусть они поковыряются с их личностями. Сразу после этого, соберите всю орбитальную группировку спутников связи, что доступны на данный момент. Если этого будет мало – я прикажу подослать ещё. Соберите всё с орбиты, что может излучать сигналы в диапазоне их радиостанции. Дайте им знать, что мы занимаемся их вопросом.

– Будет сделано. – Кивнул Дегтярёв.

– С припасами у них всё хорошо? – это уже генерал адресовал нам.

– Хинин, – Медвед шагнул к столу старца. – Если вы хотите что-то послать им – пусть это будет укупорка с сернокислым хинином. Это поможет продержаться Шаману до тех пор, пока их не вытянут.

– Мудрая мысль, – похвалил бойца генерал. – Холодный ум порождает светлые мысли.

– Вас понял, – кивнул полковник. – Разрешите идти…?

– Товарищ генерал, разрешите обратиться. – Внезапно выдал по полной форме Медвед, перебив Дегтярёва.

Белов вопросительно изломил бровь.

– Разрешите самому доставить медикаменты группе.

Даже я слышала, что это был не вопрос. Это был чуть ли не приказ.

– Ты уверен, парень? – спросил его старик. – Это может быть билетом в один конец. Один раз тебе повезло выбраться из той аномалии. А если снаряд в одну воронку дважды не упадёт?

– От меня на объекте никакого толку, – возразил боец. – А там – мои ребята, и превосходящие их силы противника. Продолжать надо?

– Что ж… – седовласый генерал смерил его немигающим взглядом. – Раз так решил ты…

– Вы. – Раздался позади меня голос Дока.

– Что, простите? – кажись, Белову показалось, что он ослышался.

– Я сказал «вы», – любезно повторил Док. – К группе лиц принято обращаться во множественном числе. «ВЫ» решили.

И встал рядом с Медведом.

– ОНИ решили, – встал рядом с ними Рентген.

А я что?! Рыжая, что ли?!

– МЫ решили. – собрав всю волю в кулак, припечатала я.

***
Так и двигались двумя колоннами: мы с Лилит, Гайкой и Полимером по правой обочине, Астория с Багирой, Святогором и Рысью по левой. Караван за нами по дороге не шёл, проверять путь на наличие мин не требовалось, но такое построение как-то само собой сообразилось. Никто приказа не отдавал.

Идти предстояло довольно долго. Хотя бы на столько, чтобы уйти из зоны досягаемости групп разведки противника: а это никак не меньше, чем километров на тридцать. Кирсанову с остальными я оставил в брошенной деревне, в укрепрайоне, а сам повёл свою группу на восток: Литера высказала мысль, что пространство над нами может быть зациклено в кольцо, но не может быть абсолютно отрезано от внешнего мира – могут иметься какие-нибудь «бреши», а через них возможна связь. Для этого мы и отправились пешим порядком: технику оставили людям в деревне, а сами ушли на своих «одиннадцатых», с приборами разведки. Как военсталов, нас не снабжали научной аппаратурой по уши, но кое-что я выпросил из каптёрки перед убытием. Как знал, гадство, что пригодятся… Плюс, Гайка с Лилит что-то похимичили с ними. Энергопотребление, чувствительность, диапазоны, дальность… в общем, было сделано всё, что наших силах и условиях можно было сделать.

Мы получили вместо и без того неплохих детекторов мощнейшие приборы невойсковой разведки: уникальное оборудование штучной сборки. Как, прочем, и всё, чем мы пользовались на задачах.

Странно. Медвед уже давно должен был или вернуться, или прислать хотя бы весточку. Но от парня с его четвёркой не было ни слуху, ни духу.

Я шёл впереди, проверяя путь перед нами сразу везде, где только мог: прямо, сверху, по сторонам. Но детектор Древних в руках пока молчал. Не сообщала умная машинка ни о чём постороннем, типа биосигналов, или искомых брешей в пространственной ткани. А вместе с тем, время было сильно ограничено. Мы не могли плутать бесконечно в поисках: требовалось вскоре вернуться, Кирсановой могла потребоваться помощь для отражения атаки.

За мной шла Гайка: с надеждой вслушивалась в аппаратные звуки детектора, вещавших о том, что её детище живо.

За Гайкой шла Лилит, взяв на себя направление флангов: прикрывала колонну с боков.

Замыкал колонну с нашей стороны Полимер: лучше него мало кто справится с задачей прикрытия тыла. Он мог за версту учуять беду, и заранее развернуть строй в боевой порядок. В вопросах обороны группа безоговорочно ему доверяла. Всецело.

Астория, Багира, Рысь и Святогор в указанной последовательности следовали параллельно нам по другой стороне дороги, всеобще поглощённые задачей прикрытия: указательные пальцы всей четвёрки лежали на спусковых крючках их автоматов. Только Астории с Багирой АК-120 были тяжеловаты: они взяли с собой трофейные ПП-19.

Я, идя впереди своей колонны, думал, как долго мы будем искать эту грёбанную плешь. Найти аномалию в аномалии – такого в моей практике ещё не было. Всякое было, но такого не случалось.

И вот опять случилось (с).

С одной стороны, брешь действительно может быть: почему бы и нет? С другой стороны – хрен бы там плавал. Аномалия – она и в Млечном Пути аномалия. Хрен её знает, как она себя захочет повести. Даже от самых стабильных и изученных вдоль-поперёк технологий люди порой пачками мрут. Что уж говорить об этой ереси?

А, ведь, возможен вариант, что брешь перемещающаяся: такой расклад ещё хуже полного отсутствия выхода. «Видит око, да зуб неймёт». Вроде бы и есть выход, а мы всё равно заперты внутри этой долбанной аномалии.

И, всё-таки, меня не покидал вопрос: когда мы вляпались в неё? Детекторы всё это время исправно работали, да и на подобные задницы «чуйка» научилась срабатывать загодя. Нечто подобное я уже чувствовал, когда покидали Город. Прикидывая, когда мы могли попасть, я так и не смог прийти к однозначному ответу. Выходило по всему, что аномалия просто возникла на месте: внезапно, без предупреждения. Но такого просто не могло быть.

***

– М-да… Это тебе не это.

Лилит устало рухнула на лежавший поверх деревянного пола матрас. Рядом опустились Гайка и Рысь.

Долгий переход вымотал всю группу: уж на что я специализирован на такие задачи, но и сам был готов без сил грохнуться спать. К сожалению, спать не хотелось ни в одном глазу. Точнее, хотелось, но не моглось.

– Как успехи? – спросила Кирсанова.

– Могло быть и лучше, – сухо и без злобы отозвалась Лилит.

Рядом с ней без сил опустился Полимер.

– Мы прошли около пятнадцати километров, прежде чем развернуться в обратный путь, – сообщил он. – Сканеры что-то засекли, но подойти ближе мы не смогли: цели пеленговались в топях. Самоубийц нет.

Это уж точно. В топи полезет только конченый суицидник. Раньше это было одно из самых тихих мест на болотах, но сейчас это врата в Ад: немногие из тех, кто на моей памяти спускался к ним, возвращался потом обратно наверх.

– Это, конечно, радует, – хмуро пробормотал Штырь. – Но у нас на исходе медикаменты. Если пищу и оружие можно снимать с трупов, то аптечками жмурики наших недругов особо не богаты. Точнее, богаты, но не тем, что нам надо.

Это был камень в мой огород. Даже не камень: булыжник. То, что мне с каждым часом делалось всё хуже, не получалось скрывать. Вторую ночь подряд я не сомкнул глаз из-за жара и ломки.

– Это меньшая из проблем, – отмахнулся я. – В машине есть НЗ, его хватит на целый медсанбат. Разрешаю вскрыть. Под мою личную ответственность.

К сожалению, в собранной мною расширенной аптечке было многое.

Кроме того, что было нужно мне сейчас…

В патронах и впрямь недостатка не было: с имеющимся боезапасом можно было спокойно учинять мировой переворот и свержение правящей верхушки. Было в изобилии и продовольствие. А вот медикаменты, взаправду, были дефицитом: наши носимые запасы индивидуальных аптечек не были рассчитаны на длительное обеспечение такой большой группы. Дело было настолько худо, что даже бинты приходилось использовать по нескольку раз.

Но не эта проблема была самой острой на текущий момент.

– Сколько часов до очередной волны? – спросил я.

Алина без эмоций отвернулась к лишённому рамы окну.

– Ждём с минуты на минуту…

***
После боя.

После боя опять пришлось зализывать раны. Уже больше не оставалось сил на то, чтобы собрать вещи с трупов. Да и хоронить тела в этот раз никто не собирался. Десятки тел оставались валяться на холмах, воронью на пиршество. Конечно, трупное зловоние будет расплываться по низине долины, но сил даже просто стащить целый взвод в одно место уже не было. В этот раз все, кто мог шевелиться, бросили свои силы на укрепление позиций. Больше мешков с песком, глубже окопы, выше брустверы. С каждым разом нам всё легче удавалось отбиваться: одна и та же, почти шаблонная, атака, как под копирку.

Я сидел в дальнем углу на лестнице и пересчитывал добытое после боёв имущество. Получалось прилично. Одних только патронов выходило на до хрена и ещё чуть-чуть. С продуктами тоже хорошо: нескоропортящиеся, сего запаса нам хватило бы на пару месяцев. В воде тоже не достатка не было: можно не нормировать потребление. Среди прочего – аккумуляторы и батареи для электронных устройств, типа фонарей, радиостанций, пеленгаторов, прицелов и так далее. Сами устройства: фонари, рации, дозиметры, счётчики, КПК, комплексы спутниковой связи, и прочая, прочая, прочая. Энергией мы тоже обеспечены. Дело оставалось лишь за малым: отдохнуть и выспаться.

Темная ночь опускала своё сумеречное одеяло на долину. И без того небольшая видимость и вовсе снизилась до ноля: в довершение к туману долину сокрыл непроглядный мрак – от луны было мало толку, своим светом она лишь делала ночной туман похожим на молочную пелену, и пользы не особо добавляла.

Я уже начинал «клевать носом», а потому не почувствовал приближения Рыси. Она подошла ко мне тихо, и положила ладонь на плечо:

– Ты устал, – прошептала она. – Отдохни. Мы с твоими людьми справимся сами.

Справятся они, как же… держи карман шире. Я собрался с мыслями и силами.

– Скоро будет очередное нападение, – отрезал я. – Надо готовиться к отражению.

– Тем более есть смысл поспать. Сколько суток ты уже на ногах? Командиру нужен светлый и чистый ум.

– У вас есть Полимер.

– Вы оба устали, – тихо и с нажимом повторила девушка. – Он, по той же причине, что и ты, скоро не сможет исполнять обязанности командира. Ты даже не сможешь сейчас вспомнить, когда в последний раз спал.

– Полимер тоже не сможет. Вот пусть он и ложится отбиваться…

– Полимер хотя бы поел. А ты, как вернулся с задачи, даже не прикорнул. Тебе больше, чем ему, требуется отдых.

– Он всем требуется. Не только нам двоим…

– Именно поэтому твои люди уже начали ложиться отдыхать. Ты один сейчас остался на ногах. Ложись и ты. Потом заступите, а спать ляжем уже мы.

Я поднял глаза на Рысь. Она была настроена решительно. Спорить с ней сейчас а) бесполезно; б) нету сил. В итоге я просто провалился в полубред, лёжа на деревянной лестнице.

Понимая своё состояние, я даже не удивлюсь, если выяснится, что никакого разговора с Рысью у меня и не было. Я уже готов к тому, что у меня начнутся галлюцинации. Жар поднимался всё сильнее.

27 июня 2011 года.

Когда очнулся, было далеко за полночь. Себя чувствовал всё так же дерьмово, будто бы с чёрного бодуна. Бросил беглый взгляд на часы: скоро рассвет. Охренеть себе, поспал…

Я спустился вниз, где закрепилась группа. На втором этаже хибары устроили склад, на первом – огневые гнёзда. Я не сильно поразился, узрев всех в комнате с печью. Там на полу лежали отдыхающие, а на ногах стояли бодрствующие. Многое изменилось: бодрствующая смена постаралась максимально укрепить это место.

– …предлагаю следующий план действий, – видимо, Лилит о чём-то увлечённо вещала, когда я вошёл к ним. – Отобьём следующую атаку, и – в путь. Разведгруппа возьмёт «Шишигу» и выйдет к бреши, ещё раз попытается связаться с нашими. Может быть, даже получится выйти из аномалии.

В хате повисла тишина. Если кто-то и хотел что сказать, то для этого у него уже просто не оставалось моральных сил.

Осторожно начала Астория:

– Мысль, конечно, хорошая… но где гарантия, что мы доживём до «после атаки»? Не лучше ли сейчас отправиться сем вместе?

В разговор встряла Багира:

– В случае провала, по каким бы то ни было причинам, мы окажемся будем лишены тыла и базы. Укрепрайон будет захвачен противником без боя, и нам не куда будет возвращаться.

– Если всем остаться, – добавила Рысь. – Мы создадим какой-никакой эшелон обороны.

– И мы опять возвращаемся к тому, с чего начинаем: надо пережить атаку, – добавила Кирсанова. – До сих пор нам это удавалось. Потерь пока не было. Если грамотно организоваться, то сможем отстреливаться от них, как в тире.

Гайка меланхолично посмотрела к окну, за которым опять зарядил ливень.

– Главное, чтобы мишенями тира не стали мы…, – прошептала девочка под гул грозовых раскатов.

В эту же минуту входную дверь, несмотря на серьёзное укрепление изнутри, вынесли мощным ударом ноги. Первой мыслью было сразу же схватиться за оружие и пристрелить нарушителя периметра, пропущенного группой прикрытия, но тут же спохватился: свои.

В хату, тяжело дыша, ворвался Медвед.

***

– Вот оно что, – процедил Медвед, выслушав краткое объяснение.

– Точно, – кивнул я. – Суммарно – всё супер, улыбаемся и машем: вчера случилась очередная бойня. Боезапаса на ноле, живём трофеями. А у тебя как?

Медвед помрачнел и сделался темнее тучи. У него и по жизни-то не особо жизнерадостный видок…

– Вылазка с целью вызова подкрепления, – хрипло начал сталкер, стараясь не смотреть нам в глаза, и уткнувшись в пол. – Провалилась. Грузовик… шёл по трасе, не сбавляя скорости. Мы ехали около десяти часов подряд, но так и не дошли до города. Карта врала. Расстояние между нами значительно превышало восемьсот километров. Как мы так быстро досюда с вами добрались – знать не могу… Но моё поражение от увиденного объяснимо, когда после девяти часов гонки я увидел эту деревню…

ЧТО?!

– …представляете? Выехал из неё, шёл по прямой, никуда не сворачивал, и вернулся в неё же…

Меня как током поразило.

Ну, всё. Звездец. Пиши «Пропало». Пространственно-временная аномалия…

Я едва заметно метнул взгляд на Лилит. Та тоже всё поняла.

– Сначала я подумал, что мы предоставлены сами себе, – зло бросил Медвед. – Я выжег всё топливо в правом баке, солярки оставалось ещё на одну попытку. Сама машина не пострадала, но люди устали с дороги…

Это и ежу понятно. К сожалению, мы не можем позволить себе отдых.

– Вторая попытка была успешней, – продолжил Медвед. – Мы на остатках топлива дотянули до предполагаемой границы аномалии. Дальше я разведывал переносным приёмо-передатчиком. Выбрались наружу, послали «SOS» всем поблизости. Нас перекинули в Город.

Сталкер подошёл к Лилит и вложил ей в руку какую-то небольшую тару.

– Это подарок от наших. Давай его своему парню, оно даст ему несколько дней выигрыша.

– Хинин?! – воскликнула девушка.

И уставилась на лежащий в ладони флакон, будто не веря в то, что видит.

– Да, – подтвердил Медвед. – Хинин. Что-то мощнее мне давать отказались: сказали, что главное сейчас – ненароком не убить пациента. Полное выздоровление уже за счёт Базы.

Лилит посмотрела на парня глазами, преисполненными благодарности до краёв… а, нет. Показалось. Это не благодарность, это слёзы. Но всё равно зачтём.

– Располагайтесь, передохните, – выдохнул я. – Мы в темпе контратаки введём вас в курс дела. Потом – необходимо бросить все силы на укрепление этого места. Сомневаюсь, что крайняя была последней.

– Я ещё не валюсь с ног, – возразил Медвед. – Могу работать…

– …и в бою окажешься без сил, – кивнул я. – На хрена мне самоходный мешок говна, не способный удержать оружие, на который даже мухи не сядут? Отдых, обед, и сон: ниипет. Набирайтесь сил. Это приказ.
Сообщение отредактировал Комкор - Воскресенье, 24 Декабря 2017, 15:11


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Воскресенье, 24 Декабря 2017, 17:18 | Сообщение # 281
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 227
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Чем дальше, тем интереснее. Чую, что к часу "Х" (финальной атаке на Землю) будет что-то мега эпичное.


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Пятница, 29 Декабря 2017, 11:57 | Сообщение # 282
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 415
Репутация: 362
Замечания: 0%
Статус: где-то там
***

Стоявшая в углу взводная рация-полёвка неожиданно ожила: вот уж чего не ожидал, того не ожидал… рация изволила сухо справиться голосом нашего комбрига.

– Кто-нибудь из «Цикад», это Дегтярёв. Слышите меня?

Рефлексы сработали быстрее мозга. Я сначала подошёл к рации и взял в руки ларингофон, и только потом сообразил, что связи из-за этого грёбанного тумана нет уже почти неделю к ряду.

– Это я. Шаман. Слышу тебя удовлетворительно, но паскудно. Рад тебя лицезреть в эфире.

– Взаимно, парень.

Но Дегтярёв не был бы Дегтярёвым, если бы не выходил в эфир только по большим праздникам. Просто так он в радиосети не появлялся: даже просто поймать его на частоте уже было большим достижением. А тут ещё и лично объявился: это «жжж» неспроста.

– Слушай внимательно, повторяю голосом один раз. Прямо над вами сейчас – целая эскадрилья спутников связи, и жгущий излучатели радиосигнал. Только так удалось до вас достучаться. Ваша задача – ровно в полдень следующих суток собрать всё своё барахло и выдвинуться на самую высокую точку вашей местности: оттуда дадите пеленг идущей к вам сводной вертолётной авиагруппе – вас погрузят вместе с транспортом и попытаются сделать оттуда ноги.

– Не прокатит, командир, – мрачно рёк я. – В воздухе аномалий вряд ли меньше, чем на земле. Вертушки погибнут, едва пересекут периметр. Или окажутся заперты с нами.

– Вы и так в одной большой аномалии, – успокоил Дегтярёв. – Мы уже нашли оттуда путь, потому и посылаем геликоптеры. Ваша задача – сделать так, чтобы они летели не напрасно.

– Понял тебя, – усмехнулся я. – Кстати, отдельное спасибо от меня. За хинин.

– Спасибо на хлеб не намажешь, – усмехнулся Кэп. – Ты что-нибудь существенное предложи.

– Для тебя – всё, что угодно. – фыркнул уже я.

– Тогда – вернись живым, – попросил полковник. – А то мне тут одна катастрофа всю плешь проест…

– …ну, дядя! – раздалось на заднем фоне обиженное стенание несправедливо обличённой «катастрофы».

Я только улыбнулся. Как же радостно на душе слушать их семейную перепалку… Будто и не было всех этих суток изоляции в аномальной лощине. Будто только вчера с ними расстались.

– Нужна ещё транспортная байда типа «коровы», – подлил масла в огонь я, имея в виду МИ-26. – Помимо всего прочего, мы тут трофеев понабрали – мама не горюй.

– Каких ещё трофеев? – не понял командир.

– Разных, – пожал я плечами. – Начиная от снаряжения и заканчивая вооружением. Описи не составляли, не до того было, но по самым скромным подсчётам хватит для снаряжения батальона регулярной пехоты. Тебе наши не сообщали о боестолкновениях?

– Хорошо, включим ещё одну транспортную вертушку, – согласился Кэп. – Главное – продержитесь до завтрашнего полудня. А там – трава не расти.

– Поменьше самоуверенности, дядь Саш, – попросил я. – А то накаркаешь нам.

– Давай, бывай! – попрощался офицер. – Тебе привет от одной катастрофы…

– …ну, дядя!!! – воскликнула Кристина где-то вторым планом.

– Ей тоже от меня. Привет.

– Конец связи.

– Отбой.

Я отложил р/с на место и повернулся к внимательно слушавшим ребятам. А что тут можно сказать? Новость обрадовала многих, если не всех.

– Помощь в пути, – Полимер повторил сказанное Дегтярёвым и добавил: – Осталось продержаться до прибытия.

– Оно не будет быстрым, – с тревогой в голосе проронила Астория, прижимаясь к стене и заглядывая в заложенную бойницу в окне, где были утрамбованы мешки с землёй. Палец девушки подрагивал на спуске.

– И мы всё равно возвращаемся к прежнему: надо принимать очередной бой.

***

До боестолкновения 1 час.

Пока я бредил после первой ударной дозы хинина, чуть ли не насильно всыпанной мне в глотку, организацией обороны занимался Полимер.

Утрирую, конечно. Лилит, не без лишней суеты, просто развела грамм пятнадцать горького на вкус порошка в фильтрованной воде и заставила выпить чуть ли не одним глотком. Дурь и гадость редкостная… но человек – тварь, такая, что жить захочешь, и не так раскорячишься.

Конечно, люди и без приказов знали своё место в боевом расписании: тем не менее, Устав писан на крови не просто так. Если сказано, что действия групп должны координироваться старшими командирами, значит, на то есть веские основания.

В каждом окне, практически наглухо заложенном мешками с грунтом, занял огневую позицию автоматчик; на втором этаже хибары разместились эшелоном огневой поддержки пулемётчики; снайперы же обустроились в гнёздах на чердаке под крышей.

На случай прорыва и ближнего боя кто-то (по-видимому, Полимер) роздал всем по несколько гранат: преимущественно, трофейных, чьих недостатков мы не испытывали.

По опыту прошлых боестолкновений некоторые разложили перед собой перевязочные и кровоостанавливающие пакеты. Они чинными кучками лежали возле огневых точек рядом с выданными гранатами.

Сильнее всех окопалась Лилит. Помимо санитарного рюкзака с медикаментами, штатный медик обложилась несколькими приведёнными в полную боевую готовность тубусами, среди оных угадывались очертания ручных гранатомётов.

Ну, с Богом. Понеслась…

***

После боя

Если сказать, что по завершению огневого налёта я чувствовал себя нехорошо, то данную формулировку можно приравнять к готовности для Марафонского пробега.

Я был выжат и высушен, как прошлогодняя дуля. Живой труп по сравнению со мной – преисполненный артистизма фигурист-синхронист.

Дело дошло до того, что даже не сразу почувствовал (а когда почувствовал – не сразу понял), как после боя меня подхватили с пола и в режиме бревна куда-то потащили. Бред, в который я поначалу провалился, сменился каким-то забытьем. Поэтому, дальнейшее я помню настолько смутно, что картину бытия можно восстановить лишь благодаря логике и здравому смыслу, чьим наличием отродясь не был одарён.

Судя по всему, отбившись от последнего нападения, группа подобрала трофеи и загрузила грузовики. Шишигу в обратный путь повела Лилит, Медвед сел за руль КамАЗа, а Раптории достался «Тайфун». Грузы и меня в качестве оного загрузили по принципу «лишь бы не потерялся при тряске», и, в последний раз проверив территорию на предмет забытых вещей, тронулись в обратный путь: Дегтярёв велел встречать эвакуацию на высоте.

Грузовики не могли взять такой затяжной подъём под управлением наших ребят: всё-таки, нас учили водить технику, а не эксплуатировать её на полном бездорожье с углами подъёма и спуска, граничащими с предельным углом крена в паспортах изделий. Поэтому, за каждым грузовиком на подъёме шёл человек с тормозным башмаком в руках.

Машины поднимались на первой пониженной передаче с повышенными оборотами двигателей, развивающих максимальный крутящий момент. Когда же запас мощности кончался под действием масс автомобилей, и двигатель тупо глох, под колесо спешно ставился башмак: предохранял машины от скатывания вниз. Заводились, трогались и всё начиналось сначала. За полкилометра подъёма глохли раз десять.
А уже на высоте нашей эпопее пришёл закономерный абзац. Сколько верёвочке не виться, а конец всегда настанет.

Правда, эту часть наших «приключений» я помню только чередой кратковременных вспышек, короткими просветами наступающих в недолгие минуты просветления сознания. Большую часть пути я валялся вооружённым овощем.

28 июня 2011 года.
Дислокация «Города». Медсанчасть.

Лазарет, куда я загремел по возвращению, встретил меня незнакомым, как есть незнакомым потолком. Собственно, с его созерцания и началось моё утро, когда, более или менее придя в себя после забытья, мой организм счёл дозволительным распахнуть далеко не ясные очи.

Запах медсанчасти, насквозь пропитанный хлором, спиртами, летучими соединениями и формалином, всегда одинаковый во все времена и реальностях, сразу дал понять: я, во всяком случае, жив. И, даже, если сомневаюсь в этом жизнерадостном утверждении, по крайней мере, я – не в могиле. Во всяком случае, пока.

Свет. Он тёплым водопадом лился с ламп основного освещения, затапливая помещение ровным, не дёрганным тоном.

Воздух. Тихо жужжа электродвигателями, приводы приточной вентиляции подавали с поверхности относительно свежий воздух, прогнанный через пылевые барабаны-сепараторы и каскадные бочонки фильтро-вентиляционных установок.

Звук. Кроме жужжания из вентиляции, ничто более не нарушало покой этого места.

Ощущения. Я лежал на, судя по всему, больничной койке, лениво открыв глаза и в прострации созерцал потолок над своим местом.

Так прошло, наверное, минут несколько. Трудно сказать наверняка: я не пытался осмотреться, подняться или как-то обозначить себя и своё присутствие в этом мире, как того требовали каноны жанра. Раз оказался на больничной койке, значит на то были весомые причины. Зачастую, они весьма значительны, даже, если тебе, как потерпевшему, таковыми не кажутся.

В этот раз не будем играть в неваляшку. Раз уложили – значит, надо.

Ещё минут несколько ушло на то, чтобы более или менее осознать себя после возвращения в сознание. Отсутствующий разум обозначит себя в положенном ему месте и начал медленно включаться в работу. Что делает человек, оказавшись в непонятной и неизвестной ему ситуации, свидетелем развития которой он не был? Повинуясь своему созидательному началу, пытается разобраться в оной. Так что, для начала, можно и осмотреться.

Палата. Но не княжеская. Видимо, медицинская зона Города. Узнаваемая структура помещения, да и оборудование знакомо. Стеклянные шкафы, больничные койки, рабочий стол, жаровой шкаф для местной дезинфекции приборов и инструментов, проведённая прямо в отсек водопроводная сеть с раковиной и зеркалом.

Наблюдение: на койках лежат тела. И, судя по мерно вздымающимся в такт простыням на них, явно не бездыханные. Перед койками – табуретки. На них, чинно сложенные, лежат комбезы: слишком узнаваемые, чтобы ошибиться. «Цикады».

У некоторых (и у меня в том числе) рядом с койками – стойка капельницы. Лично я сейчас наблюдаю вонзённую куда-то в руку иглу, питающуюся поступающей сверху жидкостью. Хотя, куда это – «куда-то»? Вестимо, однако: в кровоток. Что за жидкость – в данный момент неинтересно, и нет желания выяснять. Раз до сих пор не помер – значит, не токсин. Логично предположить, что какая-нибудь питательная смесь, типа глюкозы, физраствора или прочей солевой дури. Вряд ли донорская кровь: сквозь прозрачный патрубок капельницы отчётливо виднеется не менее прозрачная жидкость.

Ум начал светлеть. Туманная дымка начала рассеиваться, наружу полезли мысли и воспоминания.

Туманная дымка. Туманная. Туманна. Туман. Туман-дурман. Дурман-гурман. Гурман-дуремар. Ловите наркомана!

С «туманом» пришла своя ассоциация: утопленная в непроглядной сизой мгле лощина с единственной деревней возле болот, один-одинёшенек дом на болоте, и полуживая трава перед ним, наглухо залитая кровью.

Вспомнил. Туманная лощина. Ох, едрить же ж твою раму через кузов, и гребучий же твой окал на непросушенном электроде! Вот это попадос…!

Впрочем, не меньшим попадосом можно считать и подхваченное заболевание, довольно-таки некстати проявившее себя.

Ум-то светлеть начал, а вот силы пока что собраться не соизволили. Питая тело веществами, капельница, увы, физических сил добавляла мало. Провалявшись примерно час в более или менее твёрдой памяти, я опять отключился. Видимо, на этот раз – просто заснув.

К такому выводу я пришёл, когда в следующий раз очнулся с относительно свежим мозгом и приятной полудрёмой, чьё наличие я осознал с небывалой радостью. Неужели я таки-выспался?! УРА!

Конец третьей части.

29 июня 2011 года.

Дегтярёв не был Кэпом, если б не воспользовался нашим состоянием, определённо не позволяющим нам преставиться прямо тут и сию же минуту. Раз не при смерти – значит, здоровы. У нас ж в армии как? Есть только два агрегатных состояния бойца: здоров, как бык или с оторванной башкой. Всё прочее – нелепые симуляции и попытки разжалобить вышестоящее командование.

Которое, кстати, излишней добротой и в мирное-то время не особо страдало. А уж в военное…

– Итак, дорогие мои военнопленные румыны… – начал глаголить речь товарищ гвардии полковник, наведавшись к нам в лазарет.

Ребятам уже порядком наскучило сидеть без дела второй день подряд, так что с утра развлекался кто чем мог. Оружие вычищено до блеска (какой дурак разрешил взять его в покои больных – отдельный вопрос), снаряжение подшито, скоро должны были объявить построение для убытия на завтрак.

Лилит же развлекалась тем, что, напрочь игнорируя всё, что можно игнорировать, без слов забралась ко мне в койку и прижалась ко мне. В таком положении мы валялись уже добрых полтора часа: в общем-то, всех всё устраивало. Пока.

На визит Дегтярёва все отреагировали, в общем-то, довольно-таки вяло. Хотя бы, потому, что команда «Смирно» по прибытии старшего офицера или командира в медсанчасти не отдаётся, и подрываться по стойке мы не должны.

Да мы вообще мало что должны. Неучтённые неустановленные лица смутной численности и невнятной квалификации…

– Как ваше ничего? – поинтересовался полковник, заходя в отсек и закрывая за собой гермодверь.

– Нормально…! – выдавила из себя Кирсанова.

– «Нормально» – это среднее между «хреново» и «очень хреново», – уточнил Дегтярёв. – Так что, ты конкретнее, конкретнее.

– Без происшествий, – отозвался вместо девушки Медвед. – Все бойцы налицо, отсутствующих и преставившихся нет.

– Это хорошо… – вздохнул офицер.

Он прошёл чуть вглубь отсека и обвёл нас всех взором.

– Ну… изобразите, что ли, строй…? – предложил он. – В кучу одну, в смысле, соберитесь.

По всей видимости, намечался разговор. Лилит, кстати, успела лёжа на мне отключиться, и её пришлось разбудить. Неспешно, минуты за полторы-две, мы сымитировали достаточно аморфное образование, которое назвать «строем» не повернётся даже у курсанта-первогодка. Тем не менее, мы приготовились внимательно внимать командиру и впитывать его речь.

– Значит, так, лунтики вы мои пожёванные. Не расскажете, как вы докатились до такой жизни, что уже третью операцию подряд за вами посылают помощь?

– М-да, – тихо шепнула мне на ухо Кирсанова, каким-то неведомым фаллическим макаром оказавшаяся в строю рядом со мной. – Так тихо нас ещё не раз%бывали.

– Могу жёстче, если хочешь, – с готовностью поделился с ней Дегтярёв, прекрасно расслышавший неудачливую секретчицу.

– Тарщ командир, а, может, не надо? – жалостливо протянула Алина.

– Надо, доча. Надо. – в глазах командира читалось стойкое желание кого-нибудь шлёпнуть прямо тут и сейчас.

Офицер осмотрелся в отсеке, нашёл взглядом свободную табуретку, не занятую чьей бы то ни было формой, пододвинул к себе и без сил рухнул на бедную мебель.

– Кто готов рассказать стишок? – полковник обозрел наше сборище. – Я дождусь ответа на поставленный вопрос?

– Никто в душе не ведает, – с ошеломляющей даосской прямотой, так полюбившейся мне в последнее время отозвался я. – Всё пошло коту под хвост. И как до такого сумело докатиться – мы понятия не имеем.

– Зато нас всех имеют, – вздохнул Кэп. – Ладно, раз прокололись. Ну, два оплошали. Ну, три накосяпурили. Но кто ж вас просил целый писец устраивать?

– Мы не виноватые, – наиграно скуксилась Кирсанова. – Он сам пришёл.

– Кто? – не понял Дегтярёв.

– Писец, – пояснила Алина.

– Кому?

– Нам.

– Зачем?

– За шкафом.

Ну, вот и поговорили.

– Так… – всё, время постебушек закончилось. Пришла пора разговаривать разговоры серьёзно. – Теперь в сторону всю лирику.

Когда дело пахло лигроином, Дегтярёв был серьёзен, как тамада на похоронах. В нашем же случае лигроин и рядом не лежал: пахло чем-то куда более горючим и взрывоопасным.

– Рассказывайте, как вы тут. Что с подразделением?

– Ну, а что рассказывать, дядь Саш? – переспросил я. – Тебе и так всё от военврачей известно. Живы, относительно здоровы. Домой вернулись целыми. Ну, почти… – я ненароком скосился на Рысь.

Назвать безногую девчонку «целой» не повернулся язык.

– С тобой что? – Кэп посмотрел на меня.

– А что со мной? – развёл я руками. – Я – куст. Жив. Ещё не здоров, но к этому близок. Спасибо за хинин: было хреново, но не сильно.

– Когда готовы приступить к своим обязанностям? – офицер обратился ко всем.

– Да как выпишут, так и пойдём, – фыркнула Раптория. – Это уже вопросы к медикам, не к нам.

– Медики не скажут всего, – многозначительно глянул на неё полковник. – Мне необходимо ваше мнение.

Я уже начал подозревать, что дело нечисто.

– Насколько всё хреново? – прямо спросил я в лоб.

Наведаться в медсанчасть и выяснять готовность к операциям командир может только в одном случае: когда настал такой абзац, что просто некого больше ставить под ружьё – поэтому, вызывают больных. Это – закон войны. В самую последнюю очередь ставят небоеспособных и народное ополчение. Но что могло случиться такого, что потребовалась помощь нашего отделения?

– Хреново? – переспросил Дегтярёв. – Всё не просто «хреново». Всё просто конченый абзац. С рейфами мы, худо-бедно, разобрались. Теперь наверху орудует «спецконтингент»: скажи нашим, что завтра конец света – и они устроят его сегодня. Снаружи сейчас разгорается практически гражданская война. А мы, как армия, на неё можем повлиять только одним образом.

– Гасить всех без разбора, – закончил я за командира. – Пресекать любые боестолкновения на корню.

– Ты же не дурак, – произнёс Кэп. – Понимаешь, что мы не можем по каждому эпизоду посылать по все концы специально обученных инспекторов и выяснять, кто прав, а кто лев. Нам на самом верхнем уровне приказано содействовать МВД и МЧС, помогая населению. Но это – на бумаге. Ты и сам должен понимать, что действовать на местах приходится без оглядки на приказы и руководящие документы: судилище на месте без следствия – то ещё удовольствие.

– Куда нас хотят перебросить? – переспросил Медвед.

– А вы готовы? – переспросил полковник. – Вы вообще оружие в руках удержите?

– В армии есть только два агрегатных состояния бойца, – оскалилась Раптория. – Здоров, как бык – и с оторванной башкой.

Ну? И кто после этого скажет, что мы с ней не два сапога пара?

Офицер скосился на девушку.

– С тобой и так всё понятно, – процедил он. – А остальные?

В отсеке повисла пауза. И без душещипательных бесед было понятно, что нас не просто отсылают на передовую. Нас хотят послать в бой не против внешнего врага. А против внутреннего. И, судя по тому, что посылают школьников, пусть и старших классов, дело – полный швах. Значит, нет свободных подразделений для этого.

– Скажи уже прямо, что надо делать, – попросил я. – Давай без этих театральных недомолвок и драматических пауз.

– Прямо? – переспросил Кэп. – Силами вашего отделения зачистить территорию занятого бандитами объекта.

– Штурм? – подала голос Кирсанова.

– Зачистка, – уточнил Дегтярёв. – Не штурмовая операция. Адресная зачистка. Ты понимаешь, что это означает?

– Тотальное искоренение живой силы противника, – сухо констатировал Медвед. – Пленных не брать, сдачу и сложение оружия игнорировать, расстрел на месте без суда и следствия.

Кажется, только теперь до всех дошло, что именно силился сказать Дегтярёв. Посылать школьников уничтожать инопланетного вторженца – это одно. Но отправлять их же стрелять в себе подобных людей – это даже не командирское решение. Это жестокая необходимость.

– Боевики захватили станцию очистки грунтовых вод, – сообщил Дегтярёв. – Полностью перекрыли водоснабжение всех близлежащих населённых пунктов. Воду дают только со станции, только за мзду, и немалую. Подмяли под себя территорию и заправляют, как барские хозяева. МВД пробовали выбить со станции, но ментов слишком мало. После первого же штурма понесли потери и отступили.

– А мы, типа, не понесём потери, – хмыкнула Кирсанова.

Кэп поднялся с табуретки.

– Кто считает, что сможет выйти на задачу – сбор в моём кабинете через тридцать минут. Все подробности – там. Ни просить, ни приказывать не буду. Строго говоря, я бы вообще вам этого не говорил. Но приказ – есть приказ.

И вышел из отсека, чёрно матерясь себе под нос в адрес того, кто велел отправить туда нас.

Я покинул строй первым. Одеться – недолго. Оружие – кем-то вычищено и стоит подле. Война – есть война. Враг – есть враг. Внутренний, внешний, какая разница? Да и Лилит не встревала в разговор: значит, ключевым или переломным этот момент не является. А, значит, можно и людям помочь. Вода – ключевой ресурс. Особенно в зоне БД.

Особенно, если её пытаются отжать силой.

Ребята тоже собирались молча. Через десять минут вся наша кодла стояла в коридоре в полном составе и при параде. Мозг ещё не до конца вышел на режим, и немного туго соображал, а потому такую несостыковку, как отправку группы школьников на зачистку, то есть, по сути, войсковую спецоперацию, не пометил, как чрезмерно бредовую. Да, показалось неуместным, но это было списано на творящийся вокруг хтонический ад. Собственно, рано или поздно, к этому всё всегда приходит: всегда находится кто-нибудь чрезмерно хитрожопый, который решает, что ему можно больше, чем другим.

Но, так или иначе, на любую гайку найдёт свой болт. И да не в адрес Гайки сейчас это будет сказано.

На любого «мудреца» найдётся девять грамм свинца.

***

В кабинете у Кэпа обстановка изменилась. Не было уже той горы радиоаппаратуры, что мы лицезрели тут неделю назад. Осталась пара дежурных радиостанций, но подавляющее большинство вспомогательных постов убрали: или свернули за ненадобностью, или перебазировали в другое место.

Сам полковник, к слову, выглядел чуть лучше, чем в последний наш визит в Город. Неужели и он сумел отдохнуть во время этой катавасии? Было бы неплохо. Ему, как никому другому более, нужен чистый и светлый мозг. Разум, затуманенный бессонными сутками, ни хрена на пользу не идёт: проверено, однако.

– Значит, так. – офицер не стал размениваться на всякие церемониальные мелочи типа докладов, приветствий и построений, а сразу взял коня за рога. – Докладываю голосом, и один раз. Спрашивать, готовы ли вы, не буду: ежу понятно, что ни хрена не готовы. Поэтому, закрываю глаза на весь личный состав: невзирая на звание и морду лица.

– Командир, – устало вставила Раптория. – Давай уже ближе к телу. Меньше воду лей.

Кэп бросил в сторону девушки беглый зырк.

– Ты не в моей возрастной категории, – беззлобно процедил он. – «Ближе к телу» – это ты к своим парням. Они тебе, быть может, и помогут.

Полковник захлопнул лежавшую перед ним на столе папку и бросил её мне.

– Тут данные по этой задаче, – сообщил он. – С деталями ознакомитесь в дороге, сейчас же довожу краткую выжимку. Из-за вашей проблемы с транспортной системой мы вынуждены запретить всякое использование телепортов на кораблях до тех пор, пока это дерьмо не исправят. Прекращается всякое сообщение с районами посредством транспортного луча Асгарда: поэтому, убываете на машинах. Далее, по пунктам.

– Первое. Вы уже доказали на практике, что можете сами о себе позаботиться. Идёте самоходом. Вам в помощь – капитан Косоруков, уже хорошо знакомый вам за этот месяц, и его группа усиления. На местах сами разберётесь с остальным.

– Второе. Вам не вступать в войну. Вам прибыть на точку, отстреляться по объекту, и вернуться. Поэтому усиленного комплекта вам не выписывают, просто дают возимый БК. Вряд ли вы выйдете за рамки перерасхода: судя по вашим рапортам, вы хорошо умеете рассчитывать запасы. Но вам оставляют ваши трофеи, что вы собрали в аномалии: боезапас и оружие, куски снаряжения. По правде говоря, их пока просто забыли рассортировать. Так что, если уедете с ними на борту – особых вопросов не возникнет.

– Третье. Старшим в вашем шалмане, как обычно, Шаман. На местах же – по обстановке. Косоруков вам в помощь, но в совсем критической ситуации у него приказ: вернуть вас на объект, и, по возможности, живыми. На практике это означает, что Шаман, как представленный к офицерскому званию, учится быть офицером. Причём, извини за грубость, в боевой обстановке. При возникновении затруднений Косоруков поможет их решить.

– Четвёртое. Со снабжением чуть радужнее. Запасы провизии и воды на вашу технику уже выписали и загрузили, топливо залито под завязку. Раз умудрились даже в аномалии машины сберечь, то про обычный выезд даже говорить не приходится. Надеюсь, пронесёт.

– Пятое…

А вот с пятым вышло интересно.

Дегтярёв потянулся к себе за спину и вытащил из сейфа три свёртка, каждый из оных – ошнурован, опечатан и завязан. Свёртки осторожно перекочевали на стол.

– Это – устройства противофазной маскировки, – произнёс офицер, оглядывая наш строй. – Официально их у нас на вооружении нет, и быть не может: инопланетные технологии в пехотные части любых родов войск поставляться не должны. Три штуки внезапно были обнаружены на нашем складе и переданы вам. Ответственный за них – Шаман. После операции вернёте все три назад. Плевать, в каком состоянии. Главное – чтобы их было три.

– Это для задачи? – догадалась Кирсанова.

– Это для разведки, – уточнил Кэп. – Предназначены для визуального и радиозащитного сокрытия облучаемых целей. Создаёт ограниченный по объёму участок пространства, который при облучении устройством скрывается в противофазе оптического диапазона. Объект становится невидим для живых существ, имеющих строение глазного аппарата, близкое к человеческому. И невидимым для камер наблюдения. По-прежнему можно отследить в инфракрасном диапазоне и датчиками объёма. Физически объект никуда не исчезает: возможность взаимодействия с окружающим миром сохраняется. Единственный минус, при работе устройства излучается лептонная радиация. На здоровье пользователя сказывается не лучшим образом, поэтому долго использовать нельзя. Но вам пару раз одеть для разведки перед боем не повредит.

– Какое безопасное время экспозиции и доза облучения? – знакомые слова сразу заставили ещё не вышедший на режим мозг заработать активнее.

– Вам – не больше часа в сутки, – сообщил Дегтярёв. – Вас и так за этот месяц потрепало знатно, что и врагу не позавидуешь.

– Наши действия по выполнению задачи, – запросил Медвед.

– Выход на связь. Как только зачистите объект – выходите на радиосвязь. Не получается по радио – задействуете подпростанственную. Сообщите, что всё готово. Вас проинформируют: или вернут в базу, или прикомандируют к подразделениям в районе действия. Ещё вопросы?

– Уровень взаимодействия с местными силами, – поинтересовался я. – И режим секретности.

– Режим секретности – максимальный, – доложил Кэп. – Понятно, что всё сокрыть не удастся, но проект так и так под рассекречивание. Так что, по возможности – не светиться. Уровень взаимодействия – высший. Всё, что надо будет на месте – выколачивайте из местных. Только особо не наглейте.

– Сколько даётся времени? – спросил Медвед.

– Как обычно. – офицер посмотрел на парня. – В идеале, самое позднее – к 22:00 вы должны быть в расположении части. Но когда вы выполняли эту вводную?

Отлично. Значит, во времени особо не ограничены.

– Если вопросов больше нет – разрешаю валить, – бросил Кэп.

– Минуточку.

Рапорта, я так понимаю, по инциденту с аномалией, ему и без меня передали. А вот представления…

Я расстегнул клапан планшета и вытащил аккуратно сложенную вдвое увесистую пачку листов, исписанных почти на коленке ещё в лощине.

Пачка перекочевала в руки командира. Дегтярёв бегло пролистал её, ознакомившись с шапками, хмыкнул и убрал документы в сейф.

Взамен, он достал из ящика стола немалых размеров матерчатый мешок связистов из секретной части, прошнурованный у горловины и закреплённый сургучовой печать. Судя по тому, с каким лязгом он грохнулся на стол, лёгким его никак не назовёшь.

– Что это? – сглотнул я.

Кэп нервно хохотнул.

– Что просил – то и получай! Ты представления писал?

– Писал, – не менее нервно сглотнул я.

– Так вот и получай! На всех и в полном объёме.

– Вы когда успели-то? – нахмурился я.

– Мы тут, по-твоему, бамбук курим? – удивился офицер. – Всё, давай! Хватай свой шмурдяк и бегом в ангары. Вам ехать ещё не меньше часа.

Ну, вот и ещё один пункт выполнен: награды дошли и до моих ребят.

***

До возвращения мешок с наградами закинули к моему, в каптёрку, и, шустро позавтракав в столовой, выдвинулись к ангарам.

Где нас уже ждал аншлаг.

Наша тройка машин уже ждала «под парами».

«У вас там будет три «Урала»: «Шишига», «КамАЗ» и «Тайфун»…».

Возле техники крутился Косоруков, что-то спешно и безуспешно втолковывавший зачем-то нарисовавшейся Кристине. Что племянница Дегтярёва забыла в ангарах техники – выяснилось почти сразу же.

Завидев нашу группу, вышагивающую к машинам, она с радостной миной бросилась к нам, но тут же встала, как вкопанная, мгновенно побледневшая.

– Что с вами случилось?! – прохрипела она, абсолютно круглыми глазами глядя на наше седое скопище.

– Мы выжили, – с готовностью объявил я. – И чуть-чуть обхезались.

– «Чуть-чуть» не считается, – усмехнулась идущая рядом со мной Раптория. – Но было немного хреново.

– «Немного» не в счёт, – фыркнула Кирсанова. – А…

– Хорош уже! – осадил разошедшихся девушек Медвед. – Ты-то тут что делаешь?

– Как что? – изумилась Кристина. – Убываю в рейд.

– Действительно, – хмыкнул Штырь. – Что ещё можно делать в Ангаре? Не «казачка» же отплясывать.

Действительно. Мало ли, какая может быть у неё цель. Но, похоже, что отправляется она с нами.

– По машинам! – скомандовал Медвед.

Я подошёл к Косорукову и пожал офицеру руку.

– Слыхал, вам досталось в этот раз, – сочувственно произнёс капитан. – Как вы? Оклемались?

– Ну, – пожал я плечами. – Все вернулись живыми. А это главное.

– А ты? Малярия же.

– Малярия – не ОЛБ, – улыбнулся я. – В медсанчасти накачали по самые брови всякой всячиной, так что всё нормально. Ещё недельку посижу на хинине, а там, глядишь, и «огонь» всё будет.

– Видимо, такими мелочами вас не сломаешь, – улыбнулся в ответ офицер. – В этом мире вообще есть хоть что-нибудь, что вам не по плечу?

Почему-то, улыбка резко соскочила с него, когда я вздрогнул. Кажется, не зря: рефлекс предупреждал о грядущем нехорошем.

А это самое грядущее хоть когда-нибудь было хорошим?

***

Головной машиной шёл «КамАЗ». «Тайфун», как и положено снабжающей грузовой тачанке, замыкал колонну. Как наиболее уязвимая к обстрелам и подрывам на минах, «шишига» плелась в середине. За руль головного тягача сел Косоруков; я вёл «шестьдесят шестой», а за баранку «Тайфуна», по уже сложившейся традиции, усадили Рапторию.

Люди загрузились в кузов «КамАЗа»: излишки снаряжения ехали в «Тайфуне», а «шишигу» взяли на всякий случай. Три грузовика всегда лучше, чем два. Мало ли там – технику дёрнуть, личный состав или гражданских перевезти, при разборе завалов помочь. Грузовику всегда применение найдётся. Особенно, если топливо выписывалось «под пробку» и почти что на халяву.

Ехать действительно пришлось долго. Нам, конечно, инспекторы ВАИ всегда давали зелёный свет: по пути на трассе попадались несколько развязок и перекрёстков, но везде нам махали «Счастливого пути». Ни на одном пересечении дорог мы не задержались по причине заторов или разъездов. Задержка в пути случилась всего одна: когда въезжали в гарнизон назначения, Косоруков остановился, чтобы выяснить у местных обстановку. Да и то: переговоры не затянулись надолго, минут через пять мы уже ехали дальше.

Целью нашего выезда стала станция очистки, фторирования и обезжелезивания грунтовых вод. По сути – фильтрационные установки на базе водоносной скважины. Сам-то объект был относительно невелик, располагался в небольшой ложбинке между пятью терриконами свезённого сюда ещё при Союзе изъятого грунта с близлежащих карьеров. Зато прилегающая территория накладывала свои ограничения на тактику проведения зачистки: вплотную к территории располагались сразу несколько СНТ, и применение тяжёлой техники, было затруднено. Это я понял сразу, как только наша колонна подошла к указанному Косоруковым месту.

Три грузовика встали на расчищенной площадки возле оперативного штаба: в его роли выступал наспех притащенный откуда-то стол. Ни навесов, ни укрытий, ни постов. Вообще ничего. Только одна «девятка», сиротливо прижавшись к обочине, стояла с распахнутыми дверьми, изредка поблёскивая мигалками: МВДшный «ВАЗ».

Выскочивший из кабины КамАЗа Косоруков постучал по стенке КУНГа и помахал мне рукой: мол, на выход. Я заглушил двигатель и вылез, продублировав сигнал для Раптории.

Завидев нашу высыпавшуюся из грузовиков группу, копошившиеся возле стола и машины трое людей в МВДшной форме разом свернули свою кипучую деятельность.

– Лейтенант Дятлов, – представился единственный из троих человек, имевший офицерское звание. – Дорожно-патрульная служба.

– Капитан Косоруков, – пожал ему руку наш. – Военно-космическая оборона. Что у вас?

– Ничего нового, – скривился лейтенант, подводя нас к столу.

То ли не заметил, что мы подростки, то ли форма с сединой накинула годков, то ли просто ему было по фигу.

– Позавчера эти шакалы захватили станцию, – Дятлов на расстеленной карте указал на обведённый химическим карандашом квадрат. – Полностью перекрыли подачу воды во все пункты, питающиеся от неё. Два дня местные сидят без воды: ни питьевой, ни технической. Кому повезло – есть колодцы на участках СНТ, но они у каждого двадцатого. На всех не хватает.

– Территория большая? – спросил Косоруков.

– Крошечная. В длину три сотни метров, и в ширину сотня.

– Ограждение?

– Бетонный забор с колючей проволокой. Режимный объект же.

– А как тогда эти скотопидоры проникли туда? – не удержался Штырь.

– Перебили охрану, – поморщился Дятлов. – Вломились на КПП, застрелили вахтёра, ворвались на территорию и расстреляли всех, кого видели. Начиная от дворника и заканчивая дежурной сменой операторов насосных установок.

– Система наблюдения на территории есть? – спросил Медвед.

– Да, – подтвердил второй сотрудник с лычками старшины. – Нашли несколько видеокамер на столбах и зданиях внутри территории. Только не знаем, работают ли.

– На пульт охраны этот объект выведен? – поинтересовался Косоруков.

– Да мы-то откуда знаем? – удивился Дятлов. – Мы же не разведка спецназа. Мы же «менты»! Наше дело – маленькое, бузят – выезжаем. А тут вы нужны, не меньше!

– Давай без личностей, лейт, – остепенил его Косоруков. – Ты мне вот что скажи: бой вы принимали?

– Да какой это бой был, братан? – пуще прежнего скривился лейтенант. – Зашли на территорию, а по нам стрелять начали. Я бойца своего потерял, и велел отступать.

– То есть, сколько людей там – не знаете? – уточнил капитан.

– Не знаем, – согласился собеседник.

– Тогда, давай так. Выкладывай всё, что знаешь, а там сообразим…

Пока эти двое промеж себя разглагольствовали, у меня, в принципе, созрел план действий.
Сообщение отредактировал Комкор - Пятница, 29 Декабря 2017, 12:03


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Воскресенье, 31 Декабря 2017, 07:15 | Сообщение # 283
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 227
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Офигенное продолжение)) К сожалению не могу критиковать как профессионал (музы нет и никогда не было)))). Но на любительский взгляд написано хорошо.


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость." - Эйнштейн
Награды: 2  
Kitten Дата: Воскресенье, 31 Декабря 2017, 18:28 | Сообщение # 284
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7431
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Во-первых, с наступающим! Автору - творческого роста в следующем году. Ну и прибавления числе читателей в своей темке.

Во-вторых, все-таки не удержусь от незначительной (в честь праздника) критики (шевеля когтистой кошачьей лапкой).

Цитата Комкор ()
Слышу тебя удовлетворительно, но паскудно.
как-то одно определение с другим не клеется (попытка автора совместить противоположности по смысловому значению). Надо выбрать что-то одно: либо первое, либо второе. Думаю, судя по тому, что разговор все-таки состоялся, стоит оставить первое. Удовлетворительно - это хуже, чем хорошо, но лучше, чем паскудно. Паскудно - все же определение по смыслу ближе к негативной крайности.

Цитата Комкор ()
Но Дегтярёв не был бы Дегтярёвым, если бы не выходил в эфир только по большим праздникам. Просто так он в радиосети не появлялся: даже просто поймать его на частоте уже было большим достижением. А тут ещё и лично объявился: это «жжж» неспроста.
отсюда вывод - по всему большой праздник.

Цитата Комкор ()
По словам Лилит выходило, что озноб является побочным эффектом после кормёжки рейфов, и пройдёт он ещё не скоро.
интересно, откуда у неё сея инфа, из личного опыта? Но если ею кормились хотя бы раз по-настоящему, то она должна быть как минимум внешне бабушкой, а в худшем случае - высохшей мумией, которая никому ничего рассказать не может, тем более подобную подробность из мира ощущений.

Цитата Комкор ()
– Рассасывается митинг после очереди из пулемёта, – неуклюже пошутил я, снимая со спины автомат. – А туманы исчезают.
туманы вообще-то тают.

Цитата Комкор ()
Люди застряли в пространственно-временной аномалии, не имея возможности выбраться.
откуда таковая аномалия взялась? Рейфы создать её не могли - не их уровень. Природные аномалии довольно редки и нестабильны.

Кстати, вопрос не по тексту - Комкор, вам доводилось читать романы В Головачева? В частности "Схрон"? Я не так давно дочитала. Интересная вещь (и кстати аккурат про пространственно-временные аномалии).


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Воскресенье, 31 Декабря 2017, 22:30 | Сообщение # 285
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 415
Репутация: 362
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Kitten,
Цитата Kitten ()
как-то одно определение с другим не клеется (попытка автора совместить противоположности по смысловому значению). Надо выбрать что-то одно: либо первое, либо второе. Думаю, судя по тому, что разговор все-таки состоялся, стоит оставить первое. Удовлетворительно - это хуже, чем хорошо, но лучше, чем паскудно. Паскудно - все же определение по смыслу ближе к негативной крайности.

Так весь фикус-пикус в этакой амбивалентности. Когда да - это нет, только да. В общем, если не вдаваться в дебри, то это типичный пример очень плоского армейского юмора, понятный лишь "узкому казачьему кругу" лиц, очень долгое время с ним имевшим дело. Штука крайне въедливая и прилипчивая, а потому отвязаться от неё выйдёт с трудом, и не у всех)))

Цитата Kitten ()
интересно, откуда у неё сея инфа, из личного опыта? Но если ею кормились хотя бы раз по-настоящему, то она должна быть как минимум внешне бабушкой, а в худшем случае - высохшей мумией, которая никому ничего рассказать не может, тем более подобную подробность из мира ощущений.

Только дурак учится на своих ошибках: умный учится на чужих. Сказал, по-моему, Уинстон Черчилль, но это неточно. Суть в том, что не только собственный опыт бывает источником информации: что-то можно почерпнуть и от других сапиенсов, благо, что человек - тварь коллективная (за крайне редким исключением, подтверждающим любое правило). Она могла заиметь эту информацию от кого угодно, начиная от выживших после кормёжки. Мы-то не знаем, какой это по счёту у неё круг? Что она переживала и делала в прочие повторы? На этом и строится всё произведение.

Цитата Kitten ()
туманы вообще-то тают.

Тогда весь смак момента пропадает)))).

Цитата Kitten ()
откуда таковая аномалия взялась? Рейфы создать её не могли - не их уровень. Природные аномалии довольно редки и нестабильны.

В последующих трёх-четырёх выкладках планировал дать этому относительно вразумительное объяснение по тексту. Если не забуду ohno

Цитата Kitten ()
Кстати, вопрос не по тексту - Комкор, вам доводилось читать романы В Головачева? В частности "Схрон"? Я не так давно дочитала. Интересная вещь (и кстати аккурат про пространственно-временные аномалии).

Нет, знаете ли, как-то не сподобился на сие деяние. Время будет - ознакомлюсь, однако. Надо будет в грядущем году потихоньку расширять свой кругозор через расширение личного библиотечного арсенала. Спасибо за наводку.

Добавлено (31 Декабря 2017, 22:30)
---------------------------------------------
Черновик от последнего дня уходящего года.

Во-первых. Кэп дал нам три устройства противофазной маскировки: смонтированные на кожаном поручне генераторы фазовых инверсий. Небольшие изделия, при первом знакомстве можно принять за символические украшения или боевые амулеты. Используя их, можно проникнуть на территорию объекта: подсчитать численность противника и планировку станции, разработать план штурма с учётом этих данных.

Во-вторых. Если идти на штурм – то без потерь точно не обойтись. Хотя бы, потому, что численность врага мы не знаем, и штурмам обучены крайне хреново. Просто представляем, как это делается: не больше. Тут нужна именно зачистка. С другой стороны, даже для зачистки нас слишком мало. При зачистке район блокируется, входы и выходы перекрываются, перекрёстки и проходы блокируются бронегруппами при поддержке техники. Нас же – чуть больше, чем полтора десятка человек. Ни на какое блокирование этого числа школьников точно не хватит.

В-третьих, слишком всё просто выходит. То есть, захватить удерживаемый объект силами одного отделения – уже непросто, но нет уточняющих вводных. Я бы, будь на месте этих боевиков или бандитов, кем бы они ни были, заминировал подступы к объекту, и, если б не выставил дозорное охранение, то, как минимум, посадил дежурного за камеры слежения и прикрылся б живым щитом. То есть, заимел нескольких заложников из числа местных: уверен, вооружённый захват и похищение человека такой группой, что сумела занять станцию очистки, должен быть обеспечен быстротой и лёгкостью.

В-четвёртых, в-пятых и в-шестых. Всё упирается в неразведанный объект…

– Капитан, – окликнул я Косорукова. – Я пойду, осмотрюсь.

– Давай, – бросил через плечо он. – Только не светись сильно.

Не может. Не может быть всё так легко. Приехать, отстреляться и уехать: так просто не бывает. Даже на контрольных стрельбах, куда съезжается хренова туча генералитета и проверяющих в количествах, больших, чем число участников и стрелков, так гладко не бывает. Однозначно, где-то подложена свинья.

И я хочу её найти. Ибо, если удастся обнаружить такую свинку, то окорок с неё можно будет поиметь преизрядный.

Под шумок отошёл к машине: надо достать один из тех приборов маскировки, что дал нам Дегтярёв. «Светить» их и впрямь стоило поменьше: отбрехаться можно будет потом от многого – победителей не судят. Но, чем меньше на нас будет объективных грешков, тем более чистыми и невинными агнцами мы будем выглядеть в глазах общественности, перед которой придётся защищаться. Это – что касается будущего. Касательно же настоящего, любая мало-мальски разумная секретность позволит избежать лишних вопросов на местах.

– Я смотрю, лавры героя не дают тебе покоя? – раздался голос позади, когда я потянулся за ручкой дверцы КУНГа.

Резко развернуться на звук: замах руки с прицелом на район гортани.

Только, когда ладонь сомкнулась на горле внезапно нарисовавшегося собеседника, я увидел: «свои».

– Что ж вас всех так со спины тянет подкрасться? – пробормотал я, отступая от Кристины. – Видит Бог, что не хочу братоубийством заниматься, так ведь вынудите. Однажды кто-нибудь из вас точно скончается на моих руках.

– Поверь мне, – хитро улыбнулась Кристина, пряча руки за спиной. – Я бы с гораздо большим удовольствием скончалась бы в твоих объятиях. И не раз, – вот же ж бестия, ещё и стебётся, подмигивая!

– Ещё один смертник на мою седину, – усмехнулся я, раскрывая дверцу КУНГа.

Во избежание, свёртки с приборами перед выездом убрал под рундук, основательно заложив их нашими рюкзаками. Если что – с меня взятки гладки. Но сейчас я хочу провести разведку в одно рыло, с полным шухером ниже воды и тише травы. Эх, жаль, раньше эти примочки к нам не попали. Столько проблем удалось бы избежать!

– Ещё вопрос, кто тут из нас смертник, – хмыкнула Кристина, забираясь за мной в кузов. – Ты мне так и не ответил толком, что с вами приключилось, что вы все седые стали, как с хлоркой постиранные?

– Ну, как сказал твой дядя, – протянул я, присаживаясь на рундук. – Смерть посрать отпустила.

– Это я вижу, – подтвердила девушка. – А по факту?

– С рейфами схлестнулись, – коротко просветил в ответ. – Дошло до рукопашной. Не удержали на дистанции огня, пришлось драться.

– И как оно? – выпалила она, но тут же осеклась. – Блин, извини… Но…

– Дерьмово, как ещё, – пожал плечами. – За две минуты лет на семь или десять в минус. Особо строгого режима. Да ещё и с карцером.

– Кстати, о карцере, – нахмурилась Кристина. – Ты как-то обмолвился, что тебя чуть не расстреляли. За какие такие заслуги перед отечеством?

– Девчонку безногую видела? – поинтересовался я. – Позывной «Рысь». Вырвал из-под лап рейфа и притащил на базу, чем подвёл под монастырь её и командира. Ну, и себя заодно, пользуясь случаем. К сожалению, у неё, в отличие от тебя, родственников в командовании объекта не было. Меня с ней к стенке и поставили.

– Но ведь не расстреляли? – не поняла она.

– Дали младшего лейтенанта, – горько усмехнулся я, вспоминая тот злогребучий денёк. – Содрали в качестве штрафа зарплату от Минобороны, о которой я и не знал, да девчонке бионические протезы по шустрому заделали. И ко мне приставили. Мол, ты в ответе за тех, кого приручил. Раз спас – то вот тебе и флаги в жо… в руки, то есть. Присматривай за ней теперь.

– Хрена себе… – вырвалось у девушки. – Эка, у вас тут пуляют…

– Стоп. – до меня только сейчас дошло, что «а» плюс «б» ни хрена не равняется нолю. – А ты-то с какого фаллоса за нами увязалась?

– Ну… – замялась Кристина. – Помнишь, я к вам на базу отдыха в составе этого же отряда приезжала? Меня тогда медиком записали в группу.

– Допустим, – нахмурился я.

События той недели я и впрямь помню отрывисто. Но вот хищный плотоядный взгляд постоянно облизывающейся девчонки с санитарным снаряжением полевого медика я забыть не в состоянии.

– Этот отряд опять к вам послали, – довольно зажмурилась девчонка. – В том же численном количестве. А меня из его списков личного состава дядя вычеркнуть забыл. Ну, я и помалкивала в тряпочку! Правда, я лапочка?

Сказать, что я потерял дар речи – означало бы серьёзно погрешить против истины. Да я был просто в ахере с хитрожопости этой безбашенной дурёхи! Ей мало того, что с ней на госпитале приключилось?! У неё же только-только руки зажили! Я первый раз вижу её без бинтов на кистях!

– Мне, кстати, даже позывной приписали, – продолжала улыбаться она. – «Рокада». Прошу, так сказать, любить и жаловать!

Мне оставалось только вздыхать. Господи… неужели у меня в подразделении нормально мыслят только парни? Что не девка – то с прибабахом. Ну, про Лилит я вообще молчу: там клиника без рецептов, просто хронический диагноз. Доведись мне пройти через то же – я вряд ли стал бы лучше. Раптория – тот ещё фрукт! Точнее, ягодка. Про Кирсанову даже заикаться смысла нет: бой-баба, конечно, но крыша медленно вращается на подшипниках качения без смазки и с абразивом, тщетно изображая безудержную езду. Гайка – та вообще догадалась крейсер угнать. Рысь – ещё куда ни шло, но тоже явно не с царём в башке: догадалась на протезах выйти на прочёску, да ещё и у отца боевой дробовик скоммуниздила. Похоже, нормальные девчонки у нас только Астория с Багирой и Литерой, но это неточно. Видать, просто ещё не успели набедокурить на мою башку. Ну, или я об этом пока не знаю.

– Вернёмся в Город – скажу Дегтярёву, чтобы вставил тебе по первое число, – посулил я, доставая устройство маскировки.

– А сам что? – широко улыбнулась девушка. – Не можешь?

Эту реплику я оставил без ответа. Нет желания соревноваться в остроумных ответах.

Ну-с, помолясь – приступим.

Перво-наперво, для разведки мне с собой много снаряжения не понадобится. Я же не разведку боем проводить собрался? Только самый минимум, без чего ну вообще никак не обойтись. Поэтому, сбросил с себя всё лишнее, что может помешать. При себе оставил только свой НР-40 в набедренном кармане «прыжковки», да взял с собой «Сайгу»: один 10-зарядный магазин примкнут к оружию, и ещё два, на всякий случай, с собой в карманы брюк. Последние достаточно тесные, чтобы магазины не лязгали при перемещении, и довольно глубоки, чтобы не потерять содержимое.

Да и как можно незаметно потерять магазины, каждый из которых с патронами весит больше килограмма? Попробуйте в карманы брюк запихать по литровой бутылке с жидкостью, да погуляйте несколько часов кряду: ощущения примерно те же.

Зато с «Сайгой» решил поэкспериментировать. У нас в машине до сих пор катался мой ящик из каптёрки, в который я ссыпал потроха и обвес для оружия. Когда-то, ещё до войны, прикупил пару ништяков с целью эксперимента, да опробовать как-то не срослось. Теперь решил проверить: а нужны ли они мне вообще?

«Сайга» в 12-том калибре – оружие исключительно ближнего боя. Даже дальний результативный выстрел пулей возможен только с чудовищным везением и огромным везением. Да и без везения тут никак не обойтись. Так, и только так ею можно эффективно работать на дальности свыше полусотни метров: особенно, если оружие имеет короткий штурмовой ствол. Честно говоря, как охотничье оружие, оно чрезмерно тяжело и неудобно: да и в длительный отрыв я его брал только потому, что альтернатив, по сути, не было.

А раз оружие предназначено для ближнего боя, то для него мы и экипируемся.

Начал с приклада: на него пришлёпнул резиновую «калошу», которая раньше поставлялась в комплекте с подствольным гранатомётом. Сам ГП-25 «Костёр» мне на хрен сейчас не нужен: да и нет на «Сайге» приливов под него. А вот калоша, предназначенная для гашения импульса отдачи, может пригодиться. Вес небольшой, меньше ста грамм, а мягкая – как перина. Пусть и чуть-чуть залежавшаяся.

На крышку ствольной коробки поставил коллиматорный прицел. Говорят, для быстрого прицельного выстрела накоротке он эффективнее штатных открытых прицельных приспособлений. Вот и проверим заодно. Зажимной эксцентрик в одно движение запирает прибор на посадочном месте планки, прицел установлен. Для проверки включаю устройство: на обзорном объективе вспыхивает весьма заметная для стрелка прицельная марка. Что ж. Поглядим.

Под цевьё встала штурмовая рукоятка. До сих пор я применял только «охотничий» или «спортивный» хват: поэкспериментируем и с этим. Интересность в том, что у рукоятки полое тельце с резьбовой крышкой: можно запихать что угодно, начиная от батареек для прицела и заканчивая аварийным батончиком и промедолом.

Подствольный фонарь так и так был установлен: без него я никуда. Даже в светлое время суток обстановка может заставить тебя спуститься в неосвещённые помещения. Тратить время на установку? Увольте. Пусть сразу живёт.

А вот облегчённые сошки присобачить попробуем. Пусть они, как «облегчённые», довольно хилые, не чета «рельсам» от РПК, но позволяют расширить применение оружия и тактику его использования. Самое главное – с ними оружие можно оставлять даже в луже и по уши в грязи: ствол и затворная группа не нажрутся грязи, пыли и сора. А уж про классику засад я умолчу.

Общий вес вырос незначительно: для меня, уже привыкшего работать с крупными калибрами, не критично. Да и не так уж далеко я собирался уходить.

Напоследок, перемотал изолентой пообтрепавшиеся узлы на антабках ремня, и пробежался по креплению сошек. «Облегчённые», они имели хилый подгон частей и довольно ощутимо лязгали. Досадное недоразумение было устранено на месте.

Кристина с интересом наблюдала за моими сборами. Было видно, что она не из праздного любопытства за мной следит: она действительно внимательно изучала мои действия, и, кажется, даже запоминала. Только зачем ей это? С её комплекцией ей ничего тяжелее АКСУ или ТИССа давать нельзя.

– Рацию не берёшь? – поинтересовалась девушка.

Я задумался, перекинув ремень карабина через плечо.

С одной стороны, «Рокада» права. Без связи нет удара, без связи нет броска. Без связи стоят мало любых родов войска. Рация нужна, как вода. Без неё ни помощи не запросить, ни огонь не скорректировать.

С другой стороны, р/с – это лишний шанс запалиться. Пусть каналы мы используем с кодировкой, пусть у нас настроены субканалы, пусть у нас шифровка передач (хоть и самая примитивная), но прими радейка случайный радиообмен в эфире – и вся маскировка на хрен слетает. Да и антенна будет торчать: ещё зацеплюсь за что-нибудь, не приведи Господь.

Дилемма.

С третьей стороны: случись что – буду отстреливаться. Попасть по невидимому в оптическом диапазоне стрелку можно чисто интуитивно или по случайности. У меня же – тактическое преимущество. А гипотетическая польза – во сто крат превосходит оный же риск. Так что – надо брать, дайте два.

– Пожалуй, возьму, – согласился я.

А вот аптечку точно придётся оставить. Незачем мне с собой таскать целый кофр, где одних только медикаментов на два килограмма. Ограничимся двумя жгутами в правом наплечном кармане и резервным перевязочным пакетом в левом.

Перед выходом проверил магазины. Все три забиты дробью «четыре ноля»: моя любимая после ряда «полевых» испытаний. Дробин достаточно много в патроне типа «магнум», осыпь большая, масса дробинок в отдельности немалая, кинетика высокая, хоть и не запредельная. Да и в случае рикошета пятимиллиметровый шарик лучше, чем сантиметровая байда.

Ну, и ещё детектор Древних захватить. Как оказалось, полезная хреновина. Помогает не подохнуть в бою. Во всяком случае, не сразу.

– Ну, – вздохнул я, подгоняя ремень карабина. – Я пошёл.

– Эй. – серьёзным голосом окликнула меня девушка.

Я повернулся к ней, уже собираясь выгружаться.

Та стояла в полуметре от меня и абсолютно серьёзными глазами смотрела на меня. Стояла, смотрела и молчала.

– Ну? – переспросил я секунд через десять.

Кристина резко шагнула вперёд и с силой прижалась ко мне. Полсекунды колебаний – и наши губы сомкнулись в быстром, но решительном поцелуе.

– Возвращайся живым, – прошептала она, отпуская объятья. – Я тебя жду.

Мне оставалось лишь усмехнуться.

– Как будто у меня есть выбор…

Устройство противофазной маскировки я надевал, выпрыгивая из КУНГа. Уже на улице включил прибор: по руке прошлась лёгкая вибрация, будто телефон на виброрежиме лежал в нарукавном кармане. Правда, длилось это не очень долго: несколько секунд.

В последний раз проверил свой набор. Карабин, рация, запасные магазины, нож, кровоостанавливающие средства, детектор. Всё. В этот раз больше ничего лишнего. Ну-с, с Богом!

***

Рекогносцировку я начал с того, что забрался на один из терриконов, у подножия которых расположилась территория станции. Собственно, на этом она и закончилась.

Нечего было рекогносцировать. Вся картина маслом умещалась в одной щепотке соли.

Пять терриконов на некотором удалении друг от друга. Каждый высотой около трёх десятков метров. Площадь основания, которые они занимали, была весомой: склоны не очень круты, но не каждая техника заберётся наверх.

Внизу раскинулась станция очистки. Сразу заприметил: ни хрена это не была станция очистки. Точнее, возможно, она и выполняла её роль, но оборудование было смонтировано на базе котельной, причём довольно старой.

Две водонапорные башни метров по двадцать высотой: в ближайшем ко мне углу территории. Три огромных танка для воды, засыпанные землёй: выглядят как три массивных холма. Выдают их назначение трубы вентиляции (чтоб вода не «зацвела» и не заплесневела), технологические люки на верхних срезах и измерительные окна для контроля уровня воды. Я бы сказал, что холмы в высоту метров по пятнадцать, да и диаметр цистерн танков явно не меньше.

Возле танков – здание, явно отведённое когда-то под насосную. Нынче от него мало что осталось: кирпичное строение уныло глядело на округу пустыми глазницами окон, входная дверь отсутствует, над косяком и окладами окон следы подпалин, на застланной рубероидом крыше следы стороннего воздействия – как будто кто-то или что-то учиняло там зло и беззаконие.

Дальше шло довольно значительное пространство – метров семьдесят – отведённое под складские нужды. Судя по всему, территория открытого склада или стоянки техники: рядом с этим местом подземный резервуар. По всей видимости, для топлива, что питало бывшую котельную. То ли мазут, то ли ещё что. Но не сыпучее: это точно.

За топливным резервуаром – само здание котельной, и КПП в заборе.

На здании следы обстрела. Некоторые окна выбиты, в некоторых разбиты только стёкла. На стенах выбоины: но с такого расстояния непонятно, то ли от пуль, то ли от времени просто отвалилась краска со штукатуркой.

КПП выжжено дотла: входная дверь распахнута, над её косяком и окнами характерные следы копоти. Нет-нет, да ветер и доносит до моей позиции запах свежего пожарища. Дыма нет, нет и пыли: значит, не сегодня горело – это наверняка.

Входные ворота забаррикадированы подогнанным к ним вплотную старым «ЗиЛом»: машину поставили поперёк проезда. Даже, если кто-то откроет створки, проехать можно будет только на БТРе.

Ну, или на «Тайфуне».

Над всей этой территорией воздымается 50-тиметровая труба котельной: понятное дело, ныне не функционирующая по прямому назначению – контур охлаждения с принудительной вытяжкой, да ещё и с такой высокой трубой, насосно-очистной станции на фиг не нужны. Это же не станция очистки сточных вод.

Зато, наблюдение: на трубе установлены несколько круговых всенаправленных антенн – раз, проблесковый маяк – два, и рупор ревуна гражданской обороны – три.

Касательно забора: действительно, бетонный. Действительно, с колючей проволокой поверху. Возможно, даже под напряжением.

Вдоль забора – столбы ЛЭП. Как и положено, каждые полсотни метров по одной штуке. Судя по разветвителям – 220 или 380 вольт. Заканчивается линия на трансформаторе, что на территории станции. Значит, скорее всего, 380.

Зачем мне эта информация? Да ваще не зачем. Ни взрывать опоры, ни обесточивать комплекс я не собирался: это лишь вызовет шухер среди бандитов, и предупредит о нашем визите. Я всего лишь анализирую то, что вижу. Смотрю где может затаиться враг. Откуда ожидать обстрела. Куда проще и безопасней отступить. Куда соваться не стоит. И тэ дэ, и тэ пэ.

А ещё вижу я и то, что на некоторых столбах – выносные камеры наблюдения во всепогодных корпусах. И, кажется, даже антивандальных. Пуля или дробь всё равно уничтожит, но камнями и палками такую не сбить. А, судя по тянущимся от них проводам, камеры не бутафорские: настоящие. Вот только работают ли? Сейчас узнаем.

Единственный рабочий вариант действий я видел следующим образом. Поскольку есть камеры, причём, установленные грамотно, без мёртвых зон, то незаметно пробраться через забор не выйдет. Даже, если камеры не увидят моё тело в оптическом диапазоне, внезапно обвисшие концы колючей проволоки, когда я её перережу, точно спалят. Могут, конечно, и не увидеть: но я не знаю разрешения объективов камер. Может, там хрень, которая только примерно видит происходящее. А, может, там картинка с разрешением под 4К. Вряд ли, конечно, но рисковать не хочется.

Равно как и неизвестно, посадили ли бандиты дежурного на камеры. А если и посадили, то неизвестно, бакланит ли он или дежурит.

Поэтому, проникаем через КПП: раз вынесены входные двери, то пройти труда не составит. Ключевой момент – проход может простреливаться. Поэтому, придётся идти так, чтобы не задевать окружающих объектов. Может, и пронесёт. А, может, кто-нибудь возьмёт, да даст пару очередей для острастки в покачнувшуюся дверь или кустик. Поэтому, на хрен рисковать. Не тот сценарий.

Проникаем через КПП и производим доразведку местности. Ищем укрепления, растяжки, сигнальные устройства, считаем численность боевиков. Если есть заложники – считаем и их. После с этой информацией возвращаемся к своим, передаём данные и планируем операцию по зачистке.

Есть два ключевых момента.

Во-первых, здание станции необходимо нам в относительной целости. Нам же ещё подачу воды восстанавливать. Поэтому, портить оборудование в перестрелке и взрывами нам ни к чему.

Во-вторых, если есть заложники, то их лучше удалить перед зачисткой, или спланировать операцию так, чтобы причинить им минимальный риск.

Если есть возможность ограничить бандитам возможности при обороне – то лучше это сделать. Например, найдя склады с оружием, буде таковые случатся, привести их в негодность. Или запереть. А, к примеру, вычислив старшего – устранить. Без командования любая сколь бы то ни было значимая сила становится менее боеготовой и гораздо быстрее теряет моральный и боевой дух.

Немаловажный аспект, кстати: на улице растёт температура. Время тянется к обеду, а на жаре – самое то поспать после еды. И, желательно, где-нибудь в теньке. Стало быть, имеет смысл потратить оставшееся до обеда время на доразведку, а зачистку начать, когда основную кучу сморит. Вряд ли они тут все образцово-показательные солдаты, будут все стоять на часах, охранять периметр, делать обходы и пристреливать местность. Хотя, если среди них бывший или действующий военный – то могут. Опять же – разведка покажет.

Я потянулся за рацией.

– Вниманию всех на частоте. Я Шаман. Перехожу на третий канал, запрашиваю режим радиомолчания. Меня не вызывать: в случае необходимости, на связь выйду сам. Конец передачи.

Начинаем-с.

Сразу вламываться на объект в стиле штурмовых команд «Каскада» и «Вымпела» я не стал: чревато, знаете ли, так делать на незнакомом объекте, да ещё и в одно рыло. Вместо этого я ещё от террикона к КПП направился неспешным аллюром, набивая ногу.

Во-первых, при обычной ходьбе любая обувь, если это не новый кроссовок, будет издавать демаскирующий звук. И неважно, по чему ты идёшь: на песке – шипеть, на щебёнке – лязгать, на асфальте – стучать, на почве – шуршать. Звуки будут по любому. Поэтому, за те сотни метров, что отделяли меня от КПП, я рассчитывал чутка приноровиться ступать как можно тише: пусть и в ущерб скорости.

Во-вторых, при движении шуршит так же и одежда. У нас «прыжковка» – сплошь полиэстер, довольно здорово звучит. Даже в десяти метрах от тебя слышно, как ты полез в карман. Быстро вырабатываем и малошумный стиль ходьбы с учётом этого нюанса. Полностью бесшумно двигаться всё равно не смогу: но сократить исходящий от меня шум надо.

В-третьих, пока идём, ищем вдоль забора закладки. Если бандиты более или менее смыслят в обороне занятых позиций, то они просто обязаны расставить несколько растяжек, пусть даже бутафорских. Или одну настоящую. Поэтому идём и внимательно смотрим: под забором небольшая поросль травы, кем-то заботливо подкошенная не далее как неделю назад. Недостаточно высокая, чтобы скрыть все взрывные устройства, но достаточно зелёная, чтоб на ней было мало заметны корпуса гранат, направленных мин и пиропатронов.

В-четвёртых, не забываем про банальную осторожность. Не факт, что какому-то долбодятлу не приспичит спьяну высунуться в окно и с безудержной матершиной высадить в Божий свет, как в копеечку, пару-тройку магазинов. Идём вдоль территории котельной (ныне станции очистки) и внематочно палим окна. Заодно, ищем любое движение: заложник ли сбежал, бешеная собака ли сунулась, кто-то из местных в отчаянии решил ли сунуться в лобовую за водой. Бдительность, бдительность и ещё раз бдительность.

Вот и здание КПП. Содержимое «дежурки» выжжено просто в порошок, даже искать нечего. Не пострадали только кирпичные стены и железные двери: вся материальная часть восстановлению не подлежит. Контрольно-пропускной терминал, рабочий стол, компьютер, телевизор, микроволновка, шконка для отдыха охранника, останки тела охранника. Последнее сейчас в таком состоянии, что даже не скажешь, чем его застрелили.

Воротца пропускного терминала выломаны на корню. Учитывая, как их приварили на заводе, рискну предположить, что выдернули их тем же ЗиЛом, что перегородил проезд. Ибо на металле явные следы разрыва: болгаркой или лобзиком такого не сделать.

Тут мы надолго не задержимся…

Теперь – момент истины.

Тихо, медленно, аккуратно, подходим к двери КПП, ведущей на территорию станции. Дверь распахнута настежь, гостеприимно предлагающая войти всем и вся. За дверью, метрах в двенадцати, виднеется тело в синей форменной одежде: даже отсюда заметно, что кожные покровы очень серые, почти бледные. Явно не сегодня скончался боец. Пока всё сходится с тем, что рассказали ДПСники: одного они потеряли, и отступили. Даже погибшего не забрали. Значит, огонь был шквальным, или они не знали, откуда стреляли.

Но я не вижу автомата на теле. Забрали ли его свои же, или он стал трофеем бандитов? Нынче узнаем.

Прежде, чем высунуться из-за дверного косяка, внимательно осматриваю всё, что видно отсюда. Бандиты-бандитами, но кто сказал, что у них не может быть того же тепловизора, к примеру? Тогда им даже не обязательно меня видеть: нашпигуют свинцом, тупо целясь «в ту сторону». В мою, то есть.

Позицию стрелка, блокирующего проход, я действительно увидел.

Картина маслом выглядела следующим образом. Прямо напротив КПП, на первом этаже здания котельной, располагался крытый гараж с переходом к самому зданию. Створки ворот распахнуты, техники внутри нет, равно как и чего бы то ни было гаражного. Единственное, что позволило идентифицировать помещение – смотровые ямы в полу.

В этом помещении, за притащенным столом, закинув на него ноги, восседало грузного вида тело с пузом, на которое не налез бы даже оружейный ремень автомата, распущенный на всю длину. Нынче это тело блаженно похрапывало, уронив башню на грудь. Чуткость его сна я бы проверять не стал, но вот его надо однозначно снять.

Больше с моей позиции никого видно не было. Видимо, толстяк сидел тут просто для проформы, изображая бурную деятельность.

Дробовик – оружие богов, но выстрел оповестит о моём присутствии всех в радиусе пяти километров с копейками. Поэтому, нож – оружие гениев.

Тихо расстёгиваю набедренный карман, достаю нож и перевожу карабин за спину: в ближайшую минуту он мне пригодиться не должен.

Медленно, стараясь не шаркать по асфальтовой дорожке, двигаюсь от КПП к гаражу. С непривычки нелегко передвигаться бесшумно, поэтому контролирую каждый шаг. Ноги переставлять шире, чтобы не шуршать штанинами. Ступни поднимать выше, чтоб не шаркать подошвой. Руки держать дальше, чтоб не шуршать рукавами. Дышать ртом и медленно, чтобы звук дыхания был как можно тише, особенно на выдохе.

Кстати, наблюдение. Я перепробовал много обуви на своих ходках. Редко какая жила долго, потому и менял часто. Заметил одну особенность. Подошва из масло-бензо-стойкой резины хоть и мало стирается по асфальту, но очень громкая. Чтобы тихо с ней ходить, надо ступать или очень-очень медленно, или всё время перемещаться на внешней стороне ступни. Подошва из термополиуретана очень мягкая. Она быстрее сотрётся об асфальт, особенно в пятках, но она очень тихая. Даже по щебёнке и сыпучим грунтам. Про асфальт вообще молчу: по нему можно ходить на достаточно высокой скорости, не вызывая паразитных шумов. Правда, есть один минус: подошва ТПУ, если получит достаточно глубокий порез (стеклом или камнем), в том месте будет хлюпать на сырой погоде. Несмотря на это, мягкая подошва – наше всё. Да и долго ходить в ней удобней, особенно под нагрузкой.

Толстяк не просыпался. Спал, может, и не очень крепко, но моего присутствия не почувствовал.

Прежде, чем снимать часового, надо узнать, не приведёт ли это к шухеру.

Ещё раз осматриваемся вокруг: его позиция ниоткуда больше не видна, а в тех местах, что видны отсюда, врага не наблюдается. Контрольный взгляд, брошенный на экран детектора, это подтверждает.

Что, впрочем, не означает отсутствие оного.

На теле, восседающем за столом в майке и драных брюках «флоры», ни рации, ни сигнальных устройств на видно. Значит ли это, что они не придерживаются дисциплины связи? Или это такой часовой-оболтус? Хрен его знает.

Возле стола стоит его оружие: добротная МР-155. Хороший полуавтомат, мне нравится. Однозначно, мой трофей.

Только очень громкий. Тихо перезарядить или разрядить – не получится, беззвучно дослать патрон в магазин – тоже. Но скорострельная. Этого не отнять. А ещё – надёжная. Как и всё наше оружие.

Храпит? Храпит. Это я про часового, а не про ружьё, если что. Извини, мужик. Ничего личного.

Нож, хоть и реплика НР-40, отличается от оригинала лишь толщиной обуха: не больше двух с половиной миллиметров, чтоб не подходить под холодное оружие. Меня это колыхать не должно: как владелец огнестрела, я имел право на ношение любого охотничьего ножа, даже попадающего под категорию холодного оружия. В нашем законодательстве был пробел: некоторым очень законным путём можно снизить не только возраст вступления в брак или получения разрешения на оружие до 16 лет, но и получить разрешение на ношение «холодняка».

Но сейчас толщина обуха лишь пошла на пользу. Нож с такой лёгкостью вошёл в горло толстяка, что даже не понадобилось нажимать на гарду: буквально, как в масло. Я бы даже сказал, не вошёл, а провалился.

Тело резко вздрогнуло и захрипело. Нож я поспешил вырвать: кровь хлынула наружу небольшим тёмным фонтаном. Пока часовой не проснулся до конца, резко пнул его в сторону смотровой ямы гаража: тело грузно рухнуло вниз на полтора метра и в хриплых конвульсиях дёргалось ещё секунд тридцать. Но полностью часовой замер только через минуту.

Вообще, не самый лучший способ снятия часового. Каждый боец должен помнить, что на месте его цели может быть и он сам. А потому часовых предписывается умерщвлять без излишней жестокости: самым быстрым ударом, вызывающим немедленную смерть. Умирать две-три минуты, тянущимися бесконечно долго, с залитой собственной кровью гортанью и лёгкими, без возможности сделать вдох или выдох – не самая приятная смерть. Но нож у меня – не кинжал, с комплекцией этого тела до сердца или печени я бы не достал, а, проткнув лёгкое, лишь продлил бы ему муки. В общем, кто на что учился.

На всякий случай, вытер нож об первую попавшуюся в гараже тряпку: чтобы стекающая с клинка кровь своими каплями не выдала мой путь перемещения.

Трофейный дробовик я отложил в сторону, предварительно проверив положение предохранителя и отсекателя патронов: есть в МР-155 такая функция, как блокировка подачи боеприпасов из магазина. Включается механически и автоматического отключения не имеет. Тот, кто плохо знаком с конструкцией этого ружья, схватив его в горячке, не сразу сообразит, почему нет огня. Даже, если высадит первый патрон, который может быть в патроннике, перезаряда не произойдёт: боеприпас не выйдет на линию подачи.

Теперь – заходим в здание котельной.

В машинном зале было смонтировано насосное оборудование и фильтрационные центрифуги. Тут ничего интересного, я всё равно в этой теме очень мало шарю. Потрачу сутки – может, сумею управлять станцией, если разберусь. А так – двигаем дальше.

Меня интересует одна схема, работающая всегда, везде и по любому поводу. Ходом малярной кисти, сверху вниз. Поднявшись наверх, с самой крыши объекта спускаться вниз, прочёсывая все помещения одним разом, не проходя по одному месту дважды. Экономит время и силы.

Но сейчас лучше изменить привычке, начав снизу вверх. Если бандиты достаточно умны, то они просто обязаны обезопасить себя заложниками: иначе местные просто поднимут их на вилы. Самым логичным местом, где могут держать пленных – подвал. Где никто не услышит криков, и откуда тяжелее сбежать.

Построек на территории, пригодных к удержанию пленников, я не увидел. На крыше котельной, просматриваемой с того террикона, тоже никого. Держать их в административных помещениях лично я бы не стал: оттуда легче убежать или подать сигналы. Остаётся только подвал.
Сообщение отредактировал Комкор - Воскресенье, 31 Декабря 2017, 22:30


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)