20:05
Страница 5 из 23«12345672223»
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет 
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Star Gate Commander: Земли без времени
профи Дата: Четверг, 31 Января 2013, 17:48 | Сообщение # 61
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 237
Репутация: 25
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Цитата (Комкор)
Поэтому Торренты рулят)

неполучится, инет *****, проводного не хотят проводить, им види те ли невыгодно, а модем мтс, это 5гб в месяц

Добавлено (31 Января 2013, 17:48)
---------------------------------------------

Цитата (Комкор)
Поэтому Торренты рулят)

неполучится, инет *****, проводного не хотят проводить, им види те ли невыгодно, а модем мтс, это 5гб в месяц


Пишу комментарии с планшета, за отсутствие цитат не бить, так как выделить текст не могу, а ВВ коды со мной не дружат.
Награды: 3  
Комкор Дата: Четверг, 31 Января 2013, 17:50 | Сообщение # 62
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 311
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Сочувствую, брат. Мог бы я скачать, да болванками тебе выслать по почте, но ты же знаешь нашу Почту России.
Сообщение отредактировал Комкор - Четверг, 31 Января 2013, 17:51


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
профи Дата: Четверг, 31 Января 2013, 17:53 | Сообщение # 63
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 237
Репутация: 25
Замечания: 20%
Статус: где-то там
ладно, я на боковую, а тебе совет, если перечитешь фанфик, то получишь в итоге продолжение =)


Пишу комментарии с планшета, за отсутствие цитат не бить, так как выделить текст не могу, а ВВ коды со мной не дружат.
Награды: 3  
Комкор Дата: Пятница, 01 Февраля 2013, 20:17 | Сообщение # 64
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 311
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Окау)

Добавлено (01 Февраля 2013, 20:17)
---------------------------------------------
Уже час спустя, не успели мы разойтись по своим делам, начал назревать баттхёрт.

Я собирался с мыслями и пытался осмыслить происходящее в масштабах галактики. Рейфы только-только прибыли до Млечного Пути, начинает собираться нашествие. Первым делом они разведают окрестности и постараются подкрепиться: видать, они здорово поголодали, покуда летели. Но им тут же засадят по самые гланды: Млечный Путь – галактика немаленькая, по сравнению-то с Пегасом. Тут и рас побольше водится, и обстановка совсем иная, нежели в карликовой галактике. Тех же чёрных дыр тут гораздо больше, а навигация в чужом мире рейфам явно не пойдёт на удовлетворение стремления к совершенствованию. Я это всё к тому, что бесполезно распыляя силы и ресурсы по галактике, бледнорылые заметно проредят свои ряды. К Земле они если и доберутся, то потери по пути им гарантированы. Можно смело рассчитывать на потери до половины личного состава… Если ульи и мощней ха`таков, то оставшиеся корабли джаффа возьмут числом, и чхать они хотели на стрелы, а обстрел с ульев в этом случае мало что даст: ха`так манёвренней, да поддерживается ал`кешами. Не так давно избавившись от ложных верований, свободные джаффа не преминут наподдать пинка под зад рейфам.

Размышления прервал тихий скрежет дверных петель: из полумрака дежурных ламп освещения коридоров подземелий в отсек вплыла Лилит.

Первая же фраза заставила меня забыть о том, что я обдумывал:

– Не прочь устроить локальный экстреминатус?

Чо?

– В смысле? – нахмурился я, моментально забыв о размышления по поводу грядущего нашествия. – Нам что, водородную бомбу в каптёрку прислали?

– Не совсем, – фыркнула Лилит, и захлопнула дверь.

Створка с грохотом лязгнула по коробу, взвизгнув запорами. Эхо от удара затихло через несколько секунд.

Девушка встала спиной к двери и откинулась на створку, будто бы пыталась заблокировать собой вход.

– Тут дела покруче, – сказала она. – Только что вернулась крайняя из твоих групп.

«Моих групп?». – подумал я. – «Когда это у меня появились группы?».

– Трое убиты.

Вот это хреново.

Честно говоря, не знаю, почему я не отреагировал на эту новость. Везде в своё время писали, что смерть, даже смерть друга – тяжёлый удар по психике подростка, тем паче – школьника. Но мне как-то по боку вышло, если честно: ну, минус так минус. Сколько там, говорите? Трое? Окау.

– Кто? – спросил я, сам про себя удивившись спокойствию своего голоса. Будто бы поинтересовался, кто на гастроли приезжал к нам в город.

– Колонизатор, Затворник и Зой. – так же спокойно ответила Лилит. – У одного – облучение нейтронной радиацией, у второго – асфиксия, у третьего – инсульт.

«Инсульт?», – мелькнуло в уме. – «Кровоизлияние в мозг – да у молодого бойца?». Кроме предрасположенности только одно могло вызвать такое состояние…

– Рейфы, – процедил я.

– Не обязательно, – пожала плечами Лилит. – Когда группа Зоя не вышла на связь, был послан спасательный отряд. Тела нашли в километре от врат, облачённые в церемониальные одежды эпохи бронзового века. По ходу, местные пытались их похоронить.

Твою мать… Я только сейчас понял, что последует за гибелью троих бойцов бригады.

– Мне пох, кто их пытался хоронить, – отозвался я. – Зато мне прекрасно известно, что значит сообщать близким о смерти родных.

– Что, уже «разносил похоронки»? – Лилит жёстко смерила меня взглядом.

Да как сказать… «разносил похоронки»… Был у меня товарищ: Клейном звали. Рослый такой, сильный, почти спортсмен. Старше меня он был, лет на пять, пожалуй. Собирался призываться: только ему повестка пришла, как на следующую неделю тело нашли мёртвым: отравление зарином. Залез на заброшенную воинскую часть, пробрался в какую-то подземку, где и надышался дрянью: всё из-за неисправного противогаза. А ведь парень в спецназ рвался… Так что, терять людей мне не в первой.

– Когда похороны? – поинтересовался я.

– Как оказалось, все трое крещённые были, – пожала плечами Лилит, почему-то отводя взгляд. – На всех троих телах – на груди кресты с распятием. Православные.
Так что, как обычно: на третий день.

– Послезавтра, то есть…

Это при условии, что командование не прикажет законсервировать тела: просто был неописуемый случай. Если тело находят без признаков жизни, но установить причину смерти невозможно на данный момент, труп могут закрыть в шкафу морга и держать там при морозе, пока мозг в карман не сольётся. А если ещё и медики отыщут что-то при вскрытии… Никакого уважения к павшим!

– В связи с этим, назревает досрочный БП. – холодно сообщила Лилит, поднимая на меня взгляд. – Нам предписано сегодня же отправиться на ту планету, где был отряд Зоя, и разведать обстановку. В случае необходимости – придётся драться.

– Пфф! – фыркнул я. – Драться по любому придётся! Что значит, «по необходимости»?

– Я это о том, – перебила меня девушка. – Что вслед за нами планируют выслать отряд «Собра». Они должны доставить тактический заряд и подорвать врата на планете.

– И? – переспросил я. Мне всё казалось очевидно простым.

Лилит опустила взгляд в пол.

К чему она клонила – я не понимал. Догадок в уме проскакивали десятки, но о правильной я даже и подозревать не мог.

Наконец, собиравшаяся с мыслями девушка нашла в себе силы изречь:

– Я до сих пор не встречала Тени…

Ёрш же ж твою меть! Меня как из ушата окатили.

Так вот оно что… Она не с рейфами драться собралась, а с сестрой. Теперь понятно, почему она выхватила меня тет-а-тет. Не хотела свидетелей…

– И что с меня требуется? – спокойно переспросил я.

Непонятно почему, но сердце моё забилось чаще. Кровь пульсирующим потоком понеслась к мозгу.

Лилит резко выпрямилась, но не отслонилась от двери.

– Что требуется от меня? – повторил я. – Хочешь, убью её?

Ё-ё-карный ротор генератора… Мне показалось, или Лилит испугалась?! Впрочем, та мимолётная искра с глазах моментально потухла: взор напарницы стал тусклее.

– Ты о чём?

А вот это реально дурка… Лилит включила наивняк.

Я окончательно запутался. Чего на хотела добиться? Неужели нельзя прямо сказать, в чём нужна помощь? А если таковая не требуется – зачем тогда разговоры водить?

– Зачем убивать? – во-от, вот это уже ближе к истине! – Зачем убивать её ТЕБЕ?

Пиля… Так вот она о чём. Всё понятно…

Я не психолог, но, по ходу, она ещё сама не разобралась со своими чувствами. Не хочет встречаться с сестрой, пусть такая вероятность и несущественна; но при этом понимает, что будет бой, и не хочет её убивать. Любовь сквозь ненависть? Как это по-сестрински… Только не втягивайте меня в эти игры, окай?

Пора кончать этот цирк…

– Когда сбор? – задал я вопрос, возвращая разговор в прежнее русло. – Во сколько выдвигаемся?

– Кэп ещё не дал добро… – старательно пряча волнение за будничной рутинной нотой голоса, произнесла Лилит. – Приказ должен поступить в районе…

Договорить она не успела: радейку на столе потревожил принимаемый сигнал.

– Шаман… – голос определённо принадлежал Кэпу, а следующая фраза говорящего полностью уничтожила оставшиеся в этом сомнения. – Это Дегтярёв. Собирай всю свою кодлу и пилите до меня. Я у себя.

Радиосвязь оборвалась. Беглое «Есть», брошенное в микрофон радиостанции, подкрепилось обыденным:

– Собираемся.

«Собираться» пришлось долго: отыскать разбрёдшихся по объекту ребят оказалось делом небыстрым. На запросы по рации половина группы не отвечала, а половина отзывалась как сквозь сон. В итоге, вместо того, чтобы прибыть в течение самое большее трёх-пяти минут, мы собирались четверть часа. В итоге, опуская все рутинные «Разрешите?», «Открыто», «Заходите» и иже с ними, мы таки-собрались у Кэпа в кабинете. Правда, «кабинете» – слабо сказано. Ныне отсек руководителя объекта напоминал собой музей боевых действий, где на стенах были развешаны карты Земли и звёздных систем Млечного Пути, а на столах и на полу расположились десятки единиц стрелкового оружия и кипы не распакованной амуниции в заводской таре.

– Долго, – нахмурился Кэп, завидев нашу вплывающую в отсек братию. – Вызов был четверть часа как.

– Уж извини, чай, точности не обучены, – фыркнул втихую Штырь.

– Точность – вежливость снайпера, – нравоучительно произнёс Дегтярёв тоном преподавателя спецдисциплины. – Располагайтесь…

«Располагайтесь?», – переспросил я сам у себя. – «Ни тебе «Становись», «Равняйсь» и «Смирно»?».

Оставшиеся в живых после первого задания тринадцать бойцов сумели расположиться вдоль широкого стола начальника, впрочем, ныне бесполезного по своей прямой функции: возлагавшаяся на столешнице гора оружия мешала лицезреть оппонента. Проще говоря, из-за заваленного стволами стола не было видно ни хрена.
Дегтярёв начал с последней новости.

– С прискорбием вам сообщаю, – начал полковник. – Что на последнем задании ваша бригада потеряла троих бойцов. На Землю не вернулись Затворник, Зой и Колонизатор. Некоторые из вас хорошо их знали, а некоторые – даже больше, но… – почему-то боевой офицер запнулся. – В общем, на этой ноте…

Полковника перебила Гайка.

– Много льёте воду, дядя. – встряла девчонка. – Ближе к телу нельзя?

Хех… Да, это Гайка. Она и тогда, летом десятого, на пожарах особо за субординацией не следила… Могла и майору, и полковнику, и генералу в морду высказать всё, что думает. Видать, не изменилась за этот год…

Дегтярёв как-то безнадёжно посмотрел на Гайку и окинул взором присутствующих. Чего он ждал? Искал слезу отчаяния и горечи потерь? Так не тот контингент собрался. Некоторые, типа Астории и Багиры, ещё слишком мелкие, чтобы понять, что значит смерть товарища по оружию, а некоторые, типа меня с Медведом, вообще пофигисты: про таких говорят – «Перед ними автобус с детьми перевернётся, а они и слезинки не проронят». А Лилит… А что Лилит? Она, к примеру, никого из наших вообще не знала: ей наши потери как-то по боку.

Кэп вздохнул, но продолжил:

– Опуская траурные ноты, заявляю нижеследующее. – На этой фразе полковник выпрямился и рече в полный голос: – Приказываю всем оставшимся в живых членам Первой ОДШБ ВКО РФ проследовать в Центр Управления для отбытия на операцию!

Хех… А Кэп умел шутить. Без подготовки – да на операцию? Чушь и дичь… Школоту на другую планету без подготовки? Чо ж мы с собой брать-то будем?

Но полковник не шутил. Я не психолог, но ни один мускул на его испечённой боями в Осетии морде не выдал ни намёка на юмор. Боевой офицер был серьёзен, как мехвод перед сражением.

– Вопросы есть? – надо же, хоть одна стандартная фраза…

– Как не быть! – подала голос Гайка. – Неужто в бой без подготовки?

Полковник выдохнул.

– Нет, ребятня… Нельзя вам в бой. Нельзя…

Эт чего это вдруг? Мне послышалось, или в голосе офицера действительно промелькнули нотки горькой надежды и отчаяния?

Дегтярёв поднял взор на меня.

– Шаман. – рече же он. – Получишь задание непосредственно у генерала Прохорова, он сейчас в ЦУГе готовит ваше снаряжение. Я знаю тебя с самого детства, и научил на сборах всему, что ты сейчас знаешь… – почему голос полковника задрожал?! – Шаман… – прошептал офицер. – Верни всех живыми. Ты официально – старший на этой миссии.

Херак-с себе, переворотик…

***

В ЦУГе генерал Прохоров действительно имел место находиться, однако, в весьма интересном для нас контексте. А именно…

То, что мы узрели по прибытии в ЦУГ, было ничем другим, кроме как погрузкой. В углу зала, возле врат, стоял родимый КамАЗ. Вопрос: как он оказался под землёй на глубине около сотни метров? Ответ.

Где-то в полусотне метров от звёздных врат, стена, что раньше скрывала в своей нише врата, обзаводилась тяжёлой дверью шлюза, ныне поднятой в крайнее верхнее положение. Большой выезд восемь метров шириной и шесть высотой ныне был распахнут не по доброте душевной: оттуда и приехал КамАЗ. Я вспомнил планы Города: это был путепровод до Ангаров.

Возле КамАЗа ныне активно шастали люди. Двое бойцов в кузове принимали различный груз от двоих бойцов снизу, двое копались в двигателе грузовика, откинув кабину от бортовых упоров, ещё по одному бойцу на каждое колесо грузовика с манометров в руках измеряли давление в камерах шин и подкачивали их, если необходимо. От стоявшей рядом с грузовиком цистерны на погрузчике шёл шланг до топливного бака, куда ручным помповым насосом закачивалась солярка. КамАЗ проходил полное ТО-2: со стороны казалось так.

Генерал Прохоров тем временем наблюдал за действом (ну да, не самому же дизель в бак плескать, он ж типа генерал!), и, завидев нас, махнул нашей кодле рукой.

– Гей, хлопцы! – окинул нас беглым взором генерал, стоило нам только подойти поближе.

– И вам не хворать, дядь Гриша, – нахмурилась Гайка (что-то она разговорчивая сегодня…).

– Значит, ввожу в курс дела… – начал Прохоров (надо же, сам генерал нам брифинг устраивает!). – Вы сегодня едете все вместе: да, именно «едете»… На планету, где нашли тела ваших ребят: там вам придётся на месте разобраться с обстановкой: оценить, что изменилось с момента визита наших разведчиков. – так может, разведчиков и пошлёшь? Или тебе школьники кажутся более надёжной силой? – Если что, – продолжил генерал. – У вас в кузове – необходимое снаряжение и провиант на три дня, а если придётся защищаться – то и кое-какое оружие.

Я так бегло прикинул: кроме того, что в моей кобуре на бедре лежал «Грач», а на груди болтался АК-120 на страховочном лифчике, больше оружия я с собой не имел. Имело смысл запастись чем-то помощнее, чем нож в набедренном кармане брюк: на сталь 95Х18 я особо не рассчитывал: всё-таки, до прочности У8 или рессорно-пружинистой ей далековато.

– Разрешите взять «из дому» личное оружие, – запросил я.

– Разрешаю, – кивнул Прохоров. – До отбытия у вас пятнадцать минут. Только сильно не опаздывайте.

Не опоздали. Я вернулся быстро: лишь захватил из нашего отсека оставленный там рюкзак. В нём у меня всё необходимое (правда, только то, что уцелело после операции под Россохой: тогда я больно грохнулся с высоты спиной вниз, и основательно покоцал амуницию в таре), в том числе пристёгнутая заточенная сапёрная лопатка, опять-таки, как раз из рессорно-пружинистой стали. Ня.
Вернулся-то я быстро, да только и этого времени хватило, чтобы произошли изменения. А именно: врата, раньше стоявшие «спиной» к длинной стене, ныне оказались переориентированы «спиной» к стене короткой, к той, где выходила дверь из ведущего от шахты коридора. Как повернулись, на платформе, что ли?! Ныне КамАЗ, отчаянно и почти беззвучно прогревая двигатель, смотрел кабиной аккурат на сероватое кольцо звёздных врат. Зашибись, нах… И мы вот так вот «поедем»? Зашибись себе, поездочка. Сколько там у КамАЗа запас хода? Что-то около тысячи километров? ХА! Что-то около тысячи световых лет не хотите?!

– Ну, что ж, ребята! – громко рёк генерал Прохоров. – По местам!

Группа оперативно рассосалась по грузовику. Лилит схватила за шкирку Штыря и засела в кабине, приветливо предлагая мне занять задницей место водителя. Да ты издеваешься, нах?! Остальные же заползли в кузов, аки муравьи по норам.

Только я со вздохом забрался в высокую кабину КамАЗа и потянулся захлопывать дверь, как на весь ЦУГ громко раздался дикий окрик:

– ОТСТАВИТЬ!!!

Крик принадлежал полковнику Дегтярёву.

***

– Вы что, издеваетесь? – процедил я, сжимая в руках распечатку.

В тексте сообщения Министерству Обороны РФ от Интерпола чуть ли не в приказном порядке «рекомендовалось» выдать международной полиции пятёрку «террористов», изобличённых в вооружённом нападении на спецназ двух бывших республик: Украины и Белоруссии. И кто бы, вы думали, прописался в прилагавшемся к письму списке? Правильно. Бойцы Первой ОДШБ ВКО РФ. Лилит, Британец, Штырь, Святогор и Шаман. Нормально? Нормально, нах!

– Обвинения в предумышленном убийстве двух и более лиц при исполнении служебных обязанностей… – устало выдохнул генерал Прохоров. – Незаконное пересечение границы и нахождение на территории суверенного государства. Незаконное пересечение охраняемого периметра зоны экологического бедствия. И это – только верхушка айсберга! Они что там, с ума посходили?

– Хорошо ещё, кражу планшета из-под носа не присунули, – ткнул меня локтём в бок Штырь.

– Уже проинформированы спецслужбы и МВД, – процедил Дегтярёв. – Теперь вас пятеро даже в сортир отпускать страшно.

– Это почему? – не понял Святогор.

Кэп исподлобья глянул на бойца.

– Теперь каждый, кто встретится с вами, ценою жизни обязан вас задержать, а при оказании сопротивления – уничтожить. Вы поставлены на один уровень с террористами «номер один».

Хех!

– То-то будет шороху, когда предки об этом прознают! – фыркнул я.

– СМИ ещё не в курсе? – спросил у полковника Прохоров.

– Отдел К закрыл эту информацию от посторонних, – бросил Кэп. – Даже пресс-служба Президента не в курсе.

– А сам Верховный? – поинтересовался я.

Полковник зло вскинул на меня взгляд.

– А кто, по-твоему, мне об этом сообщил?!

Пиля-я-я…

– Но поминки заказывать ещё рано? – уточнила Астория.

– По вам – да. – кивнул Прохоров. – Ещё не всё потеряно.

Не выдержал Штырь:

– Я одного не понимаю, господа. Если нас «заказали», то кто и из-за чего? Если заказали, то почему не убрали ещё тогда, на Семиходах? Так ведь могли и на границе пришить!

Полковник с генералом переглянулись.

Хороший вопрос…

– Вопрос на миллион, – протянул Прохоров. – Я бы сказал, что на миллион с гаком.

– Мне самому интересно, кому потребовалось заказывать кучку школьников, – кивнул полковник Дегтярёв. – Более того, я бы не отказался справиться о психическом состоянии «заказчика».

– Мне интересно другое, – подключился Британец. – Почему нас не «обработали» раньше? Было же ведь дохрена возможностей!

– Значит, не было. – подала голос Лилит.

– Всего один вопрос, – процедила Гайка. – Мы им морды бить будем?

Кровожадная растёт смена, ничего не скажешь… Впрочем, я и сам не лучше.

– А вам-то какое дело? – недоумённо посмотрел на неё генерал. – Это ж не вас касается!

– Зато касается моего командира, – прорычала вдруг она.

Даже меня пробрало до позвоночника. Откуда такой голос у школьницы?! Точно звери, ей-богу…

– Войны не будет, – рубанул Кэп. – Во всяком случае, мы приложим к этому все усилия.

– В Городе утечка. – вставила свои пять копеек Лилит.

Все разом посмотрели на девушку. Признаться, меня тоже озадачила её реплика.

– Утечка? – переспросил Прохоров.

– А не понятно? – переспросила девушка. – Только полный кретин не увидит картины.
O нас стало известно, как только мы присоединились к проекту «Город». Причём – буквально на следующий же день. Откуда такая оперативность? Ещё даже наше командование о нас не узнало – а Украина задолго до того подготовила нашу ликвидацию. Каким числом был датирован приказ в планшете?

Ну да. Даже Кэп сказал, что у нас крот в жопе. Но зачем же так резко? Дядя Гриша пока тебе особо не насолил. Или характер у тебя такой?

– Откуда СБУ узнала о нашем существовании? – Лилит посмотрела на присутствующих. – Кто из вас бывал в Украине и предоставлял им свои данные?

Вот тут девушка была права. Права, как, наверное, никогда раньше. Ну, по крайней мере, за время нашего с ней знакомства…

Диспуты на тему несправедливости отношений к школьникам прервал телефонный звонок.

Звонил аппарат в кармане кителя у Кэпа. Дегтярёв выхватил «бронированный» Range Rover и вскинул «трубку» к уху, «по пути» нажимая клавишу приёма вызова…

– Полковник Дегтярёв, – назвался он. Секунду спустя офицер резко переменился в выражении. – Есть… – прохрипел офицер мгновенно осипшим голосом. – Так точно… Уже… Никак нет! Принято… Есть.

Кэп отключился где-то через тридцать секунд с момента соединения. В течение всего разговора офицер с гримасой нескрываемой ярости и кипящей ненависти сдерживался, чтобы не высказать оппоненту всё, что думает. А думал боевой полковник много, видно было…

– Це хто? – спросил Прохоров.

– Верховный… – почти рыча, прохрипел Дегтярёв, вскидывая по-настоящему звериный взгляд. – Ему только что сообщили. На ЧАЭС захват.

Чего?

– Я не ослышался? – процедил я. – Захват? Кого?

– Без малейшего понятия, – офицер до болезненной белизны на костяшках пальцев сжал бронекорпус телефона. – Но у захватчиков всего одно требование. Выдать им вашу пятёрку.

Та ёрш же ж твою меть…

– С меня довольно. – поднялся Британец и направился к выходу.

– Ты куда?! – подскочил следом Штырь.

– А непонятно? – напарник задержался перед дверью. – Морду драть этим ублюдкам. Ты со мной?

– Отставить! – рявкнул Дегтярёв.

– Попробуй останови! – прорычал Британец.

– ТИХО!!! – гаркнул я.

Ситуация начинала накаляться: хорошо помогает шоковая модель поведения. Сработало: испугался даже дежурный в коридоре.

– Успокойся, – посоветовал я Британцу, хоть и сам порывался схватиться за автомат. – Без плана действий ты всё равно поляжешь у первого же блокпоста.

– Хоть одна светлая мысль! – закатила глаза Гайка. – Что делать будешь, командир?

«Что делать», «что делать»… После извечного «кто виноват» это самый
распространённый и зловредный вопрос.

– Снимать штаны и бегать, – перебила её Лилит. – Для начала надо разобраться с кротом.

– Вычислить его нелёгкая задача, – фыркнул Штырь. – В тыл врага кого попало не посылают.

– Даже лучше разведчики прокалывались, – тихо вставила Багира. – Нас тринадцать человек. Он один…

– При этом мы вооружены, – вставил Святогор.

– А моего мнения кто-нибудь спросит? – вставил Кэп.

Про офицера почти забыли.

Полковник наконец-то успокоился и продолжил ещё раздражённым, но не яростным голосом:

– Для начала, никто никуда не пойдёт. Все пятеро остаётесь в Городе под охраной и сдаёте оружие. Всё оружие.

Я только фыркнул.

– Разбежался! Свой карабин я не отдам.

– Придётся, – Дегтярёв понял, что я серьёзен, и вновь повысил голос.

– Парнишка прав, – вмешался генерал Прохоров. – Забирать ИХ оружие мы не можем. Но НАШЕ они сдадут. И всё же…

– Надо найти крота. – повторила Лилит. – Без этого вся работа псу под яйца.

Она не стеснялась в выражениях.

– На поиск утечки уйдут недели, – напомнил я. – Этим, обычно, контрразведка занимается. Редко когда удаётся сразу раскрыть информатора.

– Придётся поторопиться. – процедила девушка. – Без этого вся работа…

– Слушай, у тебя что, шило в заднице? – поморщился Медвед. – «Крот» да «крот»! Ещё не известно, в Городе ли он вообще!

Кстати, Медвед банально прав: даже, если предположить, что у нас утечка информации – кто даст гарантию, что крот на объекте? Может, информация сливается извне.

– В любом случае, сами вы действовать не будете. – коротко отрезал Кэп. – Запирайтесь у себя, и – до особых распоряжений. Саёнара!
«Саёнара»? – подумал я. – «Кэп что, японский язык выучил? Или просто словечко подхватил?».
«Саёнара», к слову, означает прощание при расставании.
– «Икимас», – бросил через плечо Британец, и вышел из отсека.
«Что-то типа «я пошёл»…».
Сообщение отредактировал Комкор - Воскресенье, 10 Февраля 2013, 22:04


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Trop Дата: Пятница, 01 Февраля 2013, 21:54 | Сообщение # 65
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1788
Репутация: 48
Замечания: 60%
Статус: где-то там
Уже и 2 часть готова? ;)
Награды: 14  
Комкор Дата: Воскресенье, 17 Февраля 2013, 22:42 | Сообщение # 66
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 311
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Увы и ах, я был бы счастлив, если это так и было б. Однако, она лишь в процессе написания, что зело меня печалит( Успеваю только ночью на пару-тройку часов сесть-помозговать.

Добавлено (17 Февраля 2013, 22:42)
---------------------------------------------
Покинув отсек руководителя объекта, я направился пешком до нашего нового дома, забрав по пути свои немногие пожитки. Я не успел ещё обзавестись своим скарбом «на месте», а потому всё моё богатство укладывалось в объёмный рейдовый рюкзак и разгрузку. Кроме карабина и любимицы: Кирару я взял на руки – котейка уютно устроилась на разгрузке, закопавшись мордочкой между подсумков и на ходу задремала.

– Эй. – раздался тихий, но властный оклик позади меня, когда я выходил из нашего старого пристанища.

Я обернулся: с неосвещённой лестничной клетки, что вела на нижние и верхние уровни Города, вышла Лилит. В чёрной ВКОшкой «федералке», скрестив руки на груди, с неухоженной причёской и грязной нестиранной формой, она была похожа на вышедшего из забоя шахтёра или подрывника, но уж никак не на изящную девушку на завершающем этапе пубертатного периода. Ещё не страшно, но уже интересно.

– Есть разговор.

«Ну, есть – так вещай», – подумал я, и, захлопнув за собой дверь, выдвинулся к жилой зоне.

Лилит прибавила шагу и поравнялась со мной. Дальше шли неспешным, почти прогулочным шагом (что не было удобно в силу нагруженности: автомат, карабин, боезапас, рюкзак и кошка – пусть и маленькая).

– Что за разговор? – начал я непринуждённым тоном.

В самом деле, чего напрягаться-то? У нас не те мощности, чтобы орать на всех углах «Я тебя убью!». Банальное «по-ай-пи-вычислю» тут тоже не канало…

– Тот же, что и на «Дедале». – коротко и рубленно бросила девушка.

Я заметил, что, когда она злится или раздражена, речь становится отрывистой. Сейчас – та же картина маслом Репина «Приплыли»: отрывистые слова, резко оборванные окончания, практически без интонации. И этот взгляд исподлобья… Не совсем исподлобья, но глаза Лилит сверкали явно не лучезарной добротой. Было видно, что девушка готова была убить каждого, кто ей подвернётся под руку. Постараюсь ей не подворачиваться…

– На «Дедале» я сказал: «Поживём – увидим». – ответил я.

– «Доживём – узнаем, выживем – учтём». – согласилась она. – Долго жить собираешься?

– В планах перспектива пережить вас всех, – уклончиво ответил я.

– У нас меньше восьмидесяти суток до начала нападения. – напомнила Лилит. – У нас абсолютно нет времени на дрязги, а тут ещё какай-то падлоид учинил нам течку.

– Её заткнули задницей полковника. – чёрно пошутил я. – Ему, насколько мне известно, поручили разобраться с этим делом.

– И как давно? – съязвила она.

В том-то и прикол. Это было почти неделю тому назад: числа шестого, по-моему.

– В обозримом прошлом, – уклонился я.

– Если эту течь не найдут, мы превратимся в мумий, – возразила Лилит. – Причём, в обозримом будущем.

Девушка, конечно, начинала действовать мне на нервы, но была права. Нервировала, но глаголила истину. Я, конечно, понимаю, что поиск утечек – это тебе не кран перекрыть, но могли бы и пошустрее сработать, что ли…

– У меня есть несколько соображений по этому поводу, – процедила Лилит.

– Вещай, – пожал я плечами, почёсывая Кирару за ухом: котейро замурлыкало громче.

– Ты не хочешь поработать сыщиком?

Пфф… Очень, твою мать, смешно, нах. Может, ещё и детективное агентство открыть? «Шаман и Ко». А что? Звучит, чо!

– Обойдусь, – фыркнул я. – Это единственная светлая мысль в твоём не по годам тёмном разуме?

– Заткись и слушай, – перебила Лилит. – У меня осталась копия документов с жёсткого диска того планшета…

Я запнулся и чуть не растянулся вдоль коридора.

– Когда скопировать успела?!

– Когда надо, тогда и успела, – перебила она. – На харде были не только приказы. Там же я нашла и отчёты от службы внешней разведки… или что там у Украины…

– Ближе к телу, – попросил я.

– Тебе ещё и интим подавай? – пошутила Лилит, но продолжила. – Некоторые из документов содержали в себе рапорты о некоем объекте «Нора»: по-моему, только полный кретин не догадается, что имеется в виду подземное сооружение.

Извини меня… шифр на то и шифр, чтобы никто ничего не знал. Как там у классиков советского кинематографа?

– Скажите, а это… м… мероприятие… или, лучше сказать, операция…
– Ы! Операция «Ы»!
– А почему «Ы»?
– А чтоб никто не догадался!

– Доклады на эту тему начали стекаться в СБУ ещё месяц тому назад. – то есть, нас тогда тут ещё не было… – Но хочешь прикол? Уже тогда СБУ о нас всё знало.

Я поперхнулся слюной и зашёлся удушающим кашлем. Какого хрена, интересно было бы мне знать?

Лилит со всего размаху заехала мне по шее: странно, но кашель перестал меня душить, зато потемнело в глазах – правда, ненадолго…

– Ладно бы, ты, Шаман, – нахмурилась она. – Но меня тут даже близко не было! Точнее, была, но я, другая я, находилась у себя, в Петрограде-на-Колыме, за хрен знает сколько тысяч километров отсюда. А даже обо мне СБУ было в курсе.

История начинала принимать интригующий оборот.

– Другими словами, – вздохнул я. – Дело вышагнуло далеко за рамки действий контрразведки.

– Это точно.

Я понимаю, моя туша. Меня в мои шестнадцать лет уже затаскали по участкам: ещё бы, охотничье оружие на руках у подростка – по хрену, что закон это разрешает, пусть и в отдельных случаях. Чуть что где стряслось – проверяют Шамана. Гильзы нашли? Шаман под подозрением. Стрельба в жилом массиве? Опять косятся на Шамана. Расстрел по бытовухе? Опять, мать вашу, Шаман во всём виноват! Так что у местных оперов вся моя подноготная имеется, отксеренная и размноженная. Но вот чтобы СБУ… Как они могли прознать об этом быстрее наших «федералов»? Насколько я знаю, о нас первыми узнали ФСО. А если «крыса» у них? Нет, вряд ли… Даже «совы» узнали о нас только две недели назад, а СБУ уже месяц нас «раскручивало»…

Но остальные тут откуда? Даже у участковых нет таких данных о нас, какие, по словам Лилит, поимело СБУ. Вопрос: как и откуда? И, самое главное – на хрена? На кой ляд, извините за мой французский, копать под кучку забугорной школоты, когда сама страна не в лучшей форме? Им бы своими делами заниматься, а они – нас, видите ли, «заказали»… Два извечных русских вопроса: как и на хрена?

К тому времени мы достигли окончания административной зоны и вышагнули в кольцевой коридор, огибающий собой зону системную. Обойти его наполовину – и можно проходить в жилую.

– К тому же, – продолжала гнуть свою линию Лилит. – Мне не даёт покоя история с отстойником. Мы даже не знаем, кто нас обстрелял.

– Это точно, – вздохнул я.

Моё внимание в тот день было отвлечено моим сектором ответственности: смотреть, кто что и как делал, я не мог – видел лишь краем глаза. Но крупнокалиберное оружие… Зачем же тратить такую колоссальную огневую мощь на такой плёвой дистанции? Можно подумать, я бронетехника какая-то, а не школьник…

– А между тем, – заметила Лилит. – Я не нашла на том отстойнике ни одной позиции, откуда можно было бы вести огонь.

– Ты о чём? – нахмурился я.

– То место, где ты нашёл крупнокалиберный ствол, – пояснила Лилит. – Оттуда просто физически невозможно было попасть в тебя. Как ни крути: линию огня преграждали лопасти «Ми-Шестых» и остовы бронетехники, а саму вышку хорошо крыла крона дерева. Проще говоря, знали, куда били.

– Но это можно списать на людей Березного, – замялся я. – Помнишь фразу одного из их офицеров? «Отклонение от точек на метр…», ну и так далее.

– Можно, но осторожно, – возразила Лилит, чуть успокоившись. – Я допускаю, что стрелок мог нормально перемещаться с винтовкой по отстойнику. Но тогда бы мы его заметили.

– Ага, заметили бы, как же! – фыркнул я. – Там такое месиво было… Ну, заметили вы его, и что с того? «Стой, стрелять буду!»?

Лилит только вздохнула.

– Ты, Шаман, по ходу, вообще не врубаешься…

– По ходу, нет.

– Этого стрелка никто из нас не видел! – выпалила Лилит. – Откуда он появился – вообще не понятно! Какое вооружение было у «Кобр» и «Беркутов»?

Твою мать… Надо было сразу исключить вмешательство спецслужб. Кроме ПП и автоматов ни у украинцев, ни у белорусов, не было ничего, разве пистолетов. Тот, кто обстрелял мою позицию, принадлежал к третьей стороне. Но, несомненно, люди Березного были с этой самой «третьей стороной» связаны: иначе как объяснить данные в его планшете, касающиеся нашей братии?

– Ну, то, что кто-то продал нас с потрохами, было понятно сразу, – пробормотал я. – Вот только как ты собираешься выяснить это? Телепатией я пока не владею, да и ты, видимо, тоже.

– Есть идея получше…

Сразу по прибытии в жилую зону я рассчитывал занять дальний отсек: от него хоть и пилить дольше, зато в нём спокойнее. До дальних секторов, как правило, не долетает дикий вопль командования, писк матерящихся казарменных тараканов, матюки голодающих подпольных крыс… Ну да это всё лирика. Просто хотелось запереться подальше от людей и наслаждаться тишиной. Не вышло…

В выбранный мною дальний отсек заскочила и Лилит, заперев за нами дверь. Настырная, однако… Я выпустил на пол Кирару и осмотрелся.

Точная копия того старого отсека в административной зоне. Точная. Разве что, диван длиной почти во всю стену (утрирую, конечно, но метров пять в нём точно было) был заменён на ряд двухярусных коек: десять человек с лёгкостью должны были разместиться в отсеке, в тесноте, да не в обиде. Более обильное освещение, нежели в зоне административной; более прохладный воздух; и более продуманная обстановка: та же кухня, например, имела в себе набор «инструментов» для гораздо более развёрнутой кулинарной деятельности, нежели оная же в прошлом отсеке.

– Смотри сюда… – Лилит выхватила из кармана брюк КПК и показала мне аппарат.

– М-м-м, – протянул я. – Какой… чёрный экран!

Лилит недоумённо бросила взгляд на устройство, сплюнула, сняла блокировку экрана и повернула КПК ко мне.

На экране было слишком много надписей и сносок: понять, что к чему соотносится, сходу было трудно.

– WTF?

– Это копия переписки одного из сотрудников с кем-то из наших «шишек».

– Откуда такая уверенность? – поинтересовался я.

– Из контекста сообщений.

Если верить Лилит, то она прочла её всю. Ну что ж. Поверим на слово… Да только толку-то?

– И? – спросил я.

– Что «и»? – не поняла девушка.

– Переписка сотрудников. И?

– Шаман, ты от природы такой тупой или специально притворяешься? – вытаращилась она.

– Допустим, что от природы, – замялся я, чувствуя, что не догоняю ход мыслей напарницы.

– Ёкарный бабай! – закатила глаза Лилит. – Поясняю для особо одарённых идиотов со стадией развития мозга ниже амёбной! В тексте сообщений – явная отсылка к группе диверсантов под командованием Генштаба!

– И?

Лилит во все глаза смотрела на меня. Или мы говорили на разных языках, или мы хронически не способны были друг друга понять.

– Колись открытым текстом, – приказал я, чувствуя, что начинаю терять самообладание: хладнокровное мышление на голодный желудок никогда не удавалось мне как таковое.

– Они напрямую обсуждали наши похороны! – прорычала Лилит, чуть ли не наскакивая на меня. – Так понятно?!

– А сразу нельзя было сказать? – спокойно спросил я, и сел на стол. – Допустим, они заранее выстроили цепь и поставили весь этот театр с операцией на отстойнике… Вот только скажи мне, какой такой идиот согласился послать на самовыпиливание отряд спецназа?

– То есть? – не поняла Лилит. – Уточни!

– От Украины и Белоруссии в операции участвовало по отряду сил специального назначения, – пояснил я. – Мы видели тела. На одном я даже, помнится, продемонстрировал свои скромные навыки следователя…

– Короче, Склифосовский! – перебила меня напарница. – Ближе к телу!

– Они положили два отряда ради сомнительного действа, – усомнился я. – Вряд ли такое провернули бы руководства двух стран. Не проще ли было бы нас пристрелить где-нибудь на границе, без шуму и пыли?

Ход событий начал заходить в тупик. Никто ничего не понимал, у всех закипали нервы. Я ещё пытался сохранить спокойствие и судить трезво, но в свете происходящего дурдома мой разум отказывался рассуждать объективно.

Лилит уже собралась накинуться на меня с праведной репликой по поводу моей непроходимой тупости, но секундой до того нас ослепила вспышка света: будто кто «флешку» подорвал в отсеке.

– Какого…?! – вскричала Лилит.

Вспышка исчезла так же внезапно, как и появилась: ну, конечно, мля! Транспортная система Азгарда…

– С добрым утром, командир! – бросила Гайка.

Я поднял глаза. Мы находились на мостике «триста четвёртого»: то было понятно. Вот только…

В кресле капитана сидела Гайка, а Британец и Святогор заняли места оператора систем вооружения и помощника капитана соответственно.

– Щито за нах тут происходит? – процедила Лилит, разочаровавшись, видимо, что ей не дали обматерить меня с использованием всей широченной номенклатуры эпитетов Великого и Могучего Русского языка.

– Сейчас узнаем, – подмигнула Гайка.

«Ох, не к добру это…», – подумал я, будучи ослеплённым новой вспышкой.

Так и есть. Секундой позже мы пятеро стояли возле тупиковой призмы. Ну, как, призмы… Возле того, что БЫЛО тупиковой призмой…

Оконечность путей, ныне не существовавшая, была подавлена под многотонным остовом обгоревшего состава. Да твою ж-то мать… Я сразу вспомнил это место. Мы находились на подступах к станции Семиходы: проще говоря, в Чернобыльской Зоне Отчуждения, непосредственно возле ЧАЭС. Резко обернувшись в сторону станции, я узрел возвышающуюся на многие метры над второй очередью трубу охлаждения. Километра полтора до неё, нах… Значит, до Семиходов где-то семьсот!

– Заждался я вас, нах! – прохрипел голос за спиной.

Какого хрена?!

Из-за кустов позади нас вырос Штырь: морда парня была заботлива укутана в ГП-5, но силуэт фигуры и голос, пусть и несколько искривлённый переговорным устройством противогаза, я узнал.

– Где тебя носило?! – накинулась на него Гайка. – Я битый час тебя искала!

– Заткнись и не ори, – выдохнул Штырь, стягивая с морды маску противогаза и откручивая фильтр.

– Что происходит? – процедила Лилит.

– Если вкратце, то дурдом… – выдохнул Штырь, выбрасывая старый фильтр и прикручивая свежий, оный был извлечён из подсумка на разгрузке. – Единственное, что я узнал, заложников держат на автостоянке: ими забили один из автобусов, а по периметру понаставили растяжек.

– Сколько заложников? – враз смягчилась Гайка. – И сколько врагов?

«Врагов»? – переспросил я мысленно. – «Это тебе что, игра, что ли?».

– Заложников всего трое, – Штырь в изнеможении опустился наземь, натягивая на морду маску противогаза: голос парня враз погрубел на несколько тонов из-за переговорного устройства. – Зато «врагов», как ты выразилась, восемь. Оснащение смешное: марлевые респираторы на мордах и по одному стволу на рыло.

– Что за стволы? – поинтересовался Британец.

– Ничего такого, с чем бы не справился первый класс, – прикинул в уме напарник.
Под первым классом, очевидно, подразумевался класс носимой индивидуальной бронезащиты: бронежилеты, проще говоря.

– Что, сплошные пистолеты, что ли? – не понял Святогор.

– И одна «Сайга», – кивнул Штырь. – У остальных не то «Вальтеры», не то «Викинги»…

«Совсем похожи, блин». Хотя, с большого расстояния всё на кочергу с кувалдой смахивает…

– Минутку! – до Лилит внезапно допёрло. – Вы что, крейсер угнали?!

До тебя только что дошло? Мои поздравления.

– Чего не сделаешь ради родного командира, – замялась Гайка.

– Бывшего командира, – процедил я. – Ты больше не в моём подчинении.

– Один хрен! – отмахнулась девушка. – И не угнали, а временно позаимствовали систему транспортировки…

– Чую, звездец нам будет по возвращению! – взвыла Лилит.

– Чего реветь-то… – выдохнул я. – Кто-нибудь догадался взять пульт дистанционного управления системой Азгарда?

– Я! – замахала ручкой Гайка. – На всякий случай, даже аккумулятор запасной взяла…

– Молодец, засунь себе в… – накинулась на неё было Лилит, но договорить не успела.

Светлым бликом мимо нас пронесёсся трассер, чертя в воздухе символику смертоносного ливня: ливня свинца. Все, как один, единодушно рухнули наземь: на сборах отработались, не пришлось вопить это идиотское «Ложись!».

В ту же секунду из подсознания посыпались доводы…

Прошла пуля. Одна. Значит, нас засекли. Сделали один выстрел. Но не было слышно звука. Значит, били промежуточным или винтовочно-пулемётным. То был трассер. Стало быть, использовали ПББС, раз такой мощный патрон не дал громкого раската залпа. Хотя, до «Семиходов» по прямой семьсот метров: пуле из СВД лететь почти секунду – мы могли и не расслышать, особенно, если стрелок использовал глушитель звука выстрела… но глушак не может полностью закрыть выстрел от трассера. Вывод: идентифицировать оружие нападения невозможно.

– По ходу, нам стреляли, – подкинул новую идею Святогор.

– Слоупок, что ли! – закатила глаза Лилит. – А кому ещё?!

– Хорош сраться… – процедил я. – Уползать отсюда надо…

Следующий выстрел упал как раз между нашими лежащими телами, вспоров щебёнку. По щеке больно врезало осколком щебня: команды к отступлению отдавать не пришлось. Подорвавшись с мест, вся группа ломанулась к ближайшему укрытию: в кусты…

***

Вот так начался тот день. С утра начальство насело на шею, учинив репост Верховного, потом сорвался выход на задание, из-за того же; потом – наша кучка торжественно и по-тихому приползла до Семиходов. Вопрос: какая в этом логика?

Ответ: хреновая логика.

Сидя на берегу русла Припяти, я смотрел на плавающую в воде живность, по ходу пьесы поражаясь её микроскопическим размерам. Прямо возле ног, у кромки, на мелководье, мельтешили крохи размером со шпроту: клянусь, в первую секунду увиденного мне показалось, что кто-то особо гуманистический вскрыл банку рижских шпрот и выпустил малюток в воду вместе с маслом и банкой.

-- Всего один вопрос, нах. – процедил Британец, один из немногих здравомыслящих в отряде. – Я правильно понял, что вы собрались атаковать станцию?

-- Точно, -- кивнула Гайка. – В плане напасть на стоянку, надавать «плохим парням» по шее и разведать, что к чему.

– Вообще-то, я уже разведал! – вежливо, но настырно, напомнил о себе Штырь.

– Вы что, дубу дали? – нахмурился Святогор, потихоньку сам начавший понимать всю безбашенность этой авантюрной затеи.

– А кто порывался сорваться с места и засадить им по самые гланды? – подмигнула мне Гайка. – Командир! За тобой последнее слово!

Чего?

Британец по инерции глянул на меня.

– Не понял, – нахмурился уже я. – В каком смысле, «последнее слово»? Ты ж нас выдрала, ни слова не говоря!

– Так ты ж сам хотел пойти! – с искренним детским непониманием воззрилась на меня она.

Я переглянулся с Лилит. Ну и поколе-е-ение, ну и де-ети… Нет, я сам, конечно, не подарок, но блин…

Мозг сам на автомате просчитал возможные варианты развития событий, и пришёл к выводу, что нам звездец: шанс успешного расклада в нашу пользу был высчитан как 6 на 4 000. Откуда вышла такая цифра – без понятия, но всё, что отличается от 1 на 1, явно нам не в кассу.

– Отступаем! – отмахнулся я. – С таким вооружением штурмовать ЧАЭС… Дебилизм!

Гайка непонимающе блымкнула глазками, переглянулась с Лилит, посмотрела на парней и глубоко вздохнула.

– Хрен с тобой, командир… Год назад ты был куда активнее…

– Год назад мы не воевали с рейфами, – процедил я, внезапно возжелав задушить эту стерву и избавиться от тела в русле Припяти.

«Тело» отошло чуть в сторону и достала из-за пояса пульт. Несколько секунд манипуляций – и физиономия девчонки мгновенно побледнела.

«Что-то чичас будет», – догадался я, уже расплываясь в садистской ухмылке. Я уже понял, что пульт управления системой Азгарда не работает: больше ничто не могло так напугать Гайку в этой ситуации. Я уже приготовился накинуться на неё с праведным командирским разносом по форме. Мою реакцию заметила Лилит…

– Эй, Шаман, ты…

Гайка побледнела пуще прежнего. Мне показалось, или на висках этой мелкой появились первые в её жизни седые волосы?

– Шаман…

Девчушка медленно, как в раскадровке, повернулась в мою сторону, держа пульт трясущимися руками.

– К-к-командир…! – заикаясь, проронила она заискивающим голосом. – Только не бей, ладно…?

Понимаю, что страх девчонки вполне оправдан в любом случае, но я решил добить её психику: сорвал автомат с предохранителя и вскинул оружие к плечу.

– Бить – не буду. Обещаю, – заверил я. – А вот пристрелить – за милую душу!

Я и глазом не успел моргнуть, как на линии огня выросла Лилит.

– Шаман, успокойся! – несвойственным ей повелительным голосом откинула она. – Ты целишься в ребёнка! Она же младше тебя на несколько лет!

Пфф! И чё?!

Не сумев вспомнить, имеется ли патрон в патроннике, я передёрнул затвор: из патронника выскочил 7,62х120 и глухо упал на землю. Зато теперь я точно уверен, что патрон загнан: такой мощный, он за раз прошьёт и Лилит, и Гайку. Ещё и на кого-нибудь третьего мощности останется.

Лилит враз поникла в выражении. В её глазах в тот момент я прочитал нечто среднее между «Ну вот, я так и знала…», «Началось…» и «Опять?».

– Хочешь стрелять – стреляй. – притихшим голосом рекла она. – Но ребёнка не тронь.

– Тебе-то что? – усмехнулся я. – Твой ребёнок-то, чтоле?

Тут не выдержал Британец.

– Шаман, перегибаешь палку, – предупредил он. – У нас и так малочисленная группа, а ты тут тёрки устроил.

Напарник был прав: я и сам это понимал, но каша уже была заварена…

– Твоя подростковая гиперактивность может списать на себя многие твои выходки, – в уголках глаз Лилит блеснули две крошечные капельки слезы. – Но ребёнка не тронь.

«Это она-то – и «ребёнок»?!», – подумал я про Гайку, вспомнив, как год назад она носилась по горящим деревням наравне с бойцами МЧС и лично на своём загривке вытащила из горящих в ночи строений не один десяток человек. Участвовала в эвакуации гражданского населения, круглые сутки напролёт без сна и отдыха развозила гуманитарную помощь по пожжённым сёлам. Эта малолетняя сволочь в свои-то годы сделала больше, чем некоторые герои соцтруда. Назвать её «ребёнком» не поворачивался язык и не позволяла гордость…

Британец собрался было вставить свои праведные пять копеек, но не успел даже рта раскрыть. Громкий раскат пулемётной очереди огласил берег Припяти: били, определённо, из 7,62 – а вот с какого ствола – ещё вопрос...

Сфокусированный на прицельной планке автомата взгляд периферийным зрением заметил бегущую к нашим дорожку: впивающиеся в землю пули поднимали небольшие фонтанчики грязи. Мозг мгновенно просчитал траекторию…

И опять же, как тогда, в лесу, и как тогда, на той планете, я опять утратил контроль над телом… Автомат повис на страховочном лифчике, нога в берце зло пнула почву, а тело ринулось вперёд, не разбирая дороги. Те пять метров, что отделяли меня от заслонявшей собою Гайку Лилит, я преодолел необычайно быстро, и сбил обеих с ног, даже не осознавая этого. Следующий «кадр», что я увидел – мы втроём лежим на земле, я накрываю обеих дур своей тушей сверху.

Очередь прошлась в опасной близости от нас: меня и Лилит не задело вовсе, но попавшая в землю очередная пуля, видимо, угодила в присыпанную перегноем деревяшку – несколько щеп довольно болезненно вонзились в голое плечо Гайки – девчушка взвыла от боли.

Ну, а дальше – как на сборах Кэп учил… Резкий толчок ногой, перекат через спину, автомат сам падает с груди на руки, резкий разворот на месте в присяде, в сторону стреляющего противника, и – прижимной огонь. Стрельба, с целью прижать врага к земле.

Несколько коротких очередей должно хватить, чтобы любой, даже самый закоренелый фанатик задумался об укрытии. Если нет – то я получу очередь в спину.

Развернувшись, я схватил Гайку за пояс, закинул легковесное тело девушки на себя и припустился бежать лёгким бегом, максимально избегая прямолинейного движения – проще говоря, побежал зиг-загом: так в бегущего труднее прицелиться.

Я, оказывается, вышел самым тормознутым. Пока отвлёкся на стрелка, парней и след простыл. Там, где только что стояли Штырь, Британец и Святогор, ныне выстывала лишь примятая к земле трава.

Охренеть, нах! Только я собрался было ворваться в подлесок, что начинался в паре десятков метров от берега, как был мастерски свален с ног дикой, но меткой подсечкой. Падение вышло удачным: неудачным вышло приземление Гайки прямо на меня, но об этом задумываться времени не было. Рядом, под звук пулемётного раската, рухнула Лилит, закрываясь руками от невидимой смерти. Как же, поможет, блин… Так это она меня подсекла?

Очередь затяжная, пули сыплются рядом с нами, но ни одна из них нас даже не задела. Что за гребучая магия?!

Откинувшись и сбросив с себя Гайку, я вскинул автомат и зажал спуск: рука сама направила оружие, впрочем, в этом необходимости не было – только слепой не заметит всполохов огня на противоположном берегу Припяти, раздающихся из дульного среза вражьего пулемёта. Река стала не сильно мощным препятствием для пуль: несколько штук пролетели мимо нас, обжигая раскалённым воздушным шлейфом.

«Дистанция триста метров, постоянный прицел не прокатит…», – промелькнуло в мозгу.

Стиснув зубы, я зажал спуск: только гребучая отсечённая пятипатронная очередь вырвалась из ствола. Да ёрш же ж твою меть!

Переведя оружие в полностью автоматический режим ведения огня, я высадил остаток магазина в сторону противника. Как ни странно, но пулемётный огонь прекратился.

– Ф-ух… – раздалось облегчённое рядом.

Я обернулся. Гайка, придерживая чуть кровоточащее плечо, поднималась во весь рост, морщась от боли.

– Пронесло…

– ДУРА!!!

– ЛОЖИСЬ!!!

Поздно…

Одинокий выстрел огласил доносящуюся над водой звенящую прибрежную тишину, пропитанную запахом болотной гнили и оружейным порохом. Гайка, улыбаясь не к месту, выпрямилась во весь свой небольшой девчачий рост и замертво рухнула, как подкошенная, рядом.
Сообщение отредактировал Комкор - Понедельник, 18 Февраля 2013, 07:02


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Seik Дата: Понедельник, 18 Февраля 2013, 03:38 | Сообщение # 67
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 239
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Комкор, дальше-дальше-дальше-дальше-дальше!


Награды: 19  
профи Дата: Понедельник, 18 Февраля 2013, 15:48 | Сообщение # 68
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 237
Репутация: 25
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Цитата (Комкор)
– К-к-командир…! – заикаясь, проронила она заискивающим голосом. – Только не бей, ладно…?

вот это интересно.... охото немного прочитать, но хватит уже эту припять, просто с орбиты пару выстрелов, и нету этой ЧАЭС =) и взрыва, и отравляющих веществ =)


Пишу комментарии с планшета, за отсутствие цитат не бить, так как выделить текст не могу, а ВВ коды со мной не дружат.
Награды: 3  
Комкор Дата: Понедельник, 18 Февраля 2013, 17:48 | Сообщение # 69
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 311
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
профи, щаз всё будет, извольте надраться немного терпения)


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
профи Дата: Понедельник, 18 Февраля 2013, 18:13 | Сообщение # 70
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 237
Репутация: 25
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Цитата (Комкор)
извольте надраться немного терпения)

ну раз надратся, то ладно, все ровно время ночь =)
(против ошибок полезна вот эта прога Punto Switcher (не рекламма))


Пишу комментарии с планшета, за отсутствие цитат не бить, так как выделить текст не могу, а ВВ коды со мной не дружат.
Награды: 3  
Комкор Дата: Понедельник, 18 Февраля 2013, 18:22 | Сообщение # 71
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 311
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата (профи)
против ошибок

Я не очепятался) Я написал именно "надраться")


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
hyper Дата: Вторник, 19 Февраля 2013, 16:08 | Сообщение # 72
Легенда Пегаса
Группа: Свои
Сообщений: 2532
Репутация: 188
Замечания: 60%
Статус: где-то там
1 часть классная, уверен 2 будет не хуже)




Забанен

Avatar by karla90
Награды: 34  
Комкор Дата: Среда, 20 Февраля 2013, 18:39 | Сообщение # 73
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 311
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Увы. Текст получился сырым и неотшлифованным. Что называется, отрывок просто притянут за уши. Жду россыпи тапков и предложений по улучшению текста.

***

Пуля прошла навылет: сипя, Гайка растянулась на траве, дёргаясь в припадке болевого шока. Прикрывавший грудь девушки чёрный топик из ХБ начал немедленно обагряться яркой алой кровью. Сипение из горла Гайки сменилось хрипом.

Мозг мгновенно выключил отвлекавшее его: ныне лишь одно заботило разум…

Сквозное, проникающее ранение грудной клетки. Нарушена герметизация плевральной полости. Риск развития пневмоторакса. Решение: не прибегая к обеззараживанию раствором перекиси водорода, наложить герметизирующую, окклюзионную повязку. Приоритеты расставлены. Лишнее – не имеет значения. Время выполнения – несколько секунд, иначе – смерть пациента…

Риск развития пневмоторакса при проникающем ранении лёгкого крайне велик и приблизительно равен ста процентам. Смерть от пневмоторакса крайне медлительная и болезненная: вполне сойдёт за способ казни, если жертву необходимо подвергнуть адским мукам. Это я обдумывал по ходу пьесы, пока тело, отказавшись меня слушаться, действовало само…

Рука выхватила из подсумка окклюзионный ИПП. Зубами я разорвал протёртую медицинским тальком прорезиненную ткань и выхватил из упаковки завёрнутую в бумажную обёртку подушку – в ладонь выпала маленькая булавка. Тут же, не обращая внимания ни на что, я прижал разорванную на две части прорезиненную часть упаковки к обоим пулевым отверстиям в груди и с силой затянул их бинтом: подушки на марлевой ленте жёстко зафиксировали повязку.

«По хорошему, обезболивающего надо дать», – подумалось мне, но я ещё с прошлого года знал: у Гайки индивидуальная непереносимость к какому-то из них – ошибившись, я могу её попросту убить.

Контроль над телом начал возвращаться: поняв, что опасность для жизни раненного минимизирована, мозг успокоился.

Тишину подлеска разорвал пронзительный вой ракетницы: первая, зелёная, стартовала с другого берега реки, а вторая, красная, отвечая ей, взлетела откуда-то со станции. Ну, всё. Звездец по фазе намечается…

– Шаман, у неё лёгкое пробито! – горячо зашептала мне Лилит.

ДА ТЫ ЧТО?! А ТЫ НЕ ВРЁШЬ?!

– Она так долго не протянет, надо возвращаться!

Открыла, нах, америку! Уже понятно, что надо делать ноги.

Вот только хрена с два что получится: только идиот не смог бы понять по реакции Гайки, что пульт не действует. Я схватил валяющийся на траве сероватый катаный блинчик и выжал кнопку отправки сигнала: она была чётко подписана – «Сигнал».

Но не через пять секунд, ни через десять, сигнал не прошёл. А вместе с тем, время на срабатывание системы – три секунды, при условии, что корабль находится на геостационарной орбите.

– Съела? – язвительно процедил я. – Оставайся с Гайкой, присмотри за ней!

Отбросив бесполезный более пульт, я подорвался с места и развернулся в сторону Семиходов, по пути вырывая из подсумка противогаз. Не успел я и шага сделать, как Лилит схватила меня за разгрузку.

– Ты куда намылился?!

Объяснять не было ни сил, ни желания…

Вырвавшись из цепкой хватки напарницы, стянул кепку, убрав её за пазуху, натянул противогаз на морду и припустился бежать лёгким бегом, меняя по пути расстрелянный магазин на новый.

Не счёл я уместным объяснять ей (Лилит), что сейчас, в условиях отсутствия возможности вернуться домой с помощью транспортной системы Азгарда, придётся пилить своим ходом. А чесать почти тысячу километров своим ходом, с трёхсотым на руках… Короче, в мозгу промелькнула идея заняться автостоянкой. Нас шестеро: значит, нам сойдёт хоть что-нибудь, что хоть немного больше мотоцикла. В крайнем случае, БТР. Есливыпонимаетеочёмя.

Семьсот метров до Семиходов я преодолел на удивление быстро: обычно я и двухсот метров не выжимаю, а тут почти километр пропахал, и при том – в противогазе. То ли злость меня подстёгивала, то ли ещё что, а, может, и инстинкт самосохранения (ну не улыбалось мне застрять на территории другого государства с огнестрельным оружием и без провианта), но до станции я добрался легко.

Дальше – вдоль платформы, до «будки» электрической централизации, от неё – до бетонного забора, ограждающего территорию станции, вдоль него – до угла сто метров. В углу – небольшой подкоп, выполненный, видимо, Штырём (ведь это он же в разведку ползал). Однако, сразу за забором меня ждал сюрприз: а именно – трое наших. Штырь, Британец и Святогор. Они заняли оборонительную позицию и нацелились на виднеющиеся в ста семидесяти метрах от них корпуса автомобилей: посреди них возвышался двухэтажный «Мерседес». Автобус оказался наглухо затонирован и заблокирован изнутри: это говорило о том, что упомянутых заложников держат там…

Кстати сказать, автобус – как нельзя лучше походит для того, чтобы вернуться домой, и на руку играет обычно немалая ёмкость топливного бака. Такая мысль у меня возникла сразу же, как только я увидел новенький и начисто вымытый корпус транспорта. Конечно, проходимость оставляет желать лучшего, но мы же не в кругосветку на нём отправимся, так ведь? Надеюсь, «Дедал» подберёт нас раньше, чем мы встрянем на нём в какую-нибудь жопу…

Опустил руку на плечо Британца: напарник обернулся. Я в двух словах объяснил ему на пальцах ситуацию: «Чистим автобус, берём транспорт, забираем раненных, дуем домой». Парень понимающе кивнул и показал: «Иди в обход, ты с кормы, мы с носа и борта». Хорошая тактика, так и поступим…

Мне пришлось ещё полторы сотни метров проползти вдоль забора, прячась в высокой траве и на своей шкуре проверяя остроту битого кирпича и ломаной арматуры. Уж не знаю, какой такой ремонт проводился тут давеча, но ползти было неприятно: пару раз я чуть не стал шашлыком – кирпичный бой сыпался из-под меня куда-то вниз, и я едва не нанизался на торчавшие из земли прутья. Но это был только один из самый приятных моментов. Именно так, приятных. Потому, что дальше было ещё хуже.

Когда я, всё-таки, добрался до условленной точки, я вспомнил, что мы конкретно лохонулись. Мы не условились о сигнале к началу штурма. Твою ж то мать… Придётся работать наугад. Надеюсь, парни догадаются, когда начинать.

Ну, с кормы, так с кормы. Чего бы такого предпринять…

Заднее окно автобуса начиналось немного-немало, аж с трёх метров от земли. Чтобы достать до него обычному стрелку, требуется встать на плечи другого бойца. Такой роскоши я себе позволить не мог… А вот подкатить покрышку – можно. Уж не знаю, может, автосервис тут был раньше, но подле забора в зарослях бурьяна и чернобыльника валялась здоровенная покрышка от «Урала». Вот фортануло-то, так фортонуло…

Покрышка подведена, я залез (вроде бы, бесшумно), и осторожно заглянул внутрь. Херакс…

Готовы? Я не был готов, потому чуть не грохнулся вместе с покрышкой вниз. Автобус действительно имел место удерживать в своём чреве троих человек: в них я без труда узнал Березного, Тарасова и второго капитана, что был с нами тогда, на брифинге в кабинете майора. А вот враг…

То ли у Штыря пошли глюки, поэтому он и не разобрал; то ли издалека смотрел, поэтому не понял; но в автобусе находилось не много и не мало десяток рейфов. Так точно. Я не сумасшедший (по крайней мере, на это надеюсь). Штук девять рейфов-солдат смирно стояли в салоне, пленники валялись на полу без признаков жизни, а в рулил процессом рейф-офицер.

Это настолько заставило меня поразиться, что я невольно присвистнул. Это и стало началом к разворачивающимся дальше событиям…

Непонятно, как, и неизвестно, каким образом, но рейфы меня услышали. По ушам тут же вдарил ультразвук (ну, не совсем прям «ультра», но частоты высоченные): пси-атака началась.

Мне пришлось экстренно сваливать с моей «наблюдательной позиции» и отходить влево, за корпус автобуса: ага, не тут-то было…

Я подбирался сюда справа, а потому не видел (да и не мог видеть) происходящего слева. А там, в свою очередь, ещё штук пять рейфов учинили кормёжку – в режиме особого остервенения приканчивали очередную жертву. Я еле успел зажать спуск перед тем, как ближайший ко мне «едок» накинулся на меня с победным «Ща сожру».

Затяжная очередь за считанные секунды выжрала почти половину магазина. Ни хрена себе, я жару дал! Почти тридцать патронов на пятерых?! Хотя, если учесть, что это только что пожравшие рейфы – то, возможно, я ещё и пожадничал…

Моим трелям автомата вторил куплет из могучего хора: подключились работать парни. Послышался звон битого стекла и лязг разрываемого листового металла. И да начнётся экстреминатус…

Чтобы не отсиживаться в стороне, я решил поработать с остальными. Только я вырулил из-за левого борта автобуса со стороны кабины, как чуть не напоролся на очередного рейфа: только удар присоединённым к автомату штыком спас от скоропостижной кончины.

Затяжные очереди, перекликающие друг друга, и дикие матюги наших АК-120 указывали, что враг не поимел ни единого шанса на спасение. Дождавшись, пока повисший на моём штык-ноже рейф перестанет конвульсировать и свалится наземь, я заскочил в автобус. Первым делом проверил наличие ключа в замке зажигания: без него туго придётся, коротить провода я не могу – уйдёт время, чтобы разобраться с конструкцией стартера на этой модели автобуса.

По канону жанра, ключ отсутствовал. И это было ещё не всё: заложники оказались мертвы. Не просто мертвы, а пожраны рейфами. Три тела лежали иссушенными и с видимыми следами пыток. Ну что ж: то не наша вина. Не мы их сожрали, знаете ли.

Но где тогда искать ключи? Шмонать все трупы, что попадутся по дороге, или обыскивать весь административный комплекс возле Семиходов? Увольте…

Кстати, а это ещё что там такое? Завидев краем глаза движение за окном, я всмотрелся вдаль. От нас, по направлению к ВПЧ, чесал рейф. Да как чесал! Наши спринтеры даже рядом с ним не валялилсь! Интересно, получится снять отсюда?

Автомат мгновенно принял боевое положение. Приклад жёстко пнул плечо отдачей в момент выстрела: одинокая пуля таки-настигла беглеца, но тот даже и не думал падать. Лишь вздрогнул, остановился, обернулся, развернулся и понёсся дальше, не разбирая дороги. Да что ты будешь делать… Я попробовал достать его очередью, но ничего не вышло: при стрельбе в автоматическом режиме на таком скорострельном агрегате моментально падает кучность. В итоге, я высадил на эту тварь порядка двух десятков патронов, но «тварь» даже не шелохнулась – по всему видать, ни одна из пуль её даже не достала.

Придётся бежать за ним… А вы чего хотели, оставить голодного рейфа убегать?! Чтобы он ещё кого-нибудь сожрал?! А мы-то всё гадали, что это за новости о всяких там «чупакабрах» уже несколько лет по Земле-матушке шастают… А это, оказывается, рейфы навострились! Только один вопрос, вашу мать, как они оказались на Земле?

Бросив парням беглое «Я ушёл», я бросился бежать за рейфом. И хотя в горле уже начинало болезненно сдавливать от одышки, в этот раз придётся поднапрячься. Не каждый день гоняешься по атомной станции за рейфами…

Военизированную пожарную часть рейф пролетел, не останавливаясь на ней: о том свидетельствовала прерывистая дорожка от его крови – значит, всё-таки задел мерзавца! Уже радует… Бежать дальше не могу, придётся пешком догонять… но по следу всё равно найду, где бы он ни прятался.

Ага, счаз прям. Эта паскудина заныкалась не куда-нибудь, а в здании хранилища отработанного ядерного топлива! Увольте, нах… В ХОЯТ я не полезу…

И не придётся. Вспышка откуда-то с неба, похожая на ровную вертикальную молнию, мгновенно испарила строение высотой с пятиэтажный дом. Взрывной волной меня свалило с ног и отбросило на стену соседнего со мной строения…

***

Вечером того же дня к нам пожаловал МНК: международный комитет. Редчайшие ублюдки: скоты, а не люди. Таких уродов свет ещё не видывал: скопище прогнивших параноиков, зажравшихся скотов и пафосных подонков. И явились они не просто так, а разгребать нашу сегодняшнюю выходку…

Всю вторую половину дня, с того момента, как нас выдрала с территории станции «Россия», мы не покидали стен медсанчасти. Гайку тут же отправили в хирургию: зашивать разорванное лёгкое. Шрам останется на всю жизнь… Сильнее всех досталось Штырю и мне: напарник в разведке заработал дозу, покуда за происходящим на Семиходах следил, а я на АЭС, покуда за рейфом гонялся. Конечно, не 1300 зивертов, а всего 13 получили, но смертельная, знаете ли, около десяти – это особо не радовало. Нас тут же отправили на дезактивацию: своего рода ПУСО оборудовали в отдельном отсеке санитарной зоны. После санобработки за нас всерьёз принялись медики, а вечером под наблюдением старшего санинструктора нашу кодлу навестили из МНК…

– Итак, – начал толкать речь сразу по прибытии пухлого вида винни-пух с погонами лейтенанта. – Сразу предупреждаю, лишнего трёпа не люблю…

Офицер закрыл за собой дверь и только сейчас удосужился посмотреть на «обвиняемого».

Трудно передать его реакцию словами. Гримаса на роже лейтенанта выразила нечто среднее между поражением, интересом и непониманием – хотя подобное описание будет чрезмерно скудным.

– Мальчик? – переспросил он. – Ты что тут делаешь?

– У меня к тебе встречный вопрос, дядя. – фыркнул я. – То же самое хотел спросить.

Офицер откашлялся и с напущенный невозмутимостью проследовал до моей койки, где присел на соседнюю с нею.

Взвизгнула собачка на молнии его планшета, из последнего на свет Божий вылезла пухленького вида папочка, обшитая тесьмой: на переплёте толстым маркером было выведено – «Отдельное делопроизводство». Во как. Ни хрена себе, залёт…

– Значит, так. – рече лейтенант. – Поблажек не жди, парень. Я не знаю, что ты натворил, и знать не хочу, но мне придётся выбить из тебя всё, до последней запятой. Работа у меня такая, уж не взыщи.

– Поблажек не жди, дядя. – съязвил я. – Уж не знаю, чем ты занимаешься, и знать не хочу, но ты от меня и полслова не дождёшься. Положение у меня такое, не взыщи.

– Хорош юморить, ты не в том положении сейчас.

Офицер расстегнул папку и вытащил из неё разграфлённый лист. Из нагрудного кармана летней рубашки лейтенанта появилась ручка, со скоростью катера на подводных крыльях заплясавшая по листку. Через несколько секунд писанины офицер поднял на меня взор и спросил:

– Фамилия, имя, год рождения.

– Склероз Склерозович Склерозов. – фыркнул я.

– Хорош стебаться, парень. – нахмурился лейтенант. – Ты и твоя кодла под каблуком у федералов, не нарывайся лишний раз.

– А я не лишний раз, – съязвил я. – Я в рамках «пощекотать нервы».

– Фамилия, имя, год рождения, – повторил офицер.

– Не помню, – прыснул я.

Нехай сам выкручивается, как знает.

Лейтенант вздохнул.

– Хрен с тобой… по сути, это простые формальности, о тебе и так всё давно известно…

Выкрутился, гад…

– Тогда первый вопрос по существу. – начал лейтенант, отложив ручку. – Припомни детали инцидента. Начни с того, кто был инициатором этой выходки.

Твою ж-то мать! Ты что, серьёзно?!

Я достаточно в свои шестнадцать лет намотался по органам, чтобы знать: это их обычная тактика. Называется, «система «Курятник»: обосри нижнего». Проще говоря, «настучи на другого». Тот, кто больше всех набрешит, тому и поверят. Не дождёшься, гадёныш… своих сдавать не буду.

– Я и был. – сухо бросил я, понимая, что тем самым, фактически, подписываю себе приговор. Да хрен бы с ним, только ребят моих не трож!

Лейтенант как-то непонятно улыбнулся краем рта.

– Ты? Ну-ну. Вещай дальше.

– Нечего вещать. – буркнул я. – Взял группу, пробрался на корабль, захватил управление транспортной системой, дёрнул остальных – и до станции. Конец истории.

Лейтенант подобрал ручку и что-то черканул в листке.

– Так, а дальше что? – спросил он.

– Что «дальше»? – не понял я.

– Вы попали на станцию, – продолжил офицер. – А дальше что было? Ваши действия.

– Дальше нас обстреляли. – коротко бросил я. – Сначала – из винтовки, потом – из пулемёта.

– И что, просто так взяли и обстреляли? – с сомнением в голосе рёк лейтенант. – На ровном месте?

– На ровном месте. – кивнул я. – Я попытался вернуть группу «домой» через транспортную систему «России», но сигнал не прошёл. Пульт отказал, или помехи на канале… Короче, не вышло вернуться.

– В какой момент времени у вас появился раненный?

Вот куда ты клонишь, гад… ладно, хрен с тобой. В этот раз можно и правду сказать, от этого не убудет.

– Когда под пулемётный огонь попали. – выдохнул я. – Я пытался подавить его ответным огнём, но позиция стрелка была раскрыта слишком поздно. В Гайку попали прицельным одиночным выстрелом.

– Ты ж сказал, что обстреляли из пулемёта? – поинтересовался лейтенант. – Откуда на пулемёте одиночный огонь?

– Что, прям уж все пулемёты поголовно лишены одиночного режима стрельбы? – съязвил я. – Почём я знаю, откуда на пулемёте одиночный огонь? Попали и всё…

Офицер взял другой листок из папки и, прочитав что-то с него, вернулся к предыдущему и чиркнул пару строк.

– Что дальше было? – вернулся к теме лейтенант.

Зашибись… Тебе всё в деталях расписывать? Дай ноутбук и время: я тебе целую книгу напишу. «Приключения дебилов на АЭС».

– Мною было принято решение, – начал я, сочиняя на ходу. – Использовать гражданский транспорт для возвращения группы домой.

– Как пришёл к такому мнению? – спросил мой дознаватель, записывая что-то на обратной стороне первого листка.

– Вообще-то, это единственная здравая мысль в этой ситуации, – уточнил я. – Любой другой пришёл б к такой же. В конце концов, у нас на руках раненный был. Далеко б пешочком не ушли…

– Теперь к тому моменту, как вы захватили транспорт… – начал он.

– Не было никакого захвата. – перебил я. – Когда мы только приступили, встретились с рейфами…

Лейтенант выпрямился в спине и метнул на меня взгляд.

– С кем? – переспросил он.

– С рейфами, – повторил я. – С рейфами. Рей-фа-ми. Рейфами.

– Это я понял! – отмахнулся дознаватель. – Как они там оказались?!

– Ты меня об этом спрашиваешь, дядя? – скривился я в усмешке. – Не меньше взвода рейфов под командованием как минимум одного офицера.

– Чего? – не поверил мне он. – Харе врать, чего получше придумай…

– Пиши, что говорят, – процедил я. – Это твоя работа, а не моя: разбираться…

– Харе брехать и колись, что произошло! – потребовал лейтенант.

– Напоролись на рейфов, – процедил я. – Убивших троих офицеров Службы Безопасности Украины. Я бросился догонять одного «беглеца»…

– Ты не в том положении, чтобы шутки шутить! – начал багроветь от злости лейтенант. – Я тебе в последний раз говорю по хорошему: кончай брехать!

– Брешут собаки во дворах, – отрезал я. – А обвиняемый даёт показания. Ты ещё взрыв ХОЯТ на меня повесь!

– Теперь о взрыве! – прохрипел офицер. – Как взорвал, где взрывчатку заложил?! Откуда достал столько взрывчатого вещества?!

– Изготовил, нах! – прорычал я. Вот тут уже хрен вам: выгораживать кого-то ещё не буду. Свою группу – прикрою, а чьи-то ещё грехи на себя брать не собираюсь. – По ХОЯТу долбанули лучом с орбиты, лучевым оружием Азгарда, полагать…

– Ты заврался, парень! – прорычал офицер. – Это всё тебе при вынесении приговора зачтётся! Не хочешь сотрудничать – получишь «вышку»!

– Я гражданский, – процедил я. – И я не должен подчиняться вашим сигналам. Даже в этой ситуации. Полсотни восьмую статью ещё никто не отменял…

– Ну, всё, ты достал меня!

Лейтенант выхватил из кобуры табельное и щёлкнул курком: оружие встало на боевой взвод.

– Такую брехню я в первый раз слышу, – прохрипел он, весь красный от ярости. – У тебя последний шанс рассказать всё, как есть, а иначе…

Трёп пустозвона прервала сирена и дикий рёв чего-то голоса в «матюгальник» по всему уровню:

– Незапланированная активация врат! Входящая червоточина, группе прикрытия немедленно проследовать в зал врат!

Вот и доигрались… Мы и есть эта сама группа прикрытия!

Я вскочил с койки и ринулся бежать к двери, плюнув на пустотрёпа-лейтенанта.

– А ну, стоять, сцуко! – взревел он, стреляя вслед.

То ли выстрелы были предупредительными, то ли офицер был настолько туп, что не смог попасть с трёх метров, но до выхода я добрался без проблем. Дверь просто вынесло с петель от удара ногой (двери в санчастях так и остались обычными деревянными, заменять их на «гермы», видимо, не стали).

В коридоре я лоб-в-лоб столкнулся с дежурным по уровню: тот вальяжной походкой прогуливался вдоль стен. Рефлекс сработал быстрее, чем я смог понять, что передо мной «свой»: секундой позже не ожидавший от подростка ровным счётом ничего боец свалился на пол, немо глотая воздух ртом: в силу своего роста, удар «под дых» был моим коронным.

Подобрав оружие дежурного, я бросился до ближайшего транспортёра, а через две минуты я уже врывался в зал врат…

Грохот канонады я слышал ещё задолго до прибытия: громкие раскаты от выстрелов огнестрельного оружия спевались в унисон с хлюпающими звуками выстрелов оружия энергетического. Как только я переступил порог ЦУГа, нос «отключился»: от острого запаха пороховых газов, за какие-то две-три минуты заливший собой всё помещение зала врат, нюх просто отбило даже мне.

Наблюдалась картина следующего характера: где-то два или три взвода, при поддержке трёх пулемётных расчётов, сдерживали наступление рейфов через врата. Пол зала был устлан ровными рядами выпотрошенных трупов: после такого плотного огня от рейфов не оставалось практически ничего.

Укрываясь за генераторами, военные не сразу заметили меня. Этим я и воспользовался, подобравшись ближе: обойдя блоки генераторов сзади, и оставаясь в мёртвых углах обзора, получилось доползти до первого генератора, откуда плоскость врат была на расстоянии прямого выстрела.

Только сейчас, приготовившись к огню, я подумал: а что у меня за оружие, и каким боекомплектом я располагаю? Выясняется: в руках я держу обычный АК-120, но патронов всего один магазин максимум. Я же склонен считать, что несколько штук отсутствовало – стало быть, неполные 60, а меньше… Зараза. Ну, ладно. Хоть чем-то помогу…

Работать одиночными выстрелами по групповым целям оказалось непросто. Я не успевал переводить прицел, часто промахивался, в итоге, быстро израсходовал весь магазин, не настреляв и трёх десятков рейфов. Однако, этого оказалось достаточно, чтобы больше никто не сумел пройти через врата: перед их линией оказалась навалена гора трупов – в конце концов, заградительный огонь вёл не я один…

Врата захлопнулись с характерным звуком спустя тридцать восемь минут после их активации: на деле же мне показалось, что прошло от силы пять. Вроде бы, конец несчастью, можно и передохнуть нормальным дыхом, ан ни хрена… Не успели закрыться звёздные врата, как в «матюгальнике» раздался дикий рёв:

– Улей на орбите!!!

Вот и понеслась…

Улей, говорите? Ну и хрен с ним, нехай висит… Что?! УЛЕЙ?! Я не успел закончить свою мысль, как был переброшен: транспортный луч вырвал меня из ЦУГа.

– Благодарить не спеши, – раздался голос в темноте.

Вспыхнул свет: я оказался на мостике «России», в пульте терминала управления транспортной системой копалась Лилит.

– И не собирался, – выдохнул я с хрипом.

Какая-то хрень мешала нормально дышать. Горло намертво блокировалось какой-то субстанцией типа мокроты, пришлось сильно прокашливаться, чтобы восстановить дыхание.

– Где остальные – не знаю, – бросила Лилит, не оборачиваясь. – Я только твой сигнал запеленговала.

– Один хрен! – отмахнулся я. – Ты чего делаешь?

– А на что похоже?

Да как сказать… ни на что не похоже, потому и спрашиваю!

– Держи.

Лилит швырнула мне мой карабин. Где достала? Он, по-моему, в отсеке оставался лежать всё это время.

– На благодарность не рассчитывай, – фыркнул я.

– Больно надо, – отрезала напарница, продолжая копаться в пульте. – Внимание…

««Внимание» на что?», – хотел я было спросить, но вместо того опять был ослеплён вспышкой: система Азгарда хоть и работала без запинок, но имела один серьёзный недостаток. У меня уже глаза от её вспышек болят… или это от облучения?

Как только «засветка» исчезла, я понял: мы в жопе. Ну, как, «в жопе»… В капитальной заднице!

– Ты что натворила, дура? – процедил я, осматриваясь на новой обстановке.

Мы стояли посреди мостика улья. Общее устройство аналогично мостику «Дедала», но с небольшими изменениями. Одно из них – наличие знакомых рыл…

– Таки-припёрлись, да? – ехидно хихикнул кто-то.

Я резко обернулся, вскидывая карабин. Твою ж-то мать…

Это тело я ожидал увидеть меньше всего. Усевшись на какой-то терминал и болтая ногами, на мостике пребывала та, кого в прошлый раз Лилит назвала Тенью…

– Давно не виделись, сестрёнка! – махнула той последняя.

Зашибись себе, диаложек начался…

– Если твоя цель – выбесить меня, то на этот раз не проканает. – спокойно произнесла Лилит.

– О-оу, – разочарованно протянула Тень. – А я так хотела! Но, признаться, и такому приёму рада!

– Со мной – этот фокус не прокатит. – процедила напарница. – А вот с ним – не знаю.

Лилит указала на меня. А? Чего? А я-то тут при чём?

– Кстати, – нахмурилась Тень, переводя взгляд на меня. – Ты вообще кто?

– Шаман в пальто. – представился я. – Честь имею.

– Честь не имеют, её блюдут. – отрезала Тень.

– Ты её, похоже, «зблюла». – согласилась Лилит.

– Ага, «Мы честь блюли, блюдём и блясть будем», – кивнула Тень.

– Замени «Ю» и «Я», и будет в точности про тебя…

Разговор двух сестричек…

– Однако! – выдохнула Тень, потягиваясь. – Вымоталась я, что-то, пока домой добиралась…! Никто не предложит усталой путнице чашку чая и банку тушёнки?

– А может, сразу в баньку да в постельку? – съязвила Лилит. – Перебьёшься.

– Как гру-у-убо…! – протянула Тень. – Ну-с, тогда позвольте держать речь! Хотя нет… Для начала – вопрос, вы как тут оказались?

– У меня к тебе тот же вопрос, – мрачно рекла Лилит.

Я наблюдал за диалогом молча, готовый дать предупредительный залп на случай, если эти две чучундры начнут «переходить границу».

– Как-как, улей угнала, вот как! – фыркнула Тень. – Вы, я вам доложу, нехило так постарались на той планетке! Мне это корыто еле на орбиту вывести удалось!

– Он даже не особо напрягался, – Лилит опять воздела указующий перст в мою сторону.

Тень опять перевела взгляд на меня.

– Так это твоих рук дело? – нахмурилась она ОПЯТЬ.

– Что, завидно? – поинтересовался я.

– Так ты кто, вообще, такой? – не поняла она.

«Ну и дура же непроходимая», – подумал я.

– Шаман я, сказано же…

– Это я поняла! – отмахнулась Тень. – Ты кто, вообще, за фрукт?

– С утра был человеком, – нахмурился я. – Сейчас – не знаю, возможно, репликатор.

– Он всегда такой тупой? – посмотрела на сестру Тень.

– Не-а, только, когда облучённый. – мрачно констатировала Лилит.

– Чего она от меня хочет? – спросил я у напарницы.

Наша троица в упор не понимала друг друга.

– Спрошу по-другому, – выдохнула Тень. – Какого хрена этот малолетка шляется с тобой, и какого хрена ты делаешь тут?

Каждая часть фразы была адресована одному оппоненту, но касалась разных персон.

– «Малолетка» предоставляет мне альтернативное убежище в обмен на информацию. – спокойно и холодно рекла Лилит. – А я пользуюсь его защитой в обмен на…

– Ни хрена не поняла! – перебила Тень. – Ты ж сейчас должна быть школе!

– Ага, в июне-месяце. – кивнула Лилит. – Аж три раза.

– Что, уже июнь? – удивилась Тень. – А год какой?

– Одиннадцатый.

– Ё-ё-перный театр… – уткнулась в пол Тень. – Так я не три года, а целых пять лет домой вернуться не могла… Зашибись! – она подняла взор на сестру. – То-то, я смотрю, ты изменилась…

– Зато ты как была с*кой, так ей и осталась.

Какая, нах, лексика! Вся красота Великого и Могучего…

– Сестрёнка, это наглость, – нахмурилась Тень.

– Ага, аж десять раз. – кивнула «сестрёнка».

– За что же, позвольте поинтересоваться, я заслужила такое к себе отношение, да ещё на глазах у чужих людей? – поинтересовалась Тень.

– Так тебе ещё и перечислять надо? – нахмурилась Лилит.

Тень едва заметно, но вздрогнула. Оп-па-на! Это что, кульминация близится?! Нет, вряд ли… Но Лилит определённо знает что-то, чего не знаю я. И это «что-то» единит её с Тенью. Чичас послушаем…

– Шаман. – не оборачиваясь в мою сторону, бросила напарница. – Можешь пристрелить эту с*ку.

Я недоумённо повёл бровью и скосился на Лилит.

– Это она стреляла в Гайку. – добавила та.

Эм… я перевёл взгляд на Тень лишь за тем, чтобы узреть её реакцию.

– Раскусила, значит, да?

Твою ж-то мать…

Голос Тени из заискивающим стал грубым, если б я не видел его хозяйку, предположил бы, что он принадлежит кому угодно, но только не девушке.

– Поясни, – потребовал я.

– Всё очень просто, как оказалось. – бросила Лилит. – А я-то, дура, мозги себе ломала… А оно, оказывается, всё очень просто.

– Не тяни кота за яйца, – приказал я. – Колись!

– Это она сдала нас СБУ.

Эм… ничего, что этого тела уже лет пять на Земле не было?

– Откуда такая уверенность? – поинтересовался я, решив не светить столь очевидными фактами.

– Просматривая документы с планшета, – продолжила сухо Лилит. – Я нашла отсылку к агенту «Сумрак».

– И?

– Как-то дома я нашла один документ. – мрачно произнесла напарница. – Хранимый крайне небрежно и в абсолютно случайном месте. – следующая фраза была адресована уже её сестре. – Тень, она же Сумрак, есть никто другой, кроме как штатный сотрудник СВР. Не так ли, сестрёнка?

В глазах Тени читалась даже заинтересованность.

– Если этого мало, – продолжила Лилит. – То СБУ знало о нас даже не за месяц, и не за полтора. Оно всегда было о нас осведомлено. А точнее – с двухтысячного года. Я только одного не могу понять: зачем?

– Чё тут непонятного? – фыркнула Тень. – Достала ты меня, вот и слила хохлам!

– Меня – понятно, – нахмурилась Лилит. – А людей Шамана за каким лядом?

– Да сдался мне твой шаман-затворник сто лет в обед! – замахала рукой Тень. – Мне главное было тебя пришить, а на остальных мне глубоко срать было!

– Тогда почему обстреляла Шамана, а не меня?

– А-а, так ты и об этом в курсе? – процедила Тень. – Да мне как-то всё равно было, если честно. Под маскировкой Саддана меня всё равно никто не видел… Просто попался под горячую пружину, вот и жахнула. Жаль, что не попала…

Ну, как, «жаль»… «Жаль», что из-за застрявшей в стволе пули твою винтовку не разорвало в клочья. И тебя иже с нею за одно…

– Это она обстреляла тебя на отстойнике под Россохой, – закончила Лилит. – Она же слила нас СБУ под видом начинающей террористической организации, действующей под эгидой Министерства Обороны России. Она же потом обстреляла нас, когда Гайка вытащила группу к станции.

– Эм… – замялся я. – Всего одна неувязочка… Этого тела несколько лет на Земле не было.

– Это она тебе сказала? – Лилит наконец-то обернулась. – И ты ей поверил? Придурок… Я была о тебе лучшего мнения.

Тогда всё встаёт на свои места… Если целью Тени была Лилит, то мы (и я в частности) серьёзно мешались. Тогда понятно, почему нас атаковали. Это не были украинцы или белоруссы. Они просто попались под «горячую пружину»: они сами толком ни о чём не догадывались. Никто, кроме Березного и Тарасова. Их люди, по ходу, сами не знали, на что идут. Не знал об этом и Косоруков, иначе бы прикрыл, хоть издалека. Всё это объяснило бы утечку информации… Нас никто не сливал: нас один раз продали с потрохами и всё это время наблюдали с интересом за нашими мучениями, попутно запасаясь попкорном. Вот и нашли «крысу»…

– И в довершение, – добавила Лилит. – Встреча на «первой» была просто случайной. Это «тело», как ты её назвал, просто искала себе новый корабль взамен подбитого нашими ребятами из ВКО.

Вот тебе и расклад.

Тень захлопала, будто в театре. Аплодировала, так сказать, стоя. Это как сидя, только стоя.

– Превосходно изложила. – мрачно произнесла она. – Прям придраться не к чему. За исключением одного…

Вот именно. Я сам собирался спросить об этом, но меня банально опередили.

– Откуда такие доводы, сестрёнка?

– А ты думала, я просто так эти пять лет хернёй страдала? – процедила Лилит. – Я знаю о тебе всё. С тех самых пор, как начала копать под тебя. С тех пор, как тебя завербовали в «Синеву».

И, да, кстати. Что ещё за «Синева»?

Тень едва заметно улыбнулась.

– Похвально, очень похвально. Настолько, что прям диву даёшься. Однако… Тут-то ты и попалась.

А вот эта фраза всегда оказывается роковой, если только не исходит из уст голливудского недо-злодея. Я уже приготовился стрелять, как услышал вторую часть фразы:

– Гуд бай, май лав, гуд бай!

Вспышка от транспортного луча мгновенно перенесла Тень куда-то в неведомом направлении: я успел нажать на спуск, едва только завидев засветку, но было поздно. Не достал…

Вслед за Тенью куда-то перебросило и нас с Лилит: секундой позже мы оказались на борту «России», а ещё через секунду мостик залил неимоверный по своей силе световой поток – ядерный взрыв в вакууме во всей своей красе. Улей испарился в единую секунду.

Всё ещё не веря в происходящее, я смотрел на Лилит, хладнокровно глядящую в иллюминатор на полыхающий огненный шар в космосе. Единственное, о чём я в этот момент сожалел – так это о том, что не знал, о чём думает в этот момент напарница. Впрочем, я был уверен, что ничего хорошего это нам не принесёт. Ни сейчас, ни в будущем.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
hyper Дата: Среда, 20 Февраля 2013, 23:28 | Сообщение # 74
Легенда Пегаса
Группа: Свои
Сообщений: 2532
Репутация: 188
Замечания: 60%
Статус: где-то там
Цитата (Комкор)
Увы. Текст получился сырым и неотшлифованным. Что называется, отрывок просто притянут за уши. Жду россыпи тапков и предложений по улучшению текста.
В новом или в предыдущем?)




Забанен

Avatar by karla90
Награды: 34  
Комкор Дата: Четверг, 21 Февраля 2013, 06:59 | Сообщение # 75
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 311
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
hyper, да всё сразу) Хотя имел в виду новый.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Страница 5 из 23«12345672223»
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)