04:08
Страница 9 из 23«1278910112223»
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет 
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Star Gate Commander: Земли без времени
Комкор Дата: Воскресенье, 06 Июля 2014, 12:20 | Сообщение # 121
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 310
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Не ждали? А мы припёрлись! Пролетел год службы, пора и дело заканчивать, ибо негоже бросать такие проекты, ой не гоже...

В горле першило от едкого дымка: такой бывает, когда горит и плавится электрика. Кондеи, транзы, прочая приблуда… Оно и не удивительно: проводка – самый прочный в этом плане элемент, в первую очередь выходят из строя обвесы и оборудование, проводники чхать хотели на такие перепады напряжения. Только, опять же, вопрос: почему этот перепад произошёл?
Оружейка…оружейка… было бы проще, если б я знал, где она располагается. Но, по логике вещей, вряд ли она одна на весь борт. Всего скорее, что их несколько: я так чувствую, что должно быть по одной на палубу… Найти её посчастливилось случайно: и то, я наткнулся не на оружейную, а на подсобку, где кто-то до жути запасливый «забыл» свой патронташ. Небольшой кильдимчик между шахтами системы вентиляции корабля не освещён и не отапливался: чем не камера хранения? Высыпав из патронташа бесполезные для меня сейчас винтовочные патроны, я сгрёб с соседней полки несколько горстей ружейных: последние, видимо, предназначались для борьбы с рейфами. В принципе, логично: несколько дробинок от двенадцатого калибра с суммарным кинетическим зарядом свыше трёх килоджоулей – для одиночной цели явный перебор, даже такой наглой, как рейф.Снарядив«Сайгу», я кое-как попытался сообразить происходящее (получалось плохо, мозг был затуманен дымом: система пожаротушения, отчего-то, не включалась).

Первое. Авария на борту. Необходимо узнать её масштаб. От того, насколько масштабно происшествие, я буду знать, где мне держать пост. Если проблема локальна для нашей палубы, тогда стоит заняться радиорубкой или же запасным командным мостиком. Если же беда-тоска накрыла больший объём, один я попросту не справлюсь.Второе.Боеприпасы. Я нашёл патронов только около ста штук: уже тяжеловато, надо сказать, это уже почти семь килограмм. А по боевому объёму всего-то ничего: только десять магазинов. Стало быть, надо искать основное оружейное помещение, и там затариваться патронами. Третье.Самочувствие. Я, по ходу пьесы, надышался: в горле дерёт, глаза режет, на языке острая свинцовая завязь, в носу свербит, а организьма требует свежего воздуха.

В таком состоянии я не ахти какой хороший боец, но элементарные пострелушки, думаю, учинит смогу… На основе вышеизложенного, принято решение: направиться на пункт диагностического контроля (ПДК) палубы и оценить масштабы повреждений.

ПДК находился почти на самой корме: если рубка и мостик базировались примерно посередине судна, то до поста контроля пилить предстояло около двухсот метров. Это около двух минут пешего шага, или секунд сорок неспешного бега. У меня же на преодоление этой дистанции ушло почти что пять минут… ПДК был раздестроен вхламину. Большая часть оборудования восстановлению не подлежала в принципе: её состояние было немногим лучше пульта связи в радиорубке.

При свете аварийного освещения я насчитал шесть взорванных терминалов и три тела на полу. Проверил пульс: живы, но без сознания, повреждений на теле нет. Единственныйуцелевший терминал сбоил не по-детски. Клавиатура дымилась, но ещё работала; дисплей мигал чаще, чем поворотник на КамАЗе; от встроенных в монитор динамиков шёл душераздирающий вой, будто на мясобойне стахановскими темпами забивали порося всей сменой. Работатьс терминалом было невозможно: сообщения о критических и системных ошибках выскакивали чаще, чем я мог их сосчитать. Сбой жёсткого диска, ошибка файловой системы, не найден корневой каталог, не отвечает программа, критическая температура процессора, критическая температура материнской платы… Среди всего этого бреда на долю секунды проскочила схема корабля с примерным планом палуб.

Если верить ей, то выделенная наша палуба с мостиком и была проблемной зоной: то есть, на остальных палубах всё в порядке? Та ни хрена… Через несколько секунд та же схема кардинально изменилась: теперь весь корабль был обозначен, как аварийный сектор. Звездец… Стоит направиться к мостику: наверняка Покрышкин не лапу в берлоге сосёт, додумался разделить отряды на мостик и энергоотсек. Потеряем энергию – лишимся оборонных позиций. Потеряем мостик – лишимся корабля в целом. Хотя… что можно
контролировать с мостика в условиях такой разрухи? Нет, всё, дышать решительно невозможно! Я нахрапом выхватил из подсумка противогаз и натянул маску на щечло. Першение в горле не пропало, но свербеть стало меньше.

Вскоре и резь в глазах ушла прочь. Из ПДК я направился к мостику: ещё триста метров, в обратном направлении. Да только и шагу я ступить не успел, как в дверях произошла жизнерадостная
встреча. Выходя в коридор, я натолкнулся ни на кого другого, кроме как на Тень. Что сестра Лилит
забыла на борту «Александра Невского» – ещё вопрос, но принцип ББПХ (бей бабу
по хлебалу) сработал быстрее, чем та успела испугаться. Быстрый и размашистый
удар прикладом в живот заставил девушку скрутиться и рухнуть к ногам, как
подкошенную. А ведь приклад-то нескладной деревянный, тип СВД…

План в моей башке моментально изменился. Если первый вариант предусматривал прорыв к мостику и организацию обороны, то второй предположил немедленный допрос пленного. В том, что я владел положением и взял в плен «языка» – сомнений у меня не возникало. До мостика не дошёл: меня едва хватило на то, чтобы дотащить своё тело и тело пленника до радиорубки, куда я и завалился, втаскивая за собой «добычу». Заблокировав за собой дверь, я стащил с морды противогаз (начала работать вытяжная аварийная
вентиляция, гарь и дым начали уходить прочь) и схватил за шкирку Тень, прижав
её к полу.

– Хорошо устроилась, – пробормотала та, глядя на сестру. – Небось, и сны ещё там видит…

Лилит хоть и очнулась от нашатыря, но ещё лежала на полу, приходя в себя. Я не удержался и зарядил Тени с размаху. Та вздрогнула от боли, сморщилась, но даже не пикнула.

– Вопрос первый, нах. – процедил я, чувствуя, что начинаю закипать. – Как ты оказалась на борту?

– Решил в следователя поиграть? – съязвила Тень. – А ты…

Конвенцию о правах военнопленных я не читал, а потому не вникал в тонкости гуманного к ним отношения.

– Как ты попала на борт, – прохрипел я, выхватывая из кармана «Бекаса» нож.

Играть, так по крупному.

– Поаккуратней, – предупредила Тень. – Этим и поранить мож… МЛЯ!

Клинок со смачным звуком вонзился в руку пленника: сталь, упиваясь, вкусила крови – алая дорожка потекла по полу рубки.

– Повторяю вопрос крайний раз, – процедил я, давя на нож: оттого рана получалась сквозной и растянутой, кровоток усиливался. – Как ты оказалась на борту.

Ещё чуть-чуть, и задену артерию. Это поняла и Тень, испуганно глянув на свою руку, и почти что закричала:

– Как-как, молча! На штурмовике!

Давлениена нож ослабло.

– Каком штурмовике?

– На «триста втором»!

Стало быть, на борту сообщник? Она должна была преодолеть как минимум стыковочный створ и ангар, чтобы пробраться на борт крейсера, и уж тем паче – чтобы пройти незамеченной. Мало кто из экипажа мог такое провернуть: предателя стоило искать среди командного состава.

– Диверсия – твоих рук дело?

В ответ – тишина.«Сама напрашиваешься», – подумал я, стиснув зубы, и ещё сильнее надавил на нож. Отсек наполнился тем криком боли, что так давно желал услышать я.

– Да, твою мать, моих! – закричала Тень, пытаясь вырваться. Хренушки. Хоть и старше меня, но сил ещё меньше. Да и только хуже себе делает: нож в ране скачет, что пуля с СЦТ в теле, оттого и мне приятней, и врагу хреновей.

– Что ты сделала?

Лишь тщетные попытки освободиться были мне ответом. Ну-с, не обессудь… Клинок жадно впился в плоть с утроенной силой. Новый приступ боли заставил пленника закричать во всё горло: как бы это ни казалось ненормальным со стороны, но мне это доставляло.

– Что ты сделала?!

– Перегрузила шины!!!

Клинок вышел из раны. Допрос окончен.

Твою мать… перегрузка шин… Если она имела в виду силовые шины – тогда всё хуже некуда. Подай на них десятикратную нагрузку – и всё полетит к хренам собачьим. Но даже такой силы скачок тока в цепи не может привести к таким разрушениям: на корабле наверняка установлена дуева буча всех возможных и невозможных предохранителей. Значит, она поставила схемы в обход схем сброса? И сколько же энергии высвободила эта падла? А если она перегрузила магистральные шины? Те, что идут от реактора к первичной линии потребителя? Тогда всё хреново. Конечно, без нагрузки реакторы могут работать: какое-то время. Но если диверсант нанёс урон системе охлаждения – весь крейсер испарится, ещё и соседний борт с собой прихватит. Сквозь приглушённый переборками хрип матюгальника в коридоре я услышал слабый голос
рядом: Лилит.

– Проверь состояние реактора…

Опят ты за своё?! О. Проснулась? Привет…

– Беги… – напарница вытащила из набедренной кобуры пистолет. – Давай… Времени в
обрез. Свяжись... с Ёко…

Вот только Ёшки-тян тут не хватало для полноты комплекта. Чем «Сонодзаки» может помочь нам сейчас?

Хрен с тобой, золотая рыбка. Надеюсь, с сестрой как-нибудь сама разберёшься. Схватив«Сайгу» и убрав нож в карман, я выскочил в коридор и бросился на мостик. Перед тем, как делать ноги до реактора, имело смысл хотя бы послать сигнал бедствия. На мостике, куда я добрался с трудом ввиду задымлённости проходов, царил полнейший дестрой. Большинство терминалов были разбиты, на лобовом стекле трещина во всю ширину, а на полу семь тел, включая полковника Покрышкина. Эх, хорошо день начался, вашу мать! Помимовсего прочего, пульт ближней связи пострадал меньше всего: на нём лишь камера была разбита, да половина клавиш расплавились. Динамики работали: о чём мне сообщил неизвестный голос, пытавшийся вызвать нас по радио:

– “ありかせんでる ねヴすきい”、 へんしん、 ください。

««Александр Невский», ответьте, пожалуйста», – мгновенно перевёл я, и пулей подскочил к пульту, зажав клавишу активации микрофона: канал открылся автоматически.

– これ わ “ありかせんでる ねヴすきい”。 わたし わ しゃまん! たすけて。 おねがい! [Это «Александр Невский». Я Шаман! Помогите. Пожалуйста!]

Ответом мне было вспыхнувшее на мерцающем дисплее изображение: по ту сторону экрана
была Ёко.

–Шаман, какого у вас происходит?! – вскипела Сакамото.

–Понятия не имею, – выпалил я, чувствуя, что начинаю задыхаться от дыма. – Корабль серьёзно повреждён, на борту диверсант, я опасаюсь за реакторы!

– Реактор?! – зашипела Ёко. Обернувшись,девушка бросила кому-то несколько фраз на японском, но так быстро, что я даже слов разобрать не сумел. – Каковы повреждения? – враз охладела она.

– Без понятия, – признался я. – Все системы сбоят, я даже диагностику не могу запустить, а большая часть экипажа в отрубе.

– Бред какой-то… – глаза Сакамото забегали, будто она искала ответ в таблице данных. – Что можешь сказать о системе вооружения?

– И не мечтай, – отрезал я. – Ракеты – одно из немногих, что есть у кораблей этого класса, а ими управлять я не умею. Без энергии же орудия корабля бесполезны.

– А щиты?

Что-то в голосе старой знакомой дало мне понять: писец близок.

– Без энергии – никак.

Ёко мгновенно сникла.

– Рейфы? – догадался я.

– На подходе четыре улья и десятка два крейсеров. – кивнула Сакамото. – «Сонодзаки» прикроет, сколько сумеет. Ваша задача – восстановить хотя бы щит.

– Сколько у нас времени?

– Меньше часа…

Связь внезапно оборвалась. «Ну, всё», – подумал я. – «Можно заказывать панихиду». Два с половиной десятка крупных целей на один проект «триста пять»? Не сдюжат. Необходимо в первую очередь восстановить орудия, чтобы хоть как-то помочь «Сонодзаки». Впрочем, без энергии об этом можно и не мечтать. Наведаться до реактора, что ли? Выходяв коридор, я собирался натянуть противогаз, но вместо упругости на бедре рука нащупала лишь дряблую ткань противогазной сумки. По ходу, протвень я в
радиорубке оставил… Перехватив «Сайгу» и максимально задержав дыхание, я на полной скорости бросился к отсеку.

Подберу противогаз, пристрелю Тень, если она ещё жива, и – до реактора. Ага,щаз. Не тут-то было. Ещё на подходе к рубке я почувствовал: что-то не так.

«Чем-то не так» оказалась настежь распахнутая дверь, доносящийся из отсека грязный свет аварийной лампы, и начинающий очищаться воздух. Предчувствуя неладное, я вскинул к плечу карабин и ворвался в отсек. Ну, так и есть…Вотон, мой протвень, валяется на полу с пристёгнутым фильтром. Рядом лежит Лилит,
положив обессилившую руку на пистолет, а радист ушёл в отруб. Тени нигде не было. Пришлось быстро переставить приоритеты. Диверсант отходит на третий план: в первую очередь – реактор, необходимо узнать его состояние. Хотя… что я от этого поимею? Я же не физик. С подобными технологиями не сталкивался, да даже и если: вряд ли всё можно исправить простым нажатием кнопки. Нотело, подхватив противогаз, само бросилось бежать к корме. Силы взялись непонятно откуда: с хреновой дыхалкой, да ещё в условиях задымления, я носился, как угорелый. И это при том, что на мне а) разгрузка б) оружие в) боезапас г)
прочее снаряжение. Реактор,реактор… я знал, что их, обычно, располагают в корме: поближе к двигателям.

Но где это «поближе» на полукилометровом крейсере – я не знал. И, опять же, нашёл его случайно: реакторный блок располагался между двумя двигателями, а контрольная рубка чётко обозначалась указателем. «Вот так повезло»…Врубке никого не было. Ну, как, «никого»… не было никого живого. Двое операторов были мертвы: их расстреляли в упор из автоматического оружия – на входе в рубку пол был устлан хорошим слоем гильз от промежуточных патронов. Пульт, по счастью, был цел. Да толку-то?Хотя,нет: толк есть. Видимо, система была рассчитана на полнейших дебилов, ибо зачем-то диагностический пост оказался выведен отдельно. Но, тем лучше. Так,управление простое, интерфейс «для дураков», из расчёта «только посмотреть».

Запуск программы – отдельной кнопкой… ждём-с. Ну, хоть не зависла, уже хорошо. Ну,так и есть. Судя по данным экспресс-диагностики, повреждены охлаждающие контуры реактора. Вода не циркулирует, и а) медленно, но уверенно вытекает б) начинает закипать. Даёрш же ж твою меть… Есть тут ещё система внутренней связи? Или интерком тоже сдох? К счастью, есть. Микрофон, чуть обугленный, но виднеется на соседнем рабочем посту. Я бросился к нему и открыл внутренний канал связи:

– Авария на реакторе, повреждены охлаждающие контуры! – пробубнил я сквозь переговорное устройство противогаза, активировав связь, и услышал сквозь открытую дверь, как в коридоре хрипло зарычал мой голос. – Угроза теплового взрыва!

Это было всё, что я мог сделать. Больше в реакторном модуле я бесполезен: пойти искать диверсанта? Нахрен. Надо вернуться в радиорубку… Нет. Есть идея получше. Запасной мостик. Надо проверить его целостность. Если с ним всё в порядке, стало быть, шанс есть. Если и он выгорел – можно ставить крест на всём крейсере.

Запасной мостик находился за радиорубкой, но гораздо глубже, от основного коридора придётся прогуляться ещё: это я посмотрел в плане палубы корабля, висевший в контрольной рубке реакторного блока. Добраться туда было проще: воздух начал стремительно очищаться от дыма и угарного газа, дышать, даже сквозь противогаз, становилось легче. Мостик оказался не опечатан: когда я прибыл, дверь была настежь распахнута, внутри горел рабочий свет, а заправлял парадом полковник Покрышкин. Кроме него, на постах находилось ещё шестеро офицеров, и Лилит: напарница хлопотала возле радиста. Я ввалился на мостик и стянул с хари протвень. На звук обернулся полковник:

– О! – удивлённо выдал Покрышкин. – Ты тут каким боком оказался?

– Пешком, – огрызнулся я.

– Ты ж только что в реакторном был!

Откуда узнал? Слышал мой голос, что ли?

– Ты как так быстро добрался сюда?

Какая хрен разница!

– Охлаждающие контуры повреждены, – бросил я вместо ответа. – Тепловой взрыв от перегрева – лишь вопрос времени, и при том очень небольшого.

– Я знаю, этим уже занимаются, – тон полковника вернулся в рабочее русло.

– А ещё на борту диверсант, – бросила Лилит. Что,сестру свою спалила? Ну-ну.

– Чего? – не понял полковник. Походу, он подумал, что ему послышалось.

– На борту диверсант, – процедила напарница, поднимаясь с пола. – Авария на реакторе – следствие диверсии, и если не восстановить питание корабля – меньше, чем через час, сюда припрутся рейфы.

– Откуда знаешь? – поинтересовался Покрышкин.

В самом деле. Связывался-то с «Сонодзаки» я. Откуда ты об этом знаешь?

– Когда Шаман связался со своей подружкой, – как-то колюче посмотрела на меня Лилит. – Он, то ли случайно, то ли намеренно, врубил общую связь по кораблю. Я слышала их разговор.

Да ну нах? Тогда почему я не слышал своего голоса в интеркоме? Хотя, мог, если на мостике накрылся динамик…

– Сюда идут четыре улья и два десятка крейсеров, – доложил я.

– Время прибытия неизвестно… – задумчиво произнёс Покрышкин.

– Меньше часа, – в один голос добавили мы с Лилит.

Полковник моментально преобразился. Офицер выпрямился и сразу переменился в лице. Голос
его зазвучал с утроенной силой.

– Внимание по кораблю. Приготовить корабль к бою. Приоритетные задачи – щиты и вооружение. Всю энергию на щит. Отключить вспомогательные системы, не задействованные для боя. Все мощности, что есть – на защиту корабля. Радистам – постоянное наблюдение за небом. Все данные о приближении любых объектов – прямо на главный терминал.

«Я тут больше не нужен», – подумал я. Надо было найти Тень…

Поскольку свою задачу я выполнил, приготовить судно к бою смогут и без меня. Сейчас приоритетен шпион: это при условии, что он ещё не покинул корабль, что вряд ли.

– Отключите питание ангаров, – бросила жёстко Лилит.

Я посмотрел на напарницу. Видимо, она решила действовать, как и я. Но откуда такая слаженность? Действует, будто бы уже проходила всё это… Покрышкинна секунду оторвался от своего занятия.

– Зачем? – быстро и отрывисто спросил он.

– На борту диверсант. – Добавила Лилит. – Нельзя дать ему уйти. Перекройте шлюзы ангаров и отключите питание причальных створов. Мы с Шаманом нейтрализуем противника.

Полковник несколько секунд внимательно смотрел на нашу двойку.

–Действуйте. – бросил он.

Мы с Лилит покинули мостик.

***

Разобратьсясо шпионом? Да нет ничего проще…

– Где ты в крайний раз видел эту с*ку? – бросила мне на бегу через плечо Лилит.

– Возле реакторной, – выпалил я. – Кажется… Потом оставил её валяться рядом с тобой.

– Далеко уйти не могла, – процедила тихо она. – Она ранена, и серьёзно.

– Читаешь мои мысли, – фыркнул я, и добавил, сам не понимая, зачем: – Извиняться за это не собираюсь.

– И не надо…

Что-то начинало переклинивать в ней. Я уже практически видел, как она с остервенением вгрызается в глотку сестры и рвёт её плоть на части. Ума не приложу, что между ними было до встречи со мной, но, чую, ничего путного точно не случалось.

– Она сейчас должна быть возле ангаров, если хочет выбраться с корабля. – Бросил я. – Если их перекрыли, то далеко уйти она не сможет.

– А может залечь там, где сумеет нанести ещё больше урона, – прохрипела Лилит. – Беги к двигателям. Особое внимание на преобразовательные блоки! Вперёд!

Девушка резко развернулась на месте и ринулась обратно. Что она творит?

Стоп. Она сказала, «преобразовательные блоки»? Ох, пилять… Это же как минимум десять термоядерных бомб по сотне мегатонн каждая! Рванёт так, что от целой планеты ни хрена не останется! Я со всей доступной мне скоростью бросился туда, где могли находиться двигатели: конечно, я понимал, что просто так попасть в машинное отделение мне не удастся, но надо было хотя бы попытаться.

Пока бежал, ища проходы в задымлённом и тёмном коридоре, я дико соображал. Почему так ведёт себя напарница? Поведение напарницы меня жутко бесило, хотя и казалось правильным. Но… уж слишком часто всё идёт «гладко». В диалогах она практически никогда не предлагает здравых идей, но у неё всегда всё идёт по плану. И у неё всегда свежая достоверная информация. И ведёт она себя так, будто знает, что произойдёт в следующую секунду, и понимает, чем закончится следующий шаг. Но откуда…?

Додумать мысль я не успел: наткнулся на разорванную взрывом пластиковой взрывчатки дверь. За ней – кромешная тьма зала машинного отделения. Ну-с, заглянем…Включив наощупь фонарь под стволом «Сайги», я шагнул во тьму, и в следующий же момент получил чем-то твёрдым и тяжёлым с размаху в живот.

Первый порыв скрючиться и застонать от боли был затушен, даже не будучи осознанным: я почувствовал, как мои зубы обнажились в зверином оскале. Попалась…

Удар пришёлся в разгруз: боли даже не почувствовалось. Я схватил ударивший меня предмет, на поверку оказавшийся лишённым магазина автоматом, и дёрнул напавшего на себя, на свет, опуская карабин.

–Нашёл!

Тень, вскрикнув от боли, вылетела вслед за мной в коридор: большинство ламп не работало, но аварийного освещения хватало, чтобы я видел происходящее без помощи фонаря на стволе оружия.

Я расплылся в блаженной улыбке, завидев перекошенную от ужаса мордашку Тени. Что, поняла кошка мышку? Ну, держись теперь, мля…

– За Лилит! – взревел я, с размаху зарядив Тени в морду.

Тихий вскрик огласил коридор: из разбитой губы брызнула кровь.

– За корабль!

Пинок в живот если и не разорвёт ей органы и мягкие ткани, то гематому точно обеспечит: с футбольный мяч размером.

– За отряд!

Яс тобой, мразь, ещё за Россоху под Припятью не рассчитался! Удар прикладом поддых нанёс на удивление мало вреда: Тень даже не согнулась, но стойко выдержала атаку.

– За Землю! За проект! За Лилит! За отряд! За корабль!

«Странно…»,– подумал я, будто бы со стороны наблюдая за своим телом, избивающим Тень. «Она даже не сопротивляется… Почему? Понимаю, одну руку я ей серьёзно изранил… Но драться-то она может. Или, я ей первым ударом сотрясение мозга учинил?».Действительно.Уже больше десятка ударов было пропущено, но не выставлено ни одного блока, и ни одного ответного действия. Вместо этого я лишь теснил Тень дальше по
коридору.

Меня было не остановить. Тело полностью потеряло над собой контроль. Мне необходимо было лишь обезвредить диверсанта, но тело меня больше не слушалось. Каждый вдох должен был быть оплачен новым выпадом в сторону врага. Каждое движение, так или иначе, должно быть направлено на атаку в сторону противника. И… почему-то, мне было безумно весело…

– За моих людей!

Удар тяжёлым берцем в голень точно не прошёл бесследно: кость если не сломалась, то точно треснула…

– ЗА ГАЙКУ!

В последний удар я вложил столько силы, что подумал – убью сучку. За всё: Лилит, проект, Земля, отряд, корабль… ни за что я не был так зол, как за Гайку. Девчонка и сейчас должна лежать в лазарете с прострелянной грудью. Что бы ни произошло, но в моём мозгу навсегда чёрным пятном останется та картина: истекающая кровью девчонка, улыбающаяся ни к месту, сипя, падает рядом со мной, прострелянная
пулей врага, оного я так и не смог тогда уничтожить…

Но нет: Тень я не убил. Даже больше: она ещё была в сознании. Правда, в изнеможении рухнула на пол: наверняка сломана нога, разбита губа, скулы опухли, под глазами кровоподтёки, кожа в нескольких местах рассечена, раненной рукой держится за живот, а здоровой прижимает кровоточащую рану на руке. И… почему-то, мне было реально весело…Правда,радоваться, на самом деле, было нечему. Тот, кто отчаянно пытался защититься от меня, пал даже без сопротивления. О масштабах нанесённых мною повреждений мне судить нетрудно: имеются знания по медицине. То, что неуправляемый, я избил до полусмерти девушку, чести мне не делает, кем бы она ни была. Но вид истекающего кровью тела передо мной веселил меня настолько, что я внезапно опротивел сам себе…

Меня просто добила Тень: на глазах несостоявшейся горе-диверсантки навернулись слёзы.

– Не надейся, что тебе это сойдёт только потому, что ты расплакалась… – прохрипел я, расплываясь в улыбк е шире. – Не думай, что я убью тебя легко и быстро…!

Да. Тень плакала. Она плакала, как обычная девчонка. Все девчонки плачут. И Тень не исключение. Она плакала, и плакала из-за меня. Это из-за меня она лежит сейчас на холодном железе пола, избитая до полусмерти, дышит с трудом и плачет. Это из-за меня…

До меня вдруг со всей отчётливостью допёрло: «Вашу мать, какого фаллоса я делаю?! Я же сейчас «языка» убью!». Слишком поздно я сообразил, что теряю источник информации. Слишком поздно я понял, что ымещать гнев на слабых – последнее дело. Слишком поздно я осознал, что скатился ниже плинтуса...

Я так и стоял, нависнув над Тенью с дробовиком в руках. Часть во мне требовала отомстить за ребят и Гайку, пристрелив паскуду. Часть молила пощадить девушку, и сохранить ей жизнь. Часть же холодно мыслила, и велела задержать диверсанта до выяснения обстоятельств дела, и препроводить её к вышестоящим офицерам для принятия решений.

К счастью, я довольно быстро восстановил контроль над собой, и взял себя в руки. Рука потянулась за рацией:

– Лилит. Я у двигателей. Нашёл крота. Уже обработал, крот мой.

Не знаю, услышала ли она, и приняла ли передачу, но повторять доклад я не стал.

Я склонился над телом.

– Ну, что ж, дорогуша… – процедил я преисполненным сарказмом голосом. – Будем инквизировать…

***

– О! – удивлённо выдал полковник Покрышкин. – Какие люди… Ты ли это, «Тень»?

Мне показалось, что я ослышался… «Тень»? Так он её что, знает?!

Но избитая до полусмерти диверсантка ничего не смогла ответить, лишь жалостливо посмотрела на меня в немой мольбе помочь.

–Только попробуй, – процедила напарница, когда моя рука на автомате потянулась за ампульником с обезболивающим. – «Обработаю» тебя так же, как и ты её.

Вот это поворот… (с).

– Так вы знакомы, – резюмировал я, отводя тему.

– Как же не знакомы, – хмыкнул офицер. – Моя племянница!

– Вот это поворот… – уже вслух процедил я.

Вот это замес получается… кругом вся родня. Один я, как бедный родственник, никого из близких на миллионы километров вокруг.

– Уж не взыщи, дядя… – процедила зло Лилит. – Твоя «племянница» вывела из строя крейсер и подставила нас под удар рейфам.

Полковник удивлённо вытаращился на девушку.

– Ты чего несёшь?

- Я несу людям счастье, боль и разрушения (с).

– Это я вижу, – кивнул офицер. – Хотя…

Полковник вдруг нахмурился.

– А как ты вообще оказалась на борту? Тебя нет в списке членов экипажа. – это он адресовал Тени.

Вот и начались семейные разборки…

– Может, мне её надо было пристрелить? – тихо спросил я у напарницы.

– Уж с сестрой как-нибудь сама разберусь, – зло процедила та.

Как бы тихо ни произнесла это Лилит, но полковник Покрышкин услышал…

– «Сестрой»? – ещё сильнее вытаращился он. Офицер на несколько секунд потерял дар речи. – Ну ни хрена ж себе, вы пуляете… – пробормотал он, бледнея.

У нас были проблемы куда важнее, нежели установление родства. На связь вышел крейсер «Сонодзаки».

– Шаман, ты там?! Шаман, это Ёко, ответь!

Лилит вздрогнула, мгновенно избавившись от злобной маски. Я бросился к терминалу связи.

– Я Шаман! – бросил я, зажимая клавишу приёма вызова. – Докладывай!

– Нечего докладывать! – бегло залепетала Сакамото. – Рейфы на подходе! Ещё пара минут – и будут тут! Что у вас со щитами?!

Яскосил глаза на приходящего в себя Покрышкина, Тень, Лилит…

– Был серьёзный геморрой с диверсантом на борту, уже разобрались. – процедил я сквозь зубы, и перевёл взгляд на дисплей диагностики систем. – Щиты и орудия доступны, но процентов на сорок. Эта паскуда хорошо постаралась, крейсер далеко в не самом товарном виде.

– Мы прикроем, сколько сумеем, – начала было Ёко. – А вы…

Я не выдержал.

– Не глупи, Ёшка! – перебил я. – Одному «триста пятому» ни за что не справиться с такой армадой!

– Это и не надо, – слабо улыбнулась Сакамото. – Несколько кораблей уже можно не считать, и без помощи "Сонодзаки"...

Я слишком хорошо знал эту девчонку, чтобы понять, что она задумала.

– Ты рехнулась от страха, – процедил я. – Отзови истребители.

Сакамото вытаращилась на меня с экрана:

– Как ты догадался?!

– Только идиот бы не сообразил, – процедил я. – Снимай ядерные боеголовки с истребителей и отзови пилотов. Не хрен людей почём зря губить…

На нашем мостике раздался чей-то голос:

– Минута до контакта с армадой!

Слишком поздно, чтобы что-то предпринимать…

–Майор Сакамото, – выпалил я, натягивая маску бывалого вояки. – Слушайте мой приказ. Используя транспортную систему Азгарда, заберите с борта «Александра Невского» столько людей, сколько позволит ваша система жизнеобеспечения, и доставьте их на Землю. В том числе…

– Да разбежался! – фыркнула Ёшка-тян. – Как будто я…

– МОЛЧАТЬ! – гаркнул я, что даже Тень вздрогнула. – В том числе, забрать арестованного диверсанта, и доставить его в отдел военной комендатуры на Земле. Это – задача первостепенной важности! Выполнять!

Ёко поняла, что я не шучу.

– Ты не изменился за это время, – процедила она, в уголках её глаз блеснули слёзы. – Никогда о себе не думаешь…

– Тридцать секунд до контакта!

– Забирай людей, Ёко… – попросил я, понимая, что два корабля в таком состоянии ни за что с армадой рейфов не справятся.

– Ты… – начала было она.

– ВЫПОЛНЯТЬ!

И отключился, чтобы не было лишних разговоров… Вот, только вёл я себя, кажется, не совсем адекватно. Потому, что обернувшись, я увидел, как на меня с ненормальной реакцией смотрят большинство из присутствовавших на мостике. Твою мать… я узнал этот взгляд. Так смотрят на умалишённых, вернувшихся с войны: на тех, кто тронулся умом и стал сумасшедшим, неадекватом. Как же мне всё это знакомо… Только полковник Покрышкин и Лилит не среагировали так же, как остальные.

– Мудрое решение, – кивнул офицер. – Дегтярёв не зря тебя хвалил…

– Жопы лизать потом будем, – процедил я зло, чувствуя, что хочу расстрелять сейчас всех этих идиотов, не понимающих простых истин, и не умеющих мыслить рационально. – Эвакуировать людей.

Напарница что-то почувствовала.

– Мне необязательно видеть твои глаза, чтобы понять, что ты задумал. – произнесла она. – Опять решил в героя поиграть?

Догадалась по одному моему внешнему виду? Нет. Я даже вида не подал. Откуда она узнала…? Узнала о моём плане. В ту секунду у меня созрел план: дать время «Сонодзаки» уйти, а сам, дождавшись прибытия рейфов, вызвать перегрузку реактора и взорвать «Александра Невского» – взрывом уничтожит всё в радиусе нескольких тысяч километров точно. Но откуда об этом узнала она?

– Нравоучения не принимаются… – процедил я зло.

– Есть контакт с целью! – громко крикнул кто-то на мостике.

«Понеслась!»… – подумал я. В этот момент начали исчезать люди: «Сонодзаки» задействовал транспортную систему Азгарда, выхватывая людей с борта «Александра Невского». Значит, Ёко всё-таки прислушалась ко мне… очень хорошо. Очень.

Мостик вскоре опустел. Последними забрали полковника Покрышкина и Тень. Мы с Лилит остались вдвоём…

Я со всех ног бросился бежать к реакторному блоку, и – как бы вы думали! – напарница ринулась за мной. Ну, теперь наговоримся вдоволь…

– А теперь, моя ты диверсантка, – начал я на бегу, включая подствольный фонарь на «Сайге» (в коридоре опять вырубило свет). – Колись: какого фаллоса происходит?

– Не понимаю, о чём ты. – было мне ответом.

Дура. Слишком задрипанный шаблон ты взяла. Эта фраза всегда и у всех народов означала только одно: всё ты прекрасно знаешь…

– С какого бобуса ты постоянно знаешь, что произойдёт дальше?

–Интуиция…

– Ой, не звезди!

Я резко остановился и щёлкнул предохранителем «Сайги». Карабин мгновенно оказался возле моего плеча, хищно воззрившись на Лилит. Луч фонаря из-под ствола бил точно на неё.

– Мне всё это уже надоело, – процедил я. – Ведёшь себя так, будто уже проходила всё это. Я не психолог, но наблюдать – скучнее всего, а ты и ведёшь себя, как наблюдатель. Сколько раз ты это переживала? Один? Два? Десять? Сто тысяч?

Несмотря на оружие в моих руках, девушка осталась на удивление спокойной. Может, думала, что я не выстрелю? Наивная дура…

– Надеялась, в этот раз ты не заметишь…

Чего?

– Ты прав… – медленно протянула она. – Наблюдать одно и то же раз за разом утомительно. И скучно. Поневоле станешь таким…

Та-ак… с этого момента поподробнее… Девушка посмотрела мне прямо в глаза:

– Обещаю, если выберемся отсюда, я расскажу тебе всё, без утайки. Всё о себе со всеми интимными подробностями. Обещаю.

Взгляд девушки был честен, как никогда раньше. Она полностью открыла себя. Она не была больше той замкнутой в себе девушкой, что я встретил в начале месяца. Это была уже другая Лилит, наверное, настоящая. Она хотела сказать что-то ещё, но только рот раскрыть успела: на моей груди ожила радейка…

– ШАМАН! – раздался радостный крик оттуда. – Шаман, ты меня слышишь?!

Голос показался мне знакомым. Рукамедленно поднялась до радиостанции и зажала тангенту.

– Я-то слышу, – медленно произнёс я, косясь на собеседницу.

– Это Астория! – немного запоздало представился собеседник.

– Всего один вопрос, Астория. – нахмурился я. – Какого фаллического бобуса ты делаешь тут, когда должна быть на другом конце галактики?

– Долгая история, Шаман! – засмеялась радостно Астория. – Я смотрю, вас потрепало неслабо. Чешите к причальному створу, мы заберём вас!

– Где ты? – решил уточнить я.

– Прямо над вами!

Где?

– В улье!
Сообщение отредактировал Комкор - Вторник, 08 Июля 2014, 10:31


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
профи Дата: Воскресенье, 06 Июля 2014, 14:53 | Сообщение # 122
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 237
Репутация: 25
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Ура! Открыл почтовый ящик, увидел сообщение, прочитал, не поверил. Прочитал саму тему, поверил, удивился. 
В общем: спасибо за замечательное продолжение. Жду новых серий.


Пишу комментарии с планшета, за отсутствие цитат не бить, так как выделить текст не могу, а ВВ коды со мной не дружат.
Награды: 3  
ilfat_2 Дата: Воскресенье, 06 Июля 2014, 15:07 | Сообщение # 123
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 251
Репутация: 16
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Ух как много букофф !!!  Полтора часа в кучу собирал !...  ^_^

Комкор, с возвращением !  beer
Награды: 2  
Комкор Дата: Воскресенье, 06 Июля 2014, 21:07 | Сообщение # 124
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 310
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
за отсутствие цитат не бить, так как выделить текст не могу,Подождём-с, тапки - это всегда хорошо, без тапок никуда.
Цитата ilfat_2 ()
Ух как много букофф !!!  Полтора часа в кучу собирал !...
  Эм-м... Не совсем понял, что имелось в виду...
Цитата ilfat_2 ()
Комкор, с возвращением !
 ilfat_2, спасибо.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
ilfat_2 Дата: Понедельник, 07 Июля 2014, 10:06 | Сообщение # 125
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 251
Репутация: 16
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
Эм-м... Не совсем понял, что имелось в виду...
С форума читать такие обьемы текста не совсем удобно , тут и шрифт мелкии и зрением не могу похвастатся ... В итоге все что интересно и больше чем одна страница я сохраняю на компе в виде единого ртф или тхт файла . Так намного комфортнее читать ...  ok
 
Пока полностью одолеть сие произведение не удалось . Ну-у !... Э-ээ!... Короче , мысли вслух !... Я бы построил эти самые бункера или подземный комплекс подальше от больших городов . Но с учетом того что воспользовались имеющимися сооружениями построенными более полувека назад , это наверно не критично ... 
У меня появился мысль , что Шаман наверно не признанный русскии сын О'Нилла ... ohno
Я нечего не имею против АК , но наверное в условиях бункера нужно что нибудь покомпактнее ... 
Так дальше , там где-то в лаборотории образовались сосульки , что в условиях подьземелья нереально , поскольку температура под землей всегда на пару градусов выше нуля . Я в подземельях никогда не был , но мне   кажется так должно быть ...  shuffle
у меня сложилось такое впечатление , что под кабиной у потрепанного Камаза , какая-то хитро-мудрая силовая установка с использованием инопланетных технологии !...  upset
Награды: 2  
hyper Дата: Понедельник, 07 Июля 2014, 10:39 | Сообщение # 126
Легенда Пегаса
Группа: Свои
Сообщений: 2532
Репутация: 188
Замечания: 60%
Статус: где-то там
Цитата ilfat_2 ()
С форума читать такие обьемы текста не совсем удобно , тут и шрифт мелкии и зрением не могу похвастатся ...

Аналогично. Если есть файл с текстом, то поделитесь. А то я кроме этой еще несколько частей пропустил, лучше все бегло перечитаю :)




Забанен

Avatar by karla90
Награды: 34  
Комкор Дата: Понедельник, 07 Июля 2014, 15:16 | Сообщение # 127
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 310
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата ilfat_2 ()
там где-то в лаборотории образовались сосульки , что в условиях подьземелья нереально , поскольку температура под землей всегда на пару градусов выше нуля . Я в подземельях никогда не был , но мне   кажется так должно быть
Ну не знаю. Я зимой в Сьяновских каменоломнях под землёй был до армейки, и возле моего дома несколько бункеров с небольшой глубиной залегания есть. В обоих случаях я имел счастье лицезреть подобные явления. Ежели таковые аномальны, то в этом случае мой промах: не учёл. Может, и ГГ наткнулся на "неправильные подземелья", генерирующие "неправильные сосульки"?)))
Цитата ilfat_2 ()
у меня сложилось такое впечатление , что под кабиной у потрепанного Камаза , какая-то хитро-мудрая силовая установка с использованием инопланетных технологии
    Эммм... Если не трудно, можно уточнить, откуда такие доводы? Бесшумность работы? Так это давно уже не показатель. Сейчас аэродромы МАНы с Вольвешниками обслуживают новые, так у них уровень шума чуть выше, чем у веника.
Цитата hyper ()
Аналогично. Если есть файл с текстом, то поделитесь. А то я кроме этой еще несколько частей пропустил, лучше все бегло перечитаю
Почему бы не помочь трудовому народу? Было бы, куда скидывать. "Огласите весь список, пожалуйста" (с) емейлов, куда кидать, и при первой же возможности разошлю.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
hyper Дата: Понедельник, 07 Июля 2014, 15:58 | Сообщение # 128
Легенда Пегаса
Группа: Свои
Сообщений: 2532
Репутация: 188
Замечания: 60%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
Почему бы не помочь трудовому народу? Было бы, куда скидывать. "Огласите весь список, пожалуйста" (с) емейлов, куда кидать, и при первой же возможности разошлю.

так а не проще выложить на какой-нибудь хостинг, тот-же RGhost?
Сообщение отредактировал hyper - Среда, 08 Октября 2014, 00:09




Забанен

Avatar by karla90
Награды: 34  
Комкор Дата: Понедельник, 07 Июля 2014, 18:26 | Сообщение # 129
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 310
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата hyper ()
так а не проще выложить на какой-нибудь хостинг, тот-же RGhost?
Не дружу с хостингами. Впрочем, это чувство взаимно)))

Добавлено (07 Июля 2014, 18:26)
---------------------------------------------
14 июня 2011 года
– В общем, – сухо окончил я доклад. – Вернулись через ближайшие врата на Землю.
«Александр Невский» остался там, где остался: буксировать его не было абсолютно
никакой возможности.

– Ульи остались там же, – поддакнула Астория. – До врат нас крейсер добросил.

Дегтярёв несколько минут молча сидел за столом, держа сомкнутые руки у подбородка, покуда не выдал перл:

– А теперь объясните мне, дорогие мои диверсанты, каким таким фаллическим макаром, не при детях будет сказано, крейсеры и ульи оказались в ваших руках?

– А-а-а! – Астория расплылась в блаженной улыбке. – Это было нечто…!

И пустилась вещать, сбивчиво, по-детски неправдоподобно, но общую картину мы от неё получили. Итак, утро тринадцатого числа. Нас с Лилит забросили на борт «АН». Тогда же оставшихся забрал крейсер «Пётр Великий». «АН» направился на «южную» оконечность галактики, «ПВ» на юго-западную. Там командир «ПВ», полковник Жуков, наткнулся на группировку рейфов, в результате чего пришлось дать бой. Каким местом
крейсер уцелел в битве с двумя десятками ульями и сотней крейсеров – ещё вопрос, но факт остаётся фактом: результатом действий псковских дЕсантов стали четыре трофейных ульев и два десятка крейсеров. Запараллелив корабли на параллельный полёт, группа захвата выдвинулась в обратный путь, ведя армаду к Земле: «ПВ» же продолжил выполнение задачи.

– Примерно так всё и было, – сбивчиво закончила Астория.

А мне ещё говорят, что это я чудовище… Дегтярёв ещё несколько минут молчал, пытаясь прийти в себя после услышанного. Эстафету принял Прохоров:

– Ну, задача, в таком случае, отменяется. Если корабли не были в руках рейфов, а их пилотировали вы, то цель – уничтожение армады – сворачивается. Хотя, надо было взорвать корабли… – задумчиво рёк генерал. – Не то опять рейфам достанутся…

– Не волнуйтесь, дядя Гриша! – заверила Астория. – Мы перед отлётом заминировали ульи: первая же подача энергии на ключевые системы – и всю группировку разнесёт ко всем одуванчикам!

– Они использовали боеголовки с «Александра Невского», – сообщила Рей, практически не участвуя в беседе. – Спасибо капитану корабля, он поделился арсеналом для этих целей.

– М-да-а… – только и смог выдавить из себя видавший виды военный, и усмехнулся: – Ну, детишки! Ну, заставили стариков поволноваться!

В дверь вежливо, но настойчиво постучали:

– Да! – громко и чётко отозвался генерал.

Створка со скрипом отворилась: в отсек вошёл средних лет человек с погонами майора.

– Товарищ генерал, радиограмма от «верха»: с боями удалось локализовать и ликвидировать отряд противника. Лагерь накрыли к северо-востоку от Балашихи, в семи километрах юго-западнее Щёлково-10.

– Так это же у нас под носом! – удивился генерал. – Считай, прямо над нами!

– Личный состав группировки в количестве полутора сотен единиц живой силы убит, среди наших сил потерь нет. – продолжил майор. – Сейчас идёт изучение записей на обнаруженных устройствах рейфов.

– Ни хрена ж себе! – фыркнул Прохоров. – Кто командовал группой захвата?

– Руководил операцией старший лейтенант Журавлёв, – доложил майор. – Группами захвата командовали лейтенанты Журавлёв, Беляев и Гринёв. Поддержку с воздуха обеспечивала эскадрилья капитана Лесного.

– О как…! Всех перечисленных – к награде, весь подчинённый личный состав, участвовавший в операции – к благодарности с предоставлением отпуска! – приказал генерал.

– Разрешите идти?

– Идите.

– Есть.

Майор, развернувшись, исчез.

Вот это поворот… Слово внезапно взял очухавшийся Дегтярёв.

– Все свободны, кроме Шамана и Лилит.

На несколько секунд в отсеке повисла тишина: никто не понял команды с первого раза.

– Шаман и Лилит на месте, – прорычал Кэп. – Остальные – все вон!

***

– А теперь колись, – дружественно начал генерал, доставая из ящика стола коробку
печенья.

Я тут же вспомнил, что крайний раз ел вчера утром, перед отправкой «Александра Невского». Похожее чувство забывчивости посетило и напарницу: девушка даже вздрогнула, когда Прохоров поставил коробку на стол.

– Угощайтесь, и колись, – повторил он. – Как, когда, и где, при каких обстоятельствах встретился сам знаешь с кем…

Я на секунду замешкался. «Сам знаешь с кем»? Это с кем же, с позволения сказать?

– Тень. – кратко и грубо встрял Дегтярёв. – Агент Тень.

А-а-а! Так вот оно что… Понятно.

– Да не встречался я с ней, если так припомнить… – пожал я плечами. – Впервые увидел её на корабле рейфов, когда тот лежал на своей стоянке. Она тогда чуть не заварила кашу, дело едва не дошло до мордобоя.

– Ты знал о ней раньше? – спросил дядя Гриша.

– Нет. Даже не подозревал.

– Ты знаешь, что она забыла на борту «Александра Невского»?

– Не имею ни малейшего понятия.

– Знаешь, почему она напала на вас?

Пилять… Вот он, самый каверзный вопрос. Я прямо посмотрел на Лилит: та с безучастным видом созерцала коробку с печеньем, и никак не демонстрировала причастность к разговору.

– Можно? – спросил я у неё.

– Зачем спрашиваешь. – без интонаций спросила она. – Говори.

Получив разрешение, я выдал:

– У неё была неприязнь к родной сестре. По сути, ей нужна была только Лилит, а мы – так, «под горячую пружину» попали.

– Какую пружину? – не понял Дегтярёв.

– Возвратную, – пояснил я. – Это она тогда обстреляла нас на отстойнике под Россохой, она же стреляла по нам на Семиходах. Только тогда у неё напарник был… По нам били с двух направлений. Но Гайку ранила она.

– Откуда знаешь? – поинтересовался генерал.

– Она сама сказала, – пояснил я. – Плюс, признала, что несколько крайних диверсий – её рук дело, в том числе подрыв двигателей на «Александре Невском». Это она перегрузила шины.

– А теперь перейди к тому моменту, когда вы её захватили… – холодно произнёс генерал Прохоров.

«Мы»? Вообще-то, я!

– А чего переходить-то? – переспросил я. – Сначала я наткнулся на неё после взрыва на борту: схватил, но она сбежала. Перед этим я её допросил, узнал необходимую информацию. Потом искал её, нашёл. Ну, и, всё.

– Сколько человек участвовали в захвате? – спросил Дегтярёв.

– Один, – удивился я. – Я и участвовал, больше никто.

– Один? – переспросил удивлённо Прохоров. Офицер и генерал переглянулись.

– Как произошёл захват? – мрачно спросил Кэп.

– Без происшествий, – прикинул я, вспоминая вчерашние события. – Я бросился к двигателям, где, по идее, она опять могла попробовать усилить произведённый эффект, и натолкнулся на неё возле машинного отделения.

– Дальше, – потребовал полковник.

– А дальше завязался бой. – закончил я. – Вот и всё.

– Как происходил бой? – уточнил Прохоров.

– Нет! – резко перебил полковник. Офицер поднялся из-за стола, обошёл его, и встал надо мной. Во взгляде Кэпа не было ничего человеческого: он стал похож на… – Не так поставлен вопрос. – процедил он. – Это ты избил её до полусмерти?

А-а-а! Теперь понятно… Ну дык, мужики! С этого и надо было начинать!

– Я.

Прохоров помрачнел, а Дегтярёв только и выдал холодным могильным голосом:

– Что и требовалось доказать.

И вернулся на своё место.

– В любом случае, течь закрыли. – подала голос Лилит. – Лично я довольна.

Кэп метнул на неё исполненный целой гаммой далеко не самых радужных чувств взгляд.

– Я тоже, – кивнул я. Ещё бы! Поди, не будь я доволен… Попросил бы повторить, ещё и на «бис» бы вызвал!

***

За нами не успела закрыться дверь моего отсека, а я уже схватил напарницу за шкирку и припечатал её к стене.

– Ну, всё, дорогая моя редакция, – мрачно рёк я. – Теперь не отвяжешься. Выдашь всё, или отправишься вслед за сестрой.

Девушка смотрела на меня в упор грустными усталыми глазами.

– Всё равно, собиралась рассказать, рано или поздно… – тихо произнесла она. – Для
начала, может, отпустишь? Твоя излишняя гиперактивность причиняет мне сейчас очень сильную боль.

Отпустить, говоришь? Эт мы можем, мы не жестокие. Бываем иногда.

Я убрал руку от девушки и отошёл на пару шагов назад.

– Внимательно слушаю. – процедил я. – Вещай. Всё, как две недели назад. Со всеми интимными подробностями.

– И без того знаю…

Лилит прошла до середины кубрика, отвернулась спиной и начала расстёгивать куртку комбинезона. Попутно я слушал её рассказ:

– Ты прав. Происходящее для меня не ново. Я проходила это уже не раз, не два и не десять: давно уже сбилась со счёта. Каждый раз всё заканчивалось одним и тем же: что бы я ни предпринимала, планета, так или иначе, падёт. Но сдаться, оставить попытки, означало бы погибнуть. Сейчас же – я жива, пока борюсь.
Значит, единственный смысл моего существования – борьба. Ты понимаешь меня?

Девушка сняла куртку и повернулась ко мне, посмотрев прямо в глаза.

– Понимаешь?

– Допустим, – произнёс я, не делая пока никаких выводов. Рано ещё для них.

Рука напарницы скользнула по пряжке ремня на брюках, девушка продолжила:

– Каждый раз, когда победа была у нас в кармане, происходило что-то, чего не было в прошлый раз. Из-за этого цепь событий падала, разрывалась, и всё не имело продолжения, потому что ход событий уже был изменён. То, что я рассчитывала так долго, к чему стремилась всё это время, постоянно уходило от меня: мне как будто не везло. В том числе, и на тебя…

«И на меня»? Лилит сняла брюки и принялась сматывать с себя многочисленные бинты, коими успела покрыться за эти две недели.

– Каждый раз, когда этой планете грозила величайшая катастрофа, как думаешь, кто её предотвращал? – спросила она.

Ну и кто же?

Не прекращая сматывать бинты, она посмотрела мне в глаза.

– Ты. Каждый раз ты брал на себя ту долю, какой не каждый возьмётся на себя возложить, или даже возложить на другого. В твоём не по годам развитом разуме постоянно мелькали какие-то глупые, бредовые и дебильные мысли, но когда дело доходило до выбора, погибнуть самому и спасти других, или умереть всем вместе, ты, не раздумывая, жертвовал собой. И это была не слепая ветка: ты отчётливо понимал, что твои действия обрекают тебя на смерть, но ты всё равно шагал навстречу своей гибели, с высоко и гордо поднятым взором. Каждый раз, ты не доживал до решающей битвы каких-то несколько часов. И мне казалось, что в решающем бою именно тебя и не хватало на передовой. Как будто ты и был тем ключом к победе…

Наконец, девушка полностью избавилась от перевязочного материала, покрывшегося кровью и грязью за эти две недели.

– Если хочешь, я могу рассказать тебе всё, от самого начала и до самого конца, – произнесла она. – Но потом. Сейчас у меня просто нет на это сил, и… если тебе не трудно: сделай мне перевязку. Сама я не обработаю всех ран…

Вот же ж ведь… Свалилась ты на мою больную башку!

***

Когдая закончил, всё выглядело более, чем хорошо. Ну, с моей точки зрения. Все раны обработаны, боли ушли, новые повязки наложены без серьёзных ошибок. Всё, как меня учили. А учил меня Кэп…

– Можешь одеваться, – сообщил я, затягивая крайний узел на спине у девушки. – Глупая… – добавил я, поднимаясь с пола, где расселся для удобства. – Вроде бы опытная уже, а собралась перевязываться на грязное тело. Хорошо хоть, помылась.

– Ну, не помылась, а ты меня помыл… – поправила меня напарница. – У меня сейчас на это нет возможностей.

– В любое время рад буду помочь. – фыркнул я. – Если, конечно, меня не упекут…

– Куда? – не поняла Лилит.

– А ты не врубилась? Зачем меня сейчас Дегтярёв с Прохоровым допрашивали насчёт Тени? Как думаешь, что мне светит за её избиение?

Она отрицательно покачала, вставая с пола.

– Даже её звание лейтенанта не спасёт. – у неё что, офицерское звание есть? – Ты не убил её – не могу сказать, что рада этому. Но ты ей отомстил за всё: за это могу сказать только «спасибо».

Девушка начала одеваться. «Спасибо», да? Что же между вами двоими на самом деле происходит-то, а? Я не шибко горю желанием ввязываться в ваши игры, но то ты хочешь её убить, то не хочешь даже видеть, то вообще теряешься в собственных чувствах… Нет уж… В следующий раз держитесь подальше от меня со своими сестринскими разборками! Кстати…

– В прошлые раз было так же? – спросил я. – Я так же обезвредил Тень?

– Нет… – сообщила Лилит, застёгивая ремень на брюках. – За все эти повторы ты чего только с ней не делал. Убивал самыми разными способами, пытал, несколько раз даже изнасиловал, причём при мне же. Сейчас она ещё легко отделалась.

– И тебе её не жаль?

Девушка повернулась ко мне.

– Кого? Её? А за что?

Нехилый поворот…

– Она возненавидела меня абсолютно не понятно из-за чего. Пыталась убить. Подставляла дорогих мне людей. Смерть – лучшее из того, что она заслуживала. За что мне её жалеть?

– Как ни крути, она твоя старшая сестра, – заметил я.

– И степень родства должна что-то изменить? – прищурясь, спросила она.

– Ты же проходила весь сценарий много раз, – задал я другой вопрос. – Знала, где должна появиться Тень.

– Почему не побежала со мной, а отправила меня одного?

– Надо было решить вопрос с её напарником. – сообщила напарница. – Она не работала одна. Ей кто-то помогал. Но за все эти повторы я так и не сумела вычислить его.

– И ты решила, что он в ангаре?

– Это была одна из версий. К сожалению, она провалилась. Причём с треском.

– М-да… не сладко тебе пришлось. – произнёс я.

– По сравнению с тобой, я ещё как в масле сыр катаюсь.

Это она о чём?

– На мою долю только моя полоумная сестра выпала, тебе же раз за разом приходится спасать целую планету.

Только сейчас я вспомнил разговор двухнедельной давности, произошедший у меня в квартире…

– Стоп! – выпалил я. – Ты сказала, что всё это уже было, и не раз, так? Так почему ты тогда играла спектакль у меня дома?

– А как бы ты подумал, если б к тебе припёрся незнакомый человек и сказал, что раз за разом ты уничтожал врагов человечества, но всякий раз забывал об этом? – собеседница с прищуром посмотрела мне в глаза. – Не подумал бы, что твой собеседник немного не в себе? Ты бы пристрелил меня ещё до того, как я рассказала бы тебе половину истории. Кстати… – внезапно добавила она тихим голосом. – То, что я рассказала тогда о себе – чистая правда.

– Как и у меня, – усмехнулся я. – Ничего лишнего.

– Я знаю, – кивнула девушка. – Ты каждый раз рассказывал о себе одно и то же, я уже выучила тебя лучше, чем ты знаешь сам себя.

– Довольно самоуверенное заявление, не находишь? – заметил я.

В этот момент в животе погано заурчало.

– Предлагаю пойти перекусить, – сказала Лилит, накидывая китель. – Я в крайний раз ела ещё перед отлётом с Земли.

– Обязательно, – согласился я. – Но сначала хочу зайти в медсанчасть.

– Даже не буду спрашивать, зачем. – усмехнулась горько она. – И так уже знаю.

– Точно.

***

Гайку удалось найти без проблем: девочка отходила после операции в лазарете Города. Обнаружить требуемый уровень и отсек так же не составило ровным счётом никакого труда. Когдая зашёл без стука, то застал напарницу за скорым поглощением очередного талмуда (апокрифа или гремуара – хрен его пойми, но книженция была увесистой, такой и убить недолго было). Что-что, а читать Гайка любила всегда, книги глотала просто взахлёб.

– Жаль, что команда «Смирно!» в лазарете не отдаётся, – усмехнулся я, входя.

Гайка чуть не подорвалась, но всё-ж таки дёрнулась. С перепугу. Завидев меня, сразу откинула книгу прочь на койку и спряталась под одеялом.

– А не то бы сейчас выстроил по форме и наказал по всей строгости и беззаконию.

Гайка наигранно осторожно выглянула из-под одеяла.

– Злой ты бяка, обижусь я на тебя!

По голосу было слышно, что разговаривать ей пока тяжело. Ещё бы… лёгкое пробито навылет. В пору удивиться, что она вообще такая бойкая. Меньше суток прошло после операции: я бы на её месте вообще сейчас не двигался, отсыпался.

– Вылезай, Сова! Медведь пришёл! – бросил я. – В этот раз стрелять не буду.

Гайка медленно, но с небольшой обидой во взоре, вылезла из-под одеяла.

– А в тот раз, значит, собирался выстрелить?

Провокатор хренов…

– Ну, так. В назидательных целях.

– Расстрел подчинённых без разбирательств на месте? – Гайка уже обиженно засопела. – Я была о тебе лучшего мнения, командир. Год назад ты был другим.

– Год назад ты не угоняла линейные корабли, – отрезал я.

– Год назад у тебя не было Лилит…

Как бы тихо, одними губами, ни сказала это Гайка, но я, мать твою, всё-таки расслышал. Услышал, и сразу всё понял. Выходит, эта малолетняя дурёха угнала целый линкор только ради того, чтобы я отвлёкся от
напарницы и перекинул своё внимание на неё? Ну, ни хрена ж себе замес! Мне только детской истерики в подразделении не хватает для полноты комплекта… Ладно, сделаем вид, что не услышали. Потом со всем этим разберёмся…

– Докладывай, – выдохнул я. – Какие дела?

– Как после огнестрела, – буркнула Гайка.

А чего дуться-то? Кто, по-твоему, в этом виноват? «Во всём виноват Волан Де Морт!» (с).

– Где медкарта? – потребовала Лилит. О. Серьёзно к делу подошла.

– Рискну предположить, что у старшего фельдшера или в регистратуре, – пожал я плечами. – А, может быть, и в штабе, что маловероятно.

– Прогуляюсь до фельдшера, – сообщила она, и вышла, оставив ошарашенную Гайку.

По реакции последней я понял, что показывать свою карту кому бы то ни было она ой как не захотела. И, в доказательство моей правоты, девчонка крикнула вслед удаляющейся напарнице:

– Стой! Не ходи туда…!

– …Попробуй останови!... – донеслось из коридора.

Но вместо этого Гайка лишь схватилась за грудь в области, где попала пуля. Кричать с зашитым лёгким ой как тяжело, поверьте моему боевому опыту.

– Лежи и не дёргайся. – произнёс я. – Раз даже доклад сделать сама не можешь… Будешь лечиться, значит. А потом решим, что с тобой делать…

– Это, в каком это смысле? – прохрипела она, поднимая на меня взгляд.

А до тебя ещё не допёрло, принцесса?

– Угон крейсера (или линкора, чем там угнанный корабль являлся, хрен его знает) – это тебе не печеньку стырить. За это и на гауптвахту отправиться можно, или в штрафбат годика на два. В дисциплинарку нас уже оприходовали, но лишь для проформы. А вот если дело раскрутят дальше – могут быть большие проблемы.

– Мы дети, – возразила хрипло Гайка. – Они ничего не могут с нами сделать!

Святая детская наивность… плохо ты, видимо, знаешь эти структуры.

– Возраст не помеха, – отрезал я. – К тому же, у нас есть допуски по форме. А это значит, что отвечать мы будем по любому. Вопрос только в том, дадут ли делу ход.

Гайка зло стиснула зубы. Что, дошло, наконец, что ты там наворотила? Называется, «хотели как лучше, а получилось как всегда». Я уверен, что только состояние Гайки не даёт Дегтярёву распустить руки и не отправить нас всех на суточные занятия по строевой и физической подготовке. Хотя, насколько я знал Кэпа, подобными формами воспитания он никогда не практиковал: в его арсенале были методы похуже…

– Короче, чтобы отвлечься от грустного, – резко сменил тему я. – Довожу крайние новости из мира животных. Нас отправили на разведку боем, но мы даже в бой вступить не успели: чуть не потеряли «Александра Невского». По милости одного тела, нас диверсировали, и чуть было не подставили под удар. Если бы не группа Астории, действовавшая на соседних рубежах, нам пришлось бы туго. Зато, нет худа без добра: нам удалось задержать диверсанта.

– Саботаж? – переспросила Гайка.

До неё что, из-за затуманивших мозг обезболивающих так туго доходит?

– А с этого места поподробнее!

Минут за пять я в деталях поведал ей о произошедшем на крайней операции. Разумеется,  тактично умолчав о напарнице и её шуточках со временем. Рано пока это знать окружающим, да и не поймёт Гайка этого: ей высшая физика пока не по годам. Итолько я закончил повествование, как из коридора послышались приближающиеся шаги. «Лилит», – понял я. Сам не знаю, как, но я угадал.

Когда девушка вошла в отсек, Гайка сразу изменилась в выражении. От меня не укрылась её реакция. Она одновременно хотела порвать кого-нибудь на куски, и обложить девятиэтажным двенадцатидюймовым всех поблизости.

– Думаю, ты должен это знать… – произнесла Лилит сухо, передавая мне медкарту.

Уже открытая медкнижка. Крайняя исписанная страница. Мелким убористым почерком выведены несколько записей.

Острая лучевая болезнь, 2 стадия. Полученная экспозиционная доза…     рентген. Острое заражение крови. Раковая опухоль в области…         .Направить в (неразборчивое длинное сокращение) для оперативного вмешательства.

Видимо, своими силами и средствами наши эскулапы хрена с два с таким могут справиться. М-да…для полноты комплекта сюда надо было вписать «хроническую беременность 80 стадии».  Ниже – подпись Дегтярёва.

Отстранить от участия в проектах и несения военной службы сроком до окончания восстановления.

Число – подпись. И полный немой ярости взгляд Гайки, до последнего цепляющейся за возможность остаться в действующем составе проекта. Из-за детской злобы в глазах девчонки проглядывали нотки обиды, бессилия и страха. «Отстранить»…

***

«Отстранить».

Это слово навсегда стало моим самым ненавистным во всём лексиконе. Когда-то и меня чуть не списали в расход: так что я отчётливо понимал, что сейчас чувствует Гайка.

– Ход делу я давать не стал, – голос Белова выдернул меня из раздумий. – В конце концов, даже следов вашего вмешательства в операционных системах корабля не нашли. Единственное, что реально вам светит – самовольное оставление расположения объекта, но с этим мы как-нибудь сами разберёмся. Что же касается
вашей молодой напарницы, то… гм… я думаю, месяцок она полежит, подлечится, а потом сразу в строй. С незначительными ограничениями, надо полагать. М-да…

Генерал был неподдельно озабочен нашими персонами. Уж не знаю, какая такая муха укусила руководство проекта, но как только нас раскидали по кораблям, все будто бы с ума посходили. Творилось хрен пойми что.

– Спасибо, что не дали ход расследованию, – произнесла Лилит.

Белов только отмахнулся.

– Сейчас не до того! Война, конечно, ничего не спишет, но и спрос будет не таким строгим. Главное, на рожон не лезьте, и когда надо – помалкивайте. Ну и геморройные же вы детишки, однако…

***

«Доклад о рейде, отчёт о произошедшем, повреждения корабля, ранения личного состава, расход боекомплекта, вроде бы, ничего не упустил…», – подумал я, в третий раз вычитывая своё донесение. Хоть и девятый класс, но возложенные на нас надежды надо оправдывать, и, хотя бы, писать грамотно. Тем паче, что образец рапортов на разные случаи – вот он, у меня перед носом.

Я сидел в каптёрке и дописывал рапорт. Как ни печально это осознавать, но в крайнем рейде мы (в широком смысле слова «мы») практически проиграли. Если бы армада рейфов не принадлежала дружественным силам, нам бы пришёл трындец. Да и Сакамото тоже ещё… Нашлась, блин, самурай двадцать первого века. Видимо, то, что её похоронили по ошибке, ей мало, она ещё захотела, чтобы по настоящему отпели.

Я не успел дочитать рапорт, как в листовую обшивку открытой гермодвери постучались.

– Да! – громко отозвался я, по привычке доставая из-под стола оружие.

«Сайга» легла на тяжёлую столешницу, хищно воззрившись в сторону дверного проёма. Конечно, отдачей её всё равно снесёт прочь, но одного выстрела хватит, чтобы размазать по стене незваного гостя, буде таковой окажется.

– Спрячь пушку, псих ненормальный… – раздалось от двери с практически неразличимым восточно-азиатским акцентом.

«Сакамото», – мгновенно определил я.

Но оружие не убрал, лишь снял руку с рукоятки.

– Параноик, – поправил я. – Не псих. Параноик.

– Всё равно, ненормальный… – фыркнула девушка.

– Как сказал один небезызвестный товарищ, «В отличие от психопатии, паранойя при случае может жизнь спасти». – назидательно рёк я, возвращаясь к вычитке текста. – Ты чего-то хотела?

– Тебя искала, – призналась она. – Можно тебя на пару слов?

Я вздохнул и откинул рапорт подальше: видеть его уже было тошнотворным, как бы я ни «любил» бумажную работу, но одно и то же вычитывать находил несколько приедливым.

– Я весь внимание, – рёк я, откидываясь на спинку стула. – Присаживайся, говорить будем.

Ёко поёжилась от холода подземелья (ещё бы, я-то жизнеобеспечение в отсеке не включал!), но прошла к столу, где села напротив меня. Я бегло осмотрел гостью. Успела-таки переодеться, покуда нас командование
опрашивало. Ныне вместо формы Сил Самообороны на девушке красовалось довольно милое по нынешним временам платье, безо всяких изысков, но достаточное, чтобы привлечь внимание особей противоположного пола. Правда, насколько я знал, Ёко подобными вещами никогда не страдала: нарочно делать себя центром всеобщего внимания не любила, а от недостатка общения с другим полом никогда не жаловалась. «Довольно странное облачение для подземелья», – внезапно понял я. – «Босоножки и лёгкое платье… Она на поверхность собралась или только что с поверхности спустилась?».

– ワタシ ワ… Тьфу! В общем, я хотела с тобой поговорить…

– Ну, это я заметил.

– Слушай… а что случилось тогда, у вас на борту?

– Саботаж, – сухо отозвался я, не сильно пылая желанием расписывать все события в красках. – Перегрузка магистральных шин от реакторного блока.

– То есть, вы могли испариться в любую секунду? – уточнила Ёко, чуть задумавшись.

– И вас заодно с собой прихватить. – подтвердил я. – Потому я и орал тебе, чтобы вы убирались на хрен.

– И ты тогда всерьёз решил подорвать крейсер, когда узнал про рейфов? – вопрос не в лоб и не в бровь, а в самый глаз.

– Ты читала рапорты, – отозвался я вместо ответа.

Разумеется,читала. По другому и быть не могло: я слишком хорошо помню характер той Ёко Сакамото, что погибла год назад. Впрочем, за это время она могла сильно измениться… Девушки развиваются быстрее парней. Однако, в одном я был уверен почти полностью: доступ документам с «Александра Невского» она уже наверняка получила. По крайней мере, записи бортовых регистраторов и некоторые доклады членов экипажа изучила.

– Я надеялась, что ты не сделаешь этого, – вздохнула она.

– А ты? – я посмотрел на неё. – Ты серьёзно решила отправить смертников с ядерным оружием навстречу эскадре?

Сакамото поднялась из-за стола.

– Я сама хотела быть одной из них. Мой истребитель должен был вылететь сразу после того сеанса связи.

Вот то-то и оно. Все мы, оказывается, думаем одинаково. Одна и та же школа, хрена ли? Школа войны, школа оружия, школа жизни… и смерти.

– Тебе нельзя было использовать подобную тактику. – сообщила она.

Пфф… От кого я это слышу?

-- МНЕ – можно, – уточнил я. – Тебе – нет.

Ёко удивлённо посмотрела на меня.

– Почему?

– Потому, что ты занимала командный пост. Твоя потеря – угроза операции. Я же был прикомандирован к кораблю, обо мне мало бы кто вспомнил.

– Дурак ты, и не лечишься… – Сакамото сглотнула, было похоже, что эмоциональная девушка давила в себя переполнявшие её чувства и едва сдерживалась, чтобы не высказать мне всё, что обо мне думает.

– Какой есть, – сухо отозвался я. – Потому до сих пор жив.

– Не понимаю, как тебя Лилит терпит, такого болвана! - выпалила она с дрожью в голосе.

Развернулась и резко направилась к выходу. «Лилит терпит», да? Я вздохнул и потянулся за рапортом. Наивная девчонка… Лилит меня не терпит. Она вынуждена со мной драться плечом к плечу. У неё нет выбора: теперь это понимаю и я. Тогда, на перевязке, она рассказала мне всё: теперь у меня была полная картина действия.

Зашибись, однако, у меня контингент. Сначала одна детскую истерику устроила, потом другая чуть сцену ревности не закатила… Нет, мальчики-девочки. Так дело не пойдёт. Сначала войну кончим, а уж потом, если уцелеем, и амурными делами займёмся. Наверное…

Я в четвёртый раз начал перечитывать текст рапорта.

***

Сидим, скучаем, зализываем раны. Мне-то практически пох, даже в медсанчасть обращаться не стал, а вот Лилит досталось не в пример серьёзней. Ближайшие несколько дней активных действий от неё можно не ждать: это хорошо. А то как отмочит что-нибудь из своего грёбанного репертуара, так хоть стой, хоть падай.

Другие группы так же, как и мы, были распределены по разным кораблям: пока что в сводке никого из них не сбили, все живы и относительно здоровы, что не могло не радовать.

Ситуация не самая жизнерадостная. До нападения (и, фактически, конца света) меньше восьмидесяти суток, «Александр Невский» выведен из строя, Гайка в лазарете, Лилит тоже, всего быстрей, вне кондиции. Все наши разбросаны по разным кораблям. Кстати говоря, скоро должен подойти «Князь Владимир»: там, по-моему, Полимер с Литерой прикомандированы. Если не ошибаюсь…

Рапорт уже отнёс Дегтярёву: тот быстро прошерстил его по диагонали беглым взором, задал пару наводящих вопросов, уточнил кое-какие мелочи, так и не отражённые в тексте, подшил документ в папку нашей группы и отправил восвояси с наказом быть на связи: в скорости времени обязана была придти вводная.

Ну, а мы рады стараться. На связи так на связи. Главное, чтобы не посреди ночи. Идти в бой невыспавшимся мой пока ещё подростковый организм откажется категорически даже под угрозой расстрела на месте.

Однако, за неимением никаких дел (даже оружие успел вычистить до заводского блеска), решил завалиться спать: даже поверить было трудно в то, что, отрубившись где-то в районе часа-двух я провалялся в забытье до девяти часов ни разу никем не потревоженный. «Вводная»? Не-е, не слышал. Хотя, может, пока я спал, она как раз-таки и пришла… Ну да ладно. Хрен с ним. Отдыхать тоже когда-то надо. С этими мыслями я провалился в царство Морфея и заснул, на этот раз, уже нормальным здоровым сном.
Сообщение отредактировал Комкор - Вторник, 08 Июля 2014, 10:36


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Понедельник, 07 Июля 2014, 20:29 | Сообщение # 130
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 195
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Комкор, с возвращением! Текст отличный! посмеялся от души ^_^


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Понедельник, 07 Июля 2014, 21:00 | Сообщение # 131
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 310
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
шаман
Цитата шаман ()
посмеялся от души
вот уж такой реакции не ожидал так не ожидал... Можно узнать, что конкретно развеселило?) Чисто ради общего саморазвития)))


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
ilfat_2 Дата: Понедельник, 07 Июля 2014, 21:12 | Сообщение # 132
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 251
Репутация: 16
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
Эммм... Если не трудно, можно уточнить, откуда такие доводы? Бесшумность работы?
Ну по признанию Шамана , у него нет и принципе не могло быть опыта управления такой техникой (камаз  всетаки не зазик или лада ) . Тем более не по асфальту ... Ну относительная бесшумность и то что камаз оказался в ангаре , тоже наталкивал на такую мысль ... Хотя мысль возникла ради прикола , я потом подумал что это может быть прототипом на службе у военных ... Ведь как не крути не только звездные корабли нужны в современном мире ...

И насчет корабля , что там столовка не предусмотрена или просто мелкоту туда не пустили . Че они там в ангаре то тусовались ? :)
Молодеж всетаки не всему ещо в жизни   обучен .  При ихнем образе жизни у них в арсенале просто обязан быть такой агрегат сконструированный из двух лезвии скрепленный меж собой спичкой с помощью ниток и присоединеный к ним куском провода ... Это я про попытку чаепития в лаборотории с помощью спиртовки ...
Цитата Комкор ()
Я зимой в Сьяновских каменоломнях под землёй был до армейки, и возле моего дома несколько бункеров с небольшой глубиной залегания есть. В обоих случаях я имел счастье лицезреть подобные явления.


Так то вроде горы ?.. И при том зимой ! ... И судя по описанию , открытые ?... 

Я не одобряю такое деяние как взрывать пещеру , тем более что поблизости рейфы устроились на пикник ...
Награды: 2  
шаман Дата: Вторник, 08 Июля 2014, 09:42 | Сообщение # 133
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 195
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор 
А… – в этот момент я забыл не только японскую, но и русскую речь, пытаясь объясняться знаками больше, чем словами. – Это… ты же… того… этого… ты того, а мы этого… в общем… понятно?

Цитата Комкор
Ёп… перный бендикс стартёра!

Развеселила манера общения Шамана и нестандартный метод повествования)) Почему "нестандартный"? Потому что есть фразы, которые не используют другие авторы.
Сообщение отредактировал шаман - Вторник, 08 Июля 2014, 09:45


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость." - Эйнштейн
Награды: 2  
ilfat_2 Дата: Вторник, 08 Июля 2014, 09:51 | Сообщение # 134
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 251
Репутация: 16
Замечания: 0%
Статус: где-то там
У меня возник вполне закономерный вопрос : С чего это у напарницы Шамана изменился позывной после ранения ?....  upset dontknow
Награды: 2  
Комкор Дата: Вторник, 08 Июля 2014, 10:23 | Сообщение # 135
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 310
Репутация: 351
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата шаман ()
Потому что есть фразы, которые не используют другие авторы.
Чисто ради общего развития: например? Самому аж стало интересно)))
Цитата ilfat_2 ()
У меня возник вполне закономерный вопрос : С чего это у напарницы Шамана изменился позывной после ранения ?
Вполне возможно, кстати, что недоглядел. Часть текста помогал писать товарищ: возможно, пара ляпов таки-будет повторяться. Вдвое утроим бдительность, спасибо за указание!


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Страница 9 из 23«1278910112223»
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)