05:41
Страница 1 из 11
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет 
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Еще один шаг / Another Step
Еще один шаг / Another Step
iris Дата: Суббота, 04 Октября 2014, 23:33 | Сообщение # 1
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Название: Еще один шаг / Another Step

Автор: rhymer23

Оригинал: http://archiveofourown.org/works/2358488

Переводчик: iris

Бета: нет

Рейтинг: G

Пейринг: Джон Шеппард / Ронон Декс

Жанр: POV. Angst, Hurt/Comfort

Размер: мини

Аннотация от автора: Преследуемый врагами, жаждущими убить его, раненый Шеппард из последних сил пытается вернуться к своей команде

От переводчика: Еще один фик из серии "Страдания геройского Шеппарда". Но я такие очень люблю...

***

Туман густел с каждым шагом. Шеппард уже не представлял, куда шел. Он понятия не имел, где его команда, где находятся Врата, и где плохие парни. Какое-то время он еще мог видеть более светлый участок, указывающий, в какой стороне было солнце, но теперь даже тот скрылся в бесконечной серой пелене.

Он слишком поздно заметил, как на него налетела какая-то темная фигура. Джон упал на землю и почувствовал дуновение вдоль его шеи. Существо громко и пронзительно кричало.

- Убирайся, - прошипел он, пытаясь встать на колени и погружаясь растопыренными пальцами глубоко в грязь. - Иди, поищи себе кого-нибудь другого.

Существо с пронзительными криками продолжало кружиться над ним.

- Ты приведешь сюда плохих парней, - сказал он ему. – Иди! Иди! - махал он рукой. Вода стекала по его шее; от долгого пребывания в тумане болели глаза.

По крайней мере, плохие парни тоже не смогут увидеть, куда он идет. Не смогут, если только его Немезида с черными крыльями не перестанет кружиться над ним, хриплыми криками давая им понять, что он здесь! Не смогут, если только его следы, оставленные в мягкой почве, не приведут их прямо к нему.

К тому же у плохих парней осталось его снаряжение - компас, фонарик, светящиеся палочки. У плохих парней были теплые куртки, предохраняющие их от холода. Плохие парни знали местность. У плохих парней были сообщники и средства связи, и они могли охватить большую территорию. У плохих парней не было окровавленных запястий и вывихнутых коленей. Плохим парням не нужно было бороться с травмой головы, вызывающей вспышки огненной боли и головокружение, от которого все вокруг плыло и мысли становились вялыми. Плохим парням не нужно было… плохие парни не были…

Птица снова начала кружиться над ним. Шеппард инстинктивно пригнулся, прикрыв голову руками. В тыльную часть его ладони тут же вонзился острый коготь, оставив кровавую болезненную отметину.

- Ладно, ладно, уже иду, - сказал он ей. Он снова поднялся на ноги, размазывая кровь, грязь и воду на промокшей футболке. - Не надо… - не закончив фразу, он пошел дальше. Темная фигура еще кружилась над ним, но ее крик постепенно затихал. Через несколько десятков шагов он вообще смолк.

"Хорошо", подумал он. "Хорошо".

Унылая местность была покрыта невысокой морозоустойчивой травой, с трудом пробивающейся сквозь каменистую почву. Кругом были выходы скальных пород и разбросанные валуны, среди которых росли случайные деревья, изогнутые до земли под пронизывающим ветром. "Недостаточно для укрытия", подумал он, чуть не смеясь, потому что сейчас весь мир вокруг него был укрытием. Плохие парни могут находиться в десятке шагов от него, и он не сможет их увидеть.

Кто-то завыл, и Джон резко повернул голову, отчего его череп пронзил удар острой боли, но он решил, что этот кто-то был далеко. Он обхватил тело руками, пытаясь сохранить тепло, и, прихрамывая, двинулся дальше. По крайней мере, местность была ровной, без ухабов, колючих кустов и деревьев. По крайней мере…

Что это…? Он замер, готовый защищаться, но в силуэте не было ничего человеческого. "Нервы ни к черту, Джон", упрекнул он себя, как только его сердце стало биться медленнее. Это было дерево с голыми ветками, раздетое ветром. Он направился к нему, спотыкаясь на неровной земле у его подножия, схватился за одну из толстых веток и принялся с силой крутить во все стороны, пока не вырвал, оставив белый шрам на коре. Из раны на тыльной стороне ладони хлынула кровь, боль в ней росла с каждым его усилием, но, по крайней мере, теперь у него было оружие.

"Здорово, Джон!" подумал он. Палка против станнеров рейфов и ружей дженаев, луков, стрел и духовых трубок десятков миров. Хотя это неплохо работало у Тейлы. "Но ты - не я". Он представил, как она говорит ему эти слова, и сделал вид, что обижается … но нет, нет. Очнись! Тейлы здесь нет. Ронона нет. Родни тоже нет. Он один. Один среди врагов. Ему нужно вернуться к своим. Ему нужно…

"По крайней мере, они в безопасности", напомнил он себе, как напоминал сто раз прежде. В безопасности. Он был сзади, прикрывая их отступление, когда разряд станнера попал ему в плечо, а на затылок опустилась тяжелая дубинка. Он из последних сил пытался оставаться в сознании, а когда очнулся на заднем сиденье раскачивающегося и скрипящего транспортного средства с открытым верхом, его команда не лежала связанная рядом с ним. На изодранном листке бумаги, которым торжествующе размахивала перед его лицом пара грязных рук, не было их лиц, только его. Теперь этот смятый листок лежал в его кармане, но он не мог прочитать, что там написано. Он понятия не имел, сколько денег предлагалось за его поимку, и кто их предлагал. За все время его похитители не сказали ему ни слова.

Птица вновь пронзительно закричала. Он инстинктивно сжался, после чего снова расслабился. Тихо. Далеко. Не здесь.

Пройдя пару шагов, он затаил дыхание. Птица кричит, когда на ее территорию заходят люди. Значит, кто-то идет за ним, всего в нескольких минутах позади. "Ронон?" подумал он, и перед глазами возник образ друга, склонившегося над его следами… но, нет, это - плохие парни. Скорее всего, плохие парни. Нужно найти укрытие. Но вокруг нет никакого укрытия кроме проклятого тумана. Хотя… нет... Скалы. Темная громада справа от него.

Он скользнул к скалам. Ноги разъезжались на влажной земле. Птица закричала снова, а затем стихла. Шеппард схватился за скалу, обдирая ладони о шершавую поверхность. Она была скользкой от влаги, и он тут же отбросил мысль взобраться на нее. Вместо этого он вжался в узкую расщелину и сконцентрировался на подготовке к встрече с его преследователями. Вода попадала ему в глаза, и он смахнул ее, отчего кровь с руки размазалась по лицу и попала на губы. Тогда он снова протер лицо руками, избавляясь от тумана в голове и заставляя себя сосредоточиться.

"Жди", подумал он. "Жди".

В тумане что-то мелькнуло. Он весь напрягся, рука болезненно сжала ветку, но темная фигура растворилась в потоках воздуха. Он повернул голову и увидел пролетевшую мимо огромную белую птицу. Он с трудом дышал, но заставил себя успокоиться. "Теперь в любую секунду", подумал он. "В любую… следующую… сейчас…"

Сначала это были просто смутные очертания во тьме, не более реальные, чем клубы самого тумана, но постепенно они обретали форму человека. Он быстро двигался, его глаза шарили по земле, и направлялся он прямо к ненадежному укрытию Джона.

Потребовалась доля секунды, чтобы решить, что делать, и как только он решил, времени для сомнений не оставалось. У него нет никаких шансов на победу, кроме как застать противника врасплох. Выскочив из своего укрытия, он кинулся на человека, изо всех сил замахнувшись веткой. Но в последний момент тот отпрянул, и ветка ударила его не по голове, а в плечо, хотя и достаточно сильно, чтобы издать неприятный звук, отозвавшийся болью в голове Шеппарда. Человек упал вперед на колени, и ноги Шеппарда заскользили в грязи, когда он снова поднял ветку, готовясь ударить мужчину в основание шеи.

Противник попытался ударить его ногой. Шеппард отскочил, чувствуя, как болезненно напряглись мышцы у него в боку, когда он извернулся, чтобы устоять на ногах. Туман скрыл все в мире кроме них двоих. Джон никак не мог сфокусировать взгляд, у него стучало в висках и перед глазами все расплывалось, позволяя ему увидеть только неясные очертания. Мужчина кружил вокруг, выжидая удобного момента. Внезапно черной от грязи рукой он схватился за ветку, и Шеппард вскрикнул от боли, когда, пытаясь ее вырвать, противник вывернул ему руку. Вместо того, чтобы бороться, Джон отпустил ветку, и внезапная потеря сопротивления заставила нападавшего пошатнуться, что позволило Шеппарду поднырнуть под него и нанести несколько ударов в челюсть.

Голова мужчины запрокинулась назад. Шеппард всем телом бросился на противника, уповая на то, что скользкая земля и внезапность нападения выведут его из равновесия. Конечно же, человек упал на спину, и Шеппард упал вместе с ним, но он приготовился к этому, контролируя момент, как только приземлится. Мужчина все еще держал в руках ветку, но Шеппард перехватил ее в паре сантиметров от его руки, другой рукой схватился за противоположный конец и с силой вонзил в горло противника. Тот еще какое-то время боролся, пытаясь вытащить ветку, пока по рукам Джона не потекла кровь, делая все вокруг скользким и липким.

Мужчина был неподвижен. Шеппард моргнул, тяжело дыша, откинулся на корточки и сел на поверженного противника. Медленно, очень медленно он ослабил свою хватку на ветке.

Он решил осмотреться. Глянул через левое плечо, и ничего не увидел; повернулся, чтобы посмотреть через правое…

Что-то вонзилось ему в спину, застигнув на полпути. Ему и раньше наносили удары ножом – и он до последнего момента не понимал, что произошло – но на этот раз он чувствовал каждое движение лезвия, проникающего в его плоть. Он чувствовал, как тот погружается в него, и закричал; но ничего не мог поделать. Джон отчаянно попытался встать, повернуться, бороться, но его ноги разъезжались в грязи, и через мгновение он повис, удерживаемый только лезвием в его спине.

Но хуже, намного хуже стало, когда нож начали из него вытягивать. Его тянули мучительно медленно. Чья-то рука обхватила его плечи, а затем стало еще хуже… Эта рука обвилась вокруг тела, удерживая его, и в его спине запылал адский огонь, а земля казалась крохотным пятном далеко внизу… Он попытался кричать, или, быть может, он просто попытался попросить – пожалуйста... пожалуйста... больше не делайте мне больно… но с его губ сорвался только стон, похожий на всхлип.

В самый последний момент нападавший несколько раз провернул кривое лезвие в его ране. Шеппард почувствовал чужое дыхание на своей шее, а затем рука отпустила его, и он упал, сначала на колени, потом дальше вперед, и его рука приземлилась всего в нескольких сантиметрах от человека, которого он убил.

Сзади раздался хриплый смех. Пальцы Шеппарда погрузились в грязь, перед глазами все стало красным, словно кровоточил сам туман. Он скорее почувствовал, чем услышал, что нападавший снова поднял нож, на этот раз для смертельного удара. Джон перевернулся и нащупал запачканную кровью ветку – он не мог вспомнить, когда ее уронил – и повернулся обратно, и ударил… и снова ударил… и снова… Нож скользил по ветке, царапая кору, а он ударял все снова и снова… встал, выкрикивая… выкрикивая слова – какие слова? – и лезвие рассекло ладонь его раненой руки, но он удержал его, потянул на себя и выхватил нож… и … и стал наносить противнику удары… в бок, по челюсти, в горло, пока тот не перестал дышать… и он тоже не мог дышать… и упал... и последние мысли угасли в его затухающем сознании...

Грязь была повсюду – под его коленями; нет, под его руками; нет, напротив его лица – несколько стебельков запачканной кровью травы на фоне туманного небытия. Он моргнул… снова моргнул. Вставай… вставай, нужно бороться. Его спина была сплошной зияющей дырой, заполненной адской болью, но он уперся руками в землю и с трудом сумел подняться на четвереньки. Он увидел двух мужчин, лежащих неподвижно, после чего его голова низко повисла… Перед глазами все заколебалось, когда он изо всех сил попытался подняться, а затем отойти – один шаг, два шага … споткнулся, чуть не упал… рука прижата к телу … вперед, слегка покачиваясь…

"Вперед…" подумал он. "Давай… двигайся… Вперед... Нужно добраться до… Врат. Ронон… Ронон найдет меня".

Но он снова упал, может, через минуту, а может, спустя вечность после того, как из последних сил пытаться поставить одну ногу перед другой. На этот раз он оттолкнулся обеими руками, и грязь попала в ранки на его ладонях, но эта боль была мелочью по сравнению с болью в спине, и ему пришлось до крови закусить губы, прежде чем он мог быть уверен, что не закричит.

"Инфекция", подумал он. "Нужно…" А затем все слилось в единый постоянный, будто кровью пропитанный туман. Нужно-нужно-нужно… Нужно отчистить это... Пока он шел, его руки покачивались перед ним, красные от засохшей крови и черные от грязи. Он чувствовал, как теплая кровь стекает по его спине, как футболка прилипает к телу, но не мог дотянуться до раны. Он попытался это сделать, завернув руку за спину, но боль была настолько сильной, что он чуть не потерял сознание.

Возможно, это пустяк; просто царапина. Возможно… Он поскользнулся, снова чуть не упал, но удержался на ногах. При этом внезапном движении боль буквально разорвала на куски его спину. Возможно, там зияющая дыра. Он не мог увидеть, что там, Боже, он не мог увидеть. Не мог увидеть, насколько все плохо. Он только мог это вообразить. Только вообразить. "Нет", сказал он себе. "Нужно точно оценить. Точно. О-це-нить".

Он не знал, в какой стороне находятся Врата. Он не знал, где его дом. Он не знал, где его команда. Два плохих парня убиты, но их было больше, гораздо больше, они кричали ему вслед, когда он убегал в туман. "Нужно…" Он с силой закусил губу. "Нужно подготовиться к дальнейшему нападению… нет, пожалуйста, больше не надо. Я не могу… я не готов бороться…"

"Притворись", подумал он, заметив, что у него дрожат руки. "Притворись, что там Родни. Притворись, что там кто-то новый, кто-то, кто был под твоей командой, кто-то…" Холланд, оставшийся сзади в расположении противника… кто-то, кто не может позаботиться о себе, кто-то, кто нуждается в нем… ради кого он должен оставаться сильным. "Я доставлю тебя домой, Холланд", бормотал он, в то время как туман клубился вокруг, создавая фигуры, идущие рядом с ним. Холланда, конечно, здесь не было, но …

Боже, ему было так холодно! Он шел сквозь стену спрессованной воды, и кровь… кровь вытекала из него с каждым шагом. "Я рискую потерять сознание", подумал он, и снова вернулось это "нужно" – "Нужно побыстрее добраться до Врат, чтобы остановить кровотечение", – но он все никак не мог добраться, и дышать становилось все труднее, как будто ему на грудь положили груз, и с каждой минутой он давит все сильнее.

"А если… остановиться", предложила какая-то часть его, "…пожалуйста, пожалуйста, остановись". Но он продолжал идти, считая шаги: левой, правой, левой, правой… и заставляя ту часть заткнуться. "Оцени… ситуацию… рационально", произнес он вслух. Нельзя поддаваться боли; он никогда не поддавался боли. Он понятия не имел, где Врата, и были все шансы, что он все дальше и дальше удалялся от них. Были все шансы, что он все дальше и дальше удалялся от Ронона и остальных, кто его искал. Если бы он сидел и ждал …

Существо завыло ближе, чем прежде. Он повернулся к нему, но на этот раз его реакция была замедленной, и он признал, что его способность защититься, если снова появятся плохие парни, значительно упала.

Если бы он сидел и ждал, холод мог бы замедлить его кровотечение. Он мог бы занять удобную позицию, сжать свою ветку и свой нож, и ждать, когда из тумана появятся враги.

Его путь пошел вниз. Ноги нащупали каменистую тропинку, возможно, протоптанную животными. Он попытался идти по прямой, но иногда ноги предавали его, и он сбивался с дорожки в высокую траву. "Думаю, ты не собираешься останавливаться, а, Джон?" бормотал он, в то время как ноги вели его все дальше и дальше… Туман вокруг покраснел; он начал дрожать от холода, и каждый раз, когда он вздрагивал, по его спине побегала вспышка огненной боли, как будто кто-то хлестал его кнутом, снова и снова и снова.

Трудно стоять. Трудно идти. "Холланд", шептал он, потому что было что-то в этом безликом тумане, который выглядел в точности как пустыня – холодная, влажная, серая пустыня, и не было видно ни черта, один только песок. Это было шесть лет назад. "Я знал, что никто не придет", сказал Холланд, перед тем как умер. "Я знал, что они не разрешат спасательную миссию". Тогда Шеппард был слишком занят, пытаясь вернуть Холланда к жизни, но потом… потом…

Он остановился перед камнем, преграждавшим путь, и столкнул его по скользкой грязи. Тот не издал ни звука, свалившись на бок, но когда он попытался двинуться дальше, услышал звуки, которые поначалу не признал за собственные: слабые всхлипы, улавливаемые при каждом хриплом вздохе. Он чувствовал на губах привкус крови. Закашлявшись, он на мгновение потерял сознание, а, придя в себя, увидел свою руку, полуприсыпанную черной землей, и только лезвие ножа торчало из-под тыльной стороны ладони. И не было ничего, кроме тумана.

"Я не … не брошу тебя, Холланд", сказал он, понимая, что эти слова не имеют смысла, но он все равно произнес их. Он поднялся на колени и повернулся с ножом в руке, проверяя пустыню на наличие на плохих парней, пытавшихся убить человека, которого он старался защитить. Туман сгустился и принял форму десятка мужчин, но он провел рукой по глазам, сморгнул, и они растаяли, превратившись в облака, которые он все еще видел, даже когда закрыл глаза.

Тем не менее, когда он встал, рядом с ним шел человек, сотворенный из тумана и тени. "Я не дам тебе умереть", сказал он Холланду. Это дало ему силы перенести одну ногу и поставить ее перед другой. "Я буду поддерживать в тебе жизнь …, пока Ронон не найдет нас... Или Атлантида... Врата... Домой…"

Туман ничего не ответил. Он миновал дерево, вырисовывающееся из тумана подобно стражу, потом еще одно, и еще – целую аллею дозорных, с неодобрением наблюдающих, как он идет. Ветки цеплялись за него; он хватался за них, чтобы не упасть.

Он как раз достиг последнего дерева, когда услышал звук позади себя. Он повернулся назад, и боль заполонила все его тело, но там никого не было. Он ждал, сжимая в руке нож, и фигуры выплыли из тумана. Они ничего не сказали, просто посмотрели на него своими смазанными лицами, с которых туман смыл все черты, и подняли оружие.

- Как насчет того, чтобы поговорить об этом, ребята? – сказал он, и его голос прозвучал в миллион раз сильнее, чем он себя чувствовал.

Тем не менее, никто, совсем никто даже не воспринял его, как человека. А все, что у него было – один только нож, сжатый в руке, которая могла лишь с трудом его удерживать… И хотя он никогда не мог позволить себе сдаться, и никогда не сдавался, нужно было точно оценить возможности своего тела, иначе можно было стать обузой для тех, кто зависел от него, и он знал, что у него не было чертовой надежды справиться с ними… у него не было даже надежды уклониться от их пуль.

Но, тем не менее, он попытался твердо стоять, распределив вес на двух ногах, и сжимая перед собой нож.

- Скажем так, это было недоразумение, - удалось выговорить ему, и даже выдавить кривую усмешку.

Ответная усмешка первого человека была холодной, как темная щель в тумане. Тем не менее, сначала упал второй, снесенный красным взрывом. Первый выстрелил, прежде чем успел обернуться, но его палец дернулся, когда он упал, и пуля ушла в дерево.

- Эй, приятель, - прохрипел Шеппард. - Спасибо.

Он чувствовал, что силы вытекают из него, как вода, но сжал свой нож, достаточно крепко для его уже начинающей дрожать руки, и сумел удержаться на ногах. "Ты нашел меня", хотел он сказать, и хотел обернуться к туманному образу за своей спиной и добавить: "Видишь, Холланд, я говорил тебе, что он найдет нас", хотя знал, что это просто бред, и он не вполне в себе, раз думает об этом. "Ты продержался в живых достаточно долго", подумал он, "и теперь пришло время…"

- Ты похож на кусок дерьма, - сказал Ронон.

- Да, - это прозвучало едва озвученным выдохом. – А чувствую себя еще хуже. Как… - дрожь не давала ему выговорить. - Как ты нашел меня?

- Тебя мог найти и слепой, - сказал Ронон; при этом его руки взяли Шеппарда за плечи и повернули так, чтобы осмотреть спину. Руки были нежными.

- Да, - он сосредоточенно пропихивал слова сквозь красный туман, который пытался помешать ему. – К сожалению, это так.

- Это помогло мне найти тебя. - Голос Ронона раздался сзади, и эти руки, эти нежные руки что-то делали с тканью на его спине. – Плохо дело, Шеппард.

- Я знаю.

Тяжесть в груди давила все сильнее, она тянула за собой вниз голову, и Ронон помог ему опуститься на колени.

- Оставайся со мной, приятель, - сказал Ронон, и его голос снова донесся спереди.

Шеппард пробормотал:

- Я и так здесь, - но его лоб был так сильно прижат к плечу Ронона, что слов почти не было слышно.

- Я нашел его, - сказал Ронон, и Шеппард снова попытался пошевелиться, прежде чем понял, что Ронон говорит не с ним. - Он тяжело ранен.

Он не мог услышать ответ.

- Родни? – пробормотали его губы в плечо Ронону. – Тейла? – но Ронон какое-то время слушал их.

- Это плохо, - сказал он наконец. – Возвращайтесь к Вратам. Встретимся там. - Голос Ронона слегка изменился, когда он выключил рацию. - Они в лагере, - пояснил он. - Враг между ними и нами, но путь к Вратам свободен.

Если бы только он мог нормально дышать…

- Кровотечение, - сказал он, подняв голову, - …его нужно остановить…

- Я знаю, – после чего Шеппард услышал звук разрезаемой ножом ткани, и почувствовал на спине холодные капли дождя.

"Ну, что там? Насколько все плохо?" хотел спросить он, но понял, что не сможет издать ни звука, даже если попытается кричать. Поэтому он закусил губу и удерживал все слова внутри, пока Ронон делал что-то с его спиной и накладывал на рану повязку. Возможно, к концу он на несколько минут отключился. Следующее, что он почувствовал – как Ронон аккуратно укутывал его плечи своим пальто.

- Тебе нужно согреться, - сказал Ронон.

- Я знаю, - сказал Шеппард, но возможно он просто повторял слова Ронона, потому что все, что он видел и слышал, казалось, еще долго отдавалось эхом у него в голове.

- Как… - он откашлялся. Клубы тумана, бывшие Холландом, наблюдали за ним. - Как далеко до Врат?

- Недалеко, - ответил Ронон, и это могло означать что угодно, но у него не хватало мужества спросить. Стиснув зубы, он встал, не дожидаясь, пока Ронон поднимет его. Но нужно было сказать кое-что еще.

- Я не уверен… если… если придется вступить в бой… не думаю, что смогу…

- Это не понадобится, - сказал Ронон так, будто это была бесспорная истина, в которой невозможно сомневаться.

Они снова двинулись вперед, и иногда Шеппард спотыкался, но Ронон был рядом и достаточно крепко держал за плечо, не давая ему упасть. Пальто соскользнуло с плеч, и когда он подхватил его, то измазал кровью.

- Прости, - пробормотал он, пытаясь придумать какую-нибудь шутку, но не сумел и закончил только новым "Прости". Ронон не обратил на это внимание.

Туман все густел. А может быть, это темнело у него перед глазами, потому что когда Ронон однажды подхватил его, клубы тумана были даже между ним и грудью Ронона.

- Не знаю, - признался он, - смог бы я один найти… правильное направление.

Он услышал тихий смешок. "Один бы я не справился", подумал он. Но Ронон, Ронон нашел его. Один среди врагов, но друзья никогда бы его не бросили. Это, наверное, плохо, даже страшно, что члены его команды всегда готовы рисковать своими жизнями, чтобы вернуть его, и они так и сделали… но он также чувствовал… "Это хорошо", прошептали клубы тумана по имени Холланд. "Хорошо", повторил Шеппард, и может быть, это была слабость, может быть, это было неправильно, но…

- Шеппард! – рука резко скользнула по его лицу.

Он моргнул.

- Разве я…? – и больше не смог произнести ни слова. Дышать стало практически невозможно. Наверное, уже настала ночь, потому что туман стал черным. Его спина была охвачена сплошным пламенем мучительного огня… в его голове пульсировала боль… его рука беспомощно висела… грязь проникла в две глубокие раны – спереди и сзади. Он сосредоточился на ногах.

- Стой, - сказал Ронон. – Подержись за это. - Пальцы обернули его здоровую руку вокруг ветки, и он цеплялся за нее, свисал с нее, пытался удержаться на ней, пока Ронон выстрелил из своей пушки один раз, потом еще дважды… и Шеппард кинулся вслепую шарить за поясом, спрашивая себя, с ним ли еще его нож, и отпустил ветку, чтобы встать возле Ронона, бороться рядом с ним, не дать врагам добраться до Холланда, продолжать идти, остаться в живых…

- Я велел тебе оставаться на месте. – Минуту назад Ронона там не было, потом он появился. Потом снова не было. Он то пропадал, то снова появлялся.

- Мы не … сдадимся… - он не чувствовал ту свою его часть, которая говорила, как будто она была не его частью.

- Конечно, нет, - сказал Ронон, и они прошли еще несколько шагов вместе. - Мы не сдадимся, но… - повторил Ронон, возможно, минуту спустя, а возможно, гораздо позже, потому что к тому времени уже почти полностью стемнело. – Нам еще долго идти.

- Ты говорил… - Один шаг. Два шага. Три, четыре… - Не … далеко.

- Я лгал. - Ронон был так близко к нему, что казалось, будто он хотел, чтобы его собственные силы просочились сквозь кожу Шеппарда и сберегли его. – Не отказывайся от помощи, - сказал Ронон. – Иногда, когда ты один, у тебя нет выбора, но когда кто-то рядом с тобой, глупо не опереться на него. Глупо убивать себя из-за гордости.

- Нужно… - начал он, но сразу же растерял все слова и понятия не имел, что хотел сказать дальше.

- Они все в безопасности, - спокойно сказал Ронон.

Этого не могло быть достаточно. Он всегда возвращался за ними. И раньше, и сейчас. Таща Холланда через адскую бездну Афганистана. Сбежав из больницы на Дедал и собираясь спасать Тейлу. Он возвращался ради других, но его испугала сама мысль о том, что они могут вернуться ради него. Он не смог бы жить с грузом их смерти, с грузом от осознания, что оставил их страдать в полном одиночестве.

- Все в безопасности, - сказал Ронон. – Кроме тебя.

Он мог бы сказать и больше. Шеппард, в любом случае, слышал остальное. "Кончай изображать героя и позволь уже ему понести тебя". Это был Родни, его голос, высокий и сердитый, как это всегда бывало, когда он волновался. "Мы все в безопасности, Джон", сказала Тейла, и ее лицо было печальным. "Дай позаботиться о тебе".

Но последним был исчезающий сгусток тумана, который на самом деле никогда не был Холландом. "Ты сделал все, что мог, и этого достаточно. Все – это значит все".

Шеппард попытался сделать еще один шаг, потом другой, а затем остановился. Собрав последние силы, он повернулся к Ронону:

- Ронон, мне нужна твоя помощь, - сказал он. - Я не могу…

- Знаю, приятель.

И это не было поражением.

******

Прошло четыре дня, прежде чем он снова очнулся. Ему сказали, что он перенес сложную операцию из-за глубокой ножевой раны, которая, по справедливости, должна была его убить. Грязь, попавшая в рану на его руке, вызвала осложнения, так что первые дни его бодрствования были заполнены ярким светом и пьяным сумбуром, и на самом деле вообще не похожи на бодрствование. К тому времени, как он полностью пришел в себя, у него страшно першило в горле, и он все еще не мог лежать на спине, вынужденный сворачиваться на боку в позе эмбриона.

Но каждое из тех отрывочных воспоминаний содержало, по крайней мере, одного из членов его команды.

Как только он пришел в сознание, на следующий же день явился Родни и много болтал о клочке бумаги с обещанием награды за его поимку, который они вытащили из его кармана – "он был весь пропитан кровью и выглядел довольно отвратительно" – и их прогрессе – "или, на самом деле, отсутствии прогресса, потому что, ну, в общем, Лорн, кажется, думает, что это – дело рук военных" – в попытке установить, кто был готов предложить так много денег за его голову.

- Хотя, на самом деле, - жаловался Родни, - я представляю для них намного большую угрозу. Ты ведь знаешь, что я – гений?

- Ревнуешь? – спросил Шеппард, после чего Родни застыл и пробормотал:

- Нет. Конечно же, нет. Нет!

- Что, все было так плохо? - спросил позже Шеппард у Тейлы, не в силах выкинуть из головы страдальческое выражение на лице Родни.

Казалось, Тейла обдумывала свой ответ, после чего честно сказала:

- Какое-то время врачи думали, что ты вряд ли выживешь.

Но еще больше, чем словами, она сказала своим молчанием.

Он ненадолго заснул, а проснувшись, увидел Ронона, сидящего у его кровати в явно неудобной позе на слишком маленьком для него стуле.

- Ты в порядке, приятель? - спросил Шеппард, поскольку глаза Ронона выглядели покрасневшими, как будто он очень долго не спал.

- Ты перестал дышать как раз перед тем, как мы добрались до Врат. - Слова звучали так, будто Ронон выталкивал их из горла.

- Ммм… - он сглотнул. – Думаю, мне нужно извиниться?

- Я думал… - Ронон поискал подходящие слова; он всегда был честным в таких вещах – гораздо более честным, чем Шеппард когда-либо мог стать. – Думал, что добрался до тебя слишком поздно. Думал, что нужно было с самого начала нести тебя.

С каждым вздохом в его спине все еще пульсировала боль, но теперь она была приглушенной, ослабленной временем и наркотиками. "И если бы я умер", подумал Шеппард, "Ронон жил бы с этой виной всегда. Попытавшийся и не справившийся. Вернувшийся за товарищем и не спасший его".

"Но я все еще жив". Это именно то, что он обычно говорил. В другое время он пожал бы плечами и неизменно отбросил бы все проблемы. Все могло пойти не так, как надо, но ведь этого не случилось. Все могло полететь к чертям собачьим, но в последнюю минуту им снова удалось совершить чудо и вернуться живыми. Победить, наперекор всем неудачам.

Вместо этого он сказал только: - Ты сделал достаточно, - потому что так и было. Он никогда не сомневался, что его команда придет за ним, и когда Ронон действительно пришел, все стало прекрасно. В конце концов, он отбросил в сторону привычки всей своей жизни – все те вещи, которые всегда считал необходимыми - и просто отдался заботам Ронона, полностью доверяя ему и веря, что тот его спасет. В самый последний момент, перед тем как потерять сознание, он был почти счастлив.

Потом он подумал о Холланде, мертвом уже шесть лет. Холланд никогда не ожидал, что кто-то придет за ним, но он умер, зная, что этот кто-то сделал все возможное и невозможное, чтобы спасти ему жизнь. Холланд благодарил его в конце, и именно это воспоминание всегда было самым болезненным, потому что Шеппард подвел его, потерпел неудачу. Но, возможно, это не так. "Нет", подумал он, "пожалуй, это не так".

- Я бы не справился, - сказал он, не задумываясь, абсолютно честно. – Не в одиночку.

В одиночку он продолжал бы идти, и в одиночку он бы умер. Он бы не остановился, потому что был упрямым, но, в конце концов, тело просто предало бы его.

И это вовсе не было поражением, когда он попросил Ронона помочь ему. Теперь, каким-то сумасшедшим, смешным, стыдливым, чудесным образом это воспринималось, как победа.

Но он произнес только "Спасибо", и Ронон ничего не ответил, но, кажется, понял все, что Шеппард так и не сумел этим сказать, потому что расслабился и улыбнулся.

А Шеппард думал о Холланде, и впервые это воспоминание вызывало у него улыбку.

******

КОНЕЦ
Сообщение отредактировал iris - Среда, 08 Октября 2014, 22:15
Награды: 8  
Kitten Дата: Воскресенье, 05 Октября 2014, 21:15 | Сообщение # 2
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6869
Репутация: 2009
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Здорово! Еще один прекрасный перевод. Молодчина! )))

Есть конечно небольшие недочетики, но это я отношу к качеству самого оригинала.

Лично я считаю ответные действия на санкции правильными. Тогда стоит поворошить прежние страницы раздела - наши фикрайдеры любили "помучить" Джона. "Мучили" конечно многих, но ему доставалось больше всего. ;)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Воскресенье, 05 Октября 2014, 23:44 | Сообщение # 3
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Есть конечно небольшие недочетики, но это я отношу к качеству самого оригинала.


Ох, как же тяжело мне дался этот перевод. Рассказ на 11 страниц я переводила больше недели, и потом еще дня три отлаживала. Пришлось многое передавать "своими словами". Но особенно менять не хотелось - рассказ очень эмоциональный, и я боялась растерять его "окраску".

Мне этот фик изначально очень понравился, я люблю такие вещи. Потому с ним так и долбалась.

Теперь немного передохну, доведу, наконец, до ума еще кое-что, выложу, и примусь за перевод чего-нибудь новенького. Пока еще не решила, чего, но варианты есть...

Добавлено (05 Октября 2014, 23:44)
---------------------------------------------

Цитата Kitten ()
наши фикрайдеры любили "помучить" Джона. "Мучили" конечно многих, но ему доставалось больше всего.


Ну, не только наши, у забугорных есть на этот счет даже специальное направление - "Shep Whump", и тема такая на одном из огромных англоязычных форумов по Атлантису.

А чего бы его не мучить, если даже в самом сериале это происходит сплошь и рядом. Вспомнить, хотя бы, серию 5_15 Осколки (Remnants), там прямо говорится, что ему достается почти каждый день.

Лично я - не сторонник излишнего садизма, не люблю подробные описания всяких зверских пыток. Но дать герою немного, всего чуть-чуть, пострадать, чтобы продемонстрировать свою несгибаемую волю, а потом его пожалеть, обласкать, приголубить... это в самый раз! А иначе какой же он герой?
Награды: 8  
Kitten Дата: Понедельник, 06 Октября 2014, 00:44 | Сообщение # 4
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6869
Репутация: 2009
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
Но дать герою немного, всего чуть-чуть, пострадать, чтобы продемонстрировать свою несгибаемую волю, а потом его пожалеть, обласкать, приголубить... это в самый раз! А иначе какой же он герой?

Кстати, есть даже такой жанр (не помню сейчас как точно называется), когда героев сперва мучают, а потом жалеют и награждают за мучения нехилым счастьем...


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Среда, 08 Октября 2014, 22:17 | Сообщение # 5
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Кстати, есть даже такой жанр (не помню сейчас как точно называется), когда героев сперва мучают, а потом жалеют и награждают за мучения нехилым счастьем...


Ага, а еще иногда наоборот - героев мучают, чтобы разозлить посильнее, и те потом мстят, и мстя их страшна :D

Кстати, перечитала рассказ по электронной книге, там как-то быстрее воспринимаются ошибки и неточности. После этого я кое-что подправила.
Награды: 8  
Kitten Дата: Четверг, 09 Октября 2014, 13:31 | Сообщение # 6
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6869
Репутация: 2009
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
Ага, а еще иногда наоборот - героев мучают, чтобы разозлить посильнее, и те потом мстят, и мстя их страшна
авторам в этом плане везет, что чимые ими персонажи не имеют возможностей авторов добраться. :D
(хотя у того же С.Кинга был роман, где персонаж сходит со ниц книги,которую пишет главный герой романа и начинает маньячить. При этом охотится он в итоге за главным героем (то бишь своим автором) и его семьей). А вообще, я как-то задумалась на досуге над вопросом: какова бы могла быть реация персонажей нашего любимого сериала, получи они возможность познакомиться хотя бы с небольшой частью наших фиков про них?
Цитата iris ()
Кстати, перечитала рассказ по электронной книге, там как-то быстрее воспринимаются ошибки и неточности. После этого я кое-что подправила.

и правильно. Я тоже так делаю, когда замечаю "блошек" при очередном прочтении выкладок в своём уже завершенном фике (благо система это позволяет). :)

Ждем новых интересных переводов. :)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Еще один шаг / Another Step
Страница 1 из 11
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)