05:46
Страница 1 из 11
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет 
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Во время войны (Действия алтантийцев приводят к гражданский войне)
Во время войны
iris Дата: Пятница, 05 Июня 2015, 07:56 | Сообщение # 1
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Название: Во время войны

Автор: Eildon Rhymer

Оригинал: https://www.fanfiction.net/s/4749284/1/In-Time-of-War

Переводчик: iris

Бета: нет

Рейтинг: PG-13 (содержит сцены насилия, смерть персонажей)

Пейринг: Родни МакКей, Джон Шеппард, команда ЗВА-1

Жанр: Action/Adventure, Angst, Hurt/Comfort

Размер: миди

Аннотация: Они никак не ожидали, что в конце концов окажутся в зоне военных действий. Шеппард попал в плен, но его спасение является только началом, потому что он сильно пострадал и его состояние быстро ухудшается, Врата недоступны, и враги повсюду, быстро наступая. История про команду, с акцентом на Шеппарда и МакКея.

Спойлеры: Действие происходит после эпизода пятого сезона "Трибунал", и содержит спойлеры на многие эпизоды, вплоть до этого.

Примечание переводчика: Я уже приводила здесь перевод этого автора под названием Еще один шаг / Another Step. Автор любит как следует помучить героев (особенно Шеппарда), но его идеи мне кажутся интересными. Впредь я и дальше буду переводить рассказы Frisco, но тут решила сделать небольшой передых и обратиться к другим авторам, тем более, что с этим автором сумела связаться и получить разрешение на публикацию.

***

Сирены снова выли. Когда Родни подавил очередной приступ кашля, где-то не слишком далеко прозвучал новый взрыв. Но, по крайней мере, на этот раз никто не кричал.

- Здесь не безопасно.

Кажется, он говорил сам с собой. Ах, да, положение очевидно, Родни! Это произошло из-за того, что они случайно попали в разгар гражданской войны. Это произошло из-за того, что они решили не прятаться, опасливо съежившись, в укрытии, а идти, направляясь прямо к тому месту, где взрывы были наиболее частыми. Это произошло из-за того, что они искали самую кровожадную фракцию в этом Богом забытом городе, и наткнулись прямо на их логово. Ну, не совсем прямо, потому что вряд ли можно было назвать маршрут прямым, когда он изобиловал множеством опасных поворотов, чтобы избавиться от преследования; когда нужно было сворачивать в руины и приседать под упавшими столбами; когда вы шли туннелем через зловонную разрушенную дренажную систему, с ума сойти! Но все-таки ...

- Здесь не безопасно, - повторил он снова, прижимая руку к вздымающейся груди.

Ронон кинул на него быстрый, острый взгляд.

- Ты хочешь сдаться? - Его лицо почернело от грязи и дыма, на тыльной стороне ладони виднелась рваная царапина.

Родни посмотрел на маленький участок пламенеющего, покрытого дымом неба.

- Нет, нет! - Он сглотнул, чувствуя привкус каменной пыли и гари, и немного выпрямился. - Нет, конечно, нет.

Но Ронон уже отвернулся, сосредоточившись на раскинувшемся перед ними открытом пространстве.

- Тебе не нужно отдохнуть, Родни? - спросила Тейла, гораздо мягче, чем Ронон.

"Да!" кричало его тело, хотя он был в неплохой форме, и тренировался - иногда, по крайней мере - к тому же, способность справиться с десятью милями, не вспотев, была явно переоценена, а большинство из тех молчаливых пехотинцев с их тугими мышцами и подтянутыми телами не могли посчитать даже до десяти, не используя свои пальцы, и... "Прекрати!" подумал он.

- Нет, - сказал он, вспоминая Шеппарда. - Я в порядке.

Тем не менее, им нужно было хоть немного отдохнуть, потому что по разрушенной площади ходил патруль; по крайней мере, именно так Родни интерпретировал настойчивые сигналы руки Ронона и его напряженные плечи. Сваленная статуя обеспечила им хорошее укрытие, и когда Родни посмотрел вверх, это выглядело так, будто его прикрывала гигантская гранитная рука. Отбитая голова валялась напротив, уставившись на него черными мертвыми глазами. Все это было покрыто беспорядочно торчащими побегами с кроваво-красными стеблями и чахлыми желтыми листьями. Тейла сказала ему, что это растение называется "сорняк смерти", он первым вырастает на руинах уничтоженных цивилизаций. Родни отметил, что название могло бы быть менее гнетущим. Ронон так глянул на него, что все слова высохли и пропали в глотке Родни.

Сирена достигла пика своего воя. Родни выдохнул. Уже и так достаточно плохо, что вы направляетесь почти на верную смерть, но эти проклятые сирены достают вас отовсюду и проникают в мозг, не давая нормально думать. Они заставляют дрожать ваши руки и сжиматься грудь. Они хотят, чтобы вы кричали.

- Пока еще не ясно, - прошипел Ронон, возможно, в ответ на какой-то вопрос Тейлы.

Ничего не делать, только ждать. Родни вытащил детектор жизни, изо всех сил стараясь удержать его на месте. Перед ними, за высокими стенами штаб-квартиры фракции было слишком много людей. Каждая точка означала человека с ружьем, желающего их убить.

Тейла наблюдала, как он смотрит на экран.

- Ты можешь..?

- Нет, - резко ответил Родни. - Я уже говорил вам. Я не могу засечь его подкожный передатчик, он отключен. Он может быть здесь, но...

- Он здесь. - Ронон сжимал все мышцы, опираясь рукой о каменные складки статуи.

Но они знали, что хотел сказать Родни. "Возможно, мы прошли через все это зря. Враг мог увезти Шеппарда совершенно в другое место. Они могли уже убить его". Родни и остальные рисковали на основе диких предположений.

- А что еще мы могли сделать? - спокойно спросила Тейла.

Родни на мгновение закрыл глаза.

- Да, да, я знаю.

Человек, схваченный Рононом, в конце концов, выкрикнул название фракции, которая взяла Шеппарда. Девушка, с которой они столкнулись в канализации, в замешательстве подтвердила, что они идут в правильном направлении.

- Они свозят своих пленников к старой крепости, - сказала она, - и там их убивают. Он мертвец!

Потом, когда они двинулись дальше, меся ногами грязь, и Родни прижимал руки ко рту, чтобы сдержать рвоту, она снова завизжала: - Мертвец! - и ее слова эхом разнеслись по туннелю. Казалось, он до сих пор их слышал.

- Шеппард сделал бы то же самое для нас, - сказал Ронон. Со своим исцарапанным лицом он выглядел почти диким, гораздо более опасным, чем те люди, против которых они собирались выступить. "Это утешает", сказал себе Родни - действительно, это было так. Он сжал детектор жизни, вспоминая, как кричал их пленник, и как его кровь блестела на ноже Ронона.

- Я знаю, - прохрипел Родни, запинаясь. Он сунул детектор в карман и вытащил пистолет. - Вы не должны все делать в одиночку. Я здесь, не так ли?

"Здесь", думал он, и "Мертвец!" причитала девушка из канализации. Возвращение на Атлантиду было под вопросом - Врата окружало слишком много врагов, чтобы даже Ронон мог иметь с ними дело. Их пленник подтвердил, что приговор приводится в исполнение быстро и может быть отсрочен, только если похитители Шеппарда захотят позабавиться, предварительно подвергнув его жестоким пыткам. Каждая минута была на счету. Каждая минута, проведенная под обломками, затаив дыхание, пока медленно не досчитаешь до ста. Каждая минута, затраченная на помощь людям, которые кричали, умоляя, прося о помощи. Каждая минута, потерянная под землей. Каждая минута, ушедшая на возвращение и поиск обхода, потому что обломки сделали путь непроходимым. Каждая минута...

Каждая... проклятая... минута!

Сирена завыла снова. "Нет", простонал Родни, потому что это было уже слишком. Все равно глупо, конечно. Глупо чувствовать себя... Богом среди этих чертовых сорняков смерти под загрязненным небом рядом с причудливой безголовой статуей. Такое уже бывало - Шеппард умирал, и Родни должен был что-то починить. Он делал свое дело, кричал на Шеппарда, перебивая его, и все заканчивалось - кризис был предотвращен, конец истории... до следующего сумасшедшего приключения. Он не был создан для того, чтобы вытаскивать людей из жестоких инопланетных тюрем. Он не был создан для того, чтобы вести яростный огонь, прикрывая фланг в направлении на два часа, и идти, идти, идти!

- Они ушли, - сказал Ронон.

"Но он будет это делать", подумал Родни. Конечно, будет. Он приподнялся, выглядывая через плечо статуи. Площадь была огромной - нужно было пересечь несколько сот ярдов без какого-либо реального укрытия. Раньше они пробирались через обломки повседневной жизни - выброшенные туфли, пальто и даже куклы. Здесь не было ничего, кроме камня - серое пространство с расплесканными красными и желтыми пятнами сорняков смерти. Даже флаги на вражеской крепости были серыми и обвисли из-за отсутствия хоть какого-то ветра.

Ронон кивнул ему, и Родни подумал, что это было сообщение, но он не мог прочитать его; это заставило его вспомнить римских гладиаторов: "Мы, идущие на смерть..." Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но снова закрыл его. Ронон заговорил первым, правда, лишь скомандовав:

- Вперед!

И в этот момент вражеская крепость взорвалась.

******

Этого никак не могло случиться.

- Почему это не может сделать команда Б? - жаловался Родни, выбирая оружие в арсенале. - Я как раз на грани очень важного прорыва, который произведет революцию... Что? - спросил он, уловив быстро промелькнувшие усмешки своих товарищей по команде. - Разве вам больше нечем заняться? Выбивать дух из морпехов? Бессмысленно швырять в океан мячи для гольфа? Заниматься младенцами... ну, всякими детскими вещами? Я просто не понимаю, почему это всегда должны быть мы, вот и все.

- Потому что это - выражение серьезности наших намерений помочь им, - объяснил Шеппард, когда они направились к Вратам. - Вулси посылает к ним самых лучших. Конечно, - добавил он, - может, он просто хочет на пару дней избавиться от нас. - Он сказал "нас" таким тоном, что в нем явно подразумевалось "тебя", но Родни решил не поддаваться такой ребяческой провокации.

- Родни, не помню, чтобы ты жаловался, когда в прошлый раз они устроили для нас банкет, - предательски напомнила ему Тейла.

- Были танцы девушек, - усмехнулся Ронон.

- И танцы парней, - добавила Тейла. - Некоторые из них были довольно красивы.

- И были дыры в потолке банкетного зала, - проворчал Родни, - и напитки на вкус, как пыль.

- Именно поэтому мы им помогаем. - Шеппард говорил с преувеличенным терпением. - Многих из них забрали рейфы, их город в руинах, они нуждаются в нашей помощи и советах...

- О, да, прекрасная идея! - воскликнул Родни. - Обратитесь к подполковнику "Этот-герой-с-огромной-бомбой" и специалисту "Большой-пистолет-бах-бах", если хотите получить совет по восстановлению целой цивилизации из пепла.

- Играй по правилам, Родни, - сказал Шеппард, но сразу посерьезнел, когда они встали у Врат в ожидании набора. - Они через многое прошли.

Это место всегда немного напоминало Родни Сатеду. Когда они вышли из Врат на противоположной стороне, запах дыма и разорения заставил его следующую жалобу полностью иссякнуть. Город обладал достаточно простыми технологиями, чтобы противостоять рейфам, и заплатил за это ужасную цену. Даже спустя два года после отбора большинство уцелевших ютилось в самодельных хижинах из обломков их каменных домов.

- Что-то изменилось. - Шеппард застыл в мгновенной боевой готовности, как только червоточина закрылась за ними.

- Что-то не так. - Рука Ронона потянулась к его оружию.

Оказалось, их ожидали, но тот, кто шагнул вперед, не был знакомым им лидером этих людей. Встречающие не зашли так далеко, чтобы направить на них оружие, но их выражения были недружелюбными, и Родни не узнавал ни одного лица. Не то, чтобы у него была хорошая память на лица, конечно. После шести визитов он все еще не мог вспомнить имя лидера. Харон? Карен? Имя, больше подходящее для девушки, а не для солидного пожилого мужчины. Родни он никогда не нравился.

- Вы - люди из Атлантиды? - Встречающий был высоким и молодым, с истощенным видом человека, которому никогда не удавалось досыта поесть.

- Да, это мы, - кивнул Шеппард, и Родни увидел, как его рука слегка двинулась вбок, сигнализируя остальным пока ничего не делать, но оставаться настороже. Родни посмотрел на наборное устройство. Его окружили полдюжины мужчин, а один оперся прямо на него. Увидев, что Родни смотрит на него, он улыбнулся медленной и хищной улыбкой.

- Э-э... - Родни сглотнул. - Шеппард, - прошептал он, - я думаю... - Но Шеппард снова кивнул, как бы говоря "я знаю". Впоследствии Родни снова и снова задавался вопросом, смогли бы они предотвратить то, что случилось, если бы прямо тогда попытались захватить наборное устройство?

Вперед шагнула женщина и прошептала несколько слов главарю, указывая пальцем на Шеппарда. Родни показалось, что она говорит: "Вот он". Он подумал, не следует ли указать на это Шеппарду, но даже сейчас, даже после всех тех сумасшедших вещей, которые произошли с ними, часть его сознания, казалось, упорно считала, что он - ученый-исследователь в хорошей безопасной лаборатории, и что другие люди на самом деле не собираются его убить.

- Ты Шеппард? - спросил представитель. При этом он улыбнулся, так что, возможно, все, в конце концов, было в порядке. Может быть, все это - просто глупое недоразумение.

- Подполковник Джон Шеппард. - Шеппард слегка улыбнулся. - Да, это я.

Улыбка человека исчезла, как солнце за облаками.

- Ты разбудил рейфов и сотрудничаешь с ними даже сейчас. Ты создал монстра, убившего бесчисленное количество невинных людей во всех известных мирах. Мы слышали об обвинениях, выдвинутых против тебя в трибунале.
- Который признал нас невиновными, - заметил Шеппард. Его тон был легким, но Родни заметил внезапную напряженность.

- Несомненно, из-за взяточничества и коррупции. - Человек махнул рукой, показывая, что что бы ни сказал Шеппард, этого будет недостаточно для оправданий. - А теперь вы приносите свой яд сюда.

- Мы приносим помощь, - твердо сказал Тейла.

- Мы не хотим помощи от таких, как вы, - сплюнул мужчина. - Вы могли обмануть Харона и его банду предателей, но теперь все по-другому. Харон мертв, и все его единомышленники отданы под суд.

Это было несправедливо. Он не закончил словами "И с вами будет то же самое!" или даже "Хватайте его!" Он не сделал им никакого предупреждения, достаточного, чтобы спасти Шеппарда. Шеппард упал от заряда похищенного у рейфов станнера, выпущенного кем-то вне поля зрения. Ронон бросился к нему, пытаясь оттащить, но вокруг было слишком много оружия; везде были стволы.

Люди окружили их; по крайней мере, Родни это помнил. Он помнил Ронона, стреляющего снова и снова, Тейлу, хватающую его за руку. Он помнил врагов, падающих один за другим, и Ронона слева от себя, его открытый рот и дикий рык. Он помнил руки, схватившие Шеппарда за плечи и потянувшие его вверх. Он помнил, как сам кричал: - Мы должны вернуться к нему, мы не можем ...! - но произошел огромный взрыв, и следующее, что он мог вспомнить, - как они трое, тяжело дыша, прижимаются друг к другу в крошечном отверстии под наваленными деревянными балками, а Шеппард исчез.

Шеппарда нигде не было.

******

И теперь, несколько часов спустя, над тем местом, до которого они проследили Шеппарда, вздымался дым. Прозвучал еще один взрыв, громче первого, и Ронон перепрыгнул через статую, направляясь к развалинам.

- Нет! - закричал Родни, стараясь быть услышанным среди шума падающей каменной кладки. - Не надо! Мы не знаем... - но голос тонул в грохоте, а дым душил его. "Мы не знаем, безопасно ли это", думал он. "Не знаем, там ли еще Шеппард".

Он вытащил детектор жизни, изо всех сил пытаясь удержать его, когда закашлялся. На экране было гораздо меньше точек, чем несколько минут назад. "Все мертвы", подумал он, и если Шеппард действительно был там... Он молча показал Тейле экран. Она кивнула, а потом стала его ждать. Восстановив дыхание, прижимая руку к груди, Родни сделал единственное, что мог - начал двигаться к месту взрыва.

- Скорее всего, его там не было... - начал говорить он, в то время как Шеппард говорил с ним в его уме, веля ему оставаться уверенным, потому что Шеппард всегда творил чудеса в последнюю минуту, вырываясь из пасти неминуемой гибели. - Вы знаете, как он любит обращаться с бомбами. Он... - Закашлявшись, он замолчал. - Скорее всего, именно он вызвал этот взрыв. Он... - Родни замолчал, не в состоянии сказать больше ни слова. Казалось, его сердце сжимается в кулак, сжимается все крепче и крепче с каждой пролетевшей секундой. Детектор жизни покачивался с каждым шагом, его экран покрылся слоем пыли. Он протер его. - Там есть еще несколько живых, я не думаю... - Он вскрикнул, подвернув на камне лодыжку; но взял себя в руки и, поморщившись, продолжил: - ...не думаю, что... пострадало... все здание. Может быть, только... стена.

Но Тейла уже маячила перед ним, карабкаясь по осколкам камней. Ронон был еще дальше. "Нас разделяют", подумал, Родни. "Хотят захватить одного за другим". Он тяжело дышал, изо всех сил стараясь догнать остальных. Перед ним поднимались столбы пыли, собираясь в огромные удушливые облака. Ронон уже исчез в них, и Тейла исчезала следом.

- Это ловушка, - выдохнул он. - Ловушка! - Его голос звучал неестественно громко, и он понял, что кладка, наконец, перестала падать. Даже проклятая сирена, в конце концов, замолчала. Он сглотнул. - Шеппард? - Что-то сдвигалось, вызывая струйку мелких камней. - Шеппард? - позвал он снова, но подавился пылью и попытался отдышаться.

Когда он опять поднял глаза, пыль начала оседать. Ронон и Тейла казались тенями по обе стороны от неровного отверстия, где когда-то была стена. Оттуда кто-то выходил, поднимаясь над обломками и идя к ним.

Родни схватил детектор жизни и принялся смотреть на этот треугольник точек, как если бы он должен был увидеть это на экране, прежде чем оно действительно произойдет. Затем он сунул его в карман и рванулся вперед. Казалось, время замедлилось. Вот Ронон с его оружием. Тейла двинулась вперед. И еще одна фигура - Шеппард, это Шеппард, пожалуйста, пусть это будет Шеппард - медленно приближается, постепенно формируясь из стены дыма.

- Шеппард, - выдохнул Родни, поскользнулся, опустился на одно колено и оцарапал руку о плиту грубого камня. Он снова поднялся и побежал вперед, и это было, было, было!!! "Боже!" подумал он. "Шеппард!" У него защипало в глазах, и он провел по ним рукой.

На Шеппарде не было его жилета, он был без ботинок и носков. В одной руке он сжимал примитивный револьвер, в другой - кривой нож, но его запястья были в глубоких ранах, руки выглядели безвольными, и оружие свисало с них, как будто он про него забыл. Несмотря на босые ноги, он неуклонно шел вперед, и даже когда Ронон и Тейла потянулись к нему, продолжал идти. Рука Тейлы соскользнула с него, однако Ронон сделал еще одну попытку, обхватив плечо Джона рукой. Но даже после этого Шеппард продолжал идти, и обернулся вокруг Ронона на четверть круга, пока, наконец, не остановился.

- Шеппард, - Родни ахнул. - Боже, Шеппард, это ты...? - Но Родни был еще слишком далеко. Он слышал, как Тейла задала почти такой же вопрос; слышал, как Шеппард пробормотал, что да, да, это он.

Ронон все еще сжимал руку Шеппарда. Родни добежал до них, и стоял рядом, пытаясь отдышаться. На рубашке Шеппарда была кровь, и он увидел рваную дыру в ткани на его плече.

- Мы... мы пришли спасти тебя, - проговорил Родни, - ...от... там... - Это звучало слабо.

Глаза Шеппарда скользнули по нему, слегка сверкнули, как будто узнавая, после чего снова потускнели.

- Там никого нет, - сказал он. - Больше нет. - Он высвободился из захвата Ронона, но Родни увидел, как пальцы сатедианина на мгновение сжались, будто не желая отпускать его. Шеппард слегка качнулся, но не упал.

- Ты ранен, Джон? - спросил Тейла.

Шеппард нахмурился, словно пытаясь что-то вспомнить.

- Просто царапина, - сказал он, наконец. - Пуля слегка задела меня.

- Хорошо, - выдохнул Родни. - Тогда давайте убираться отсюда.

Шеппард моргнул и снова нахмурился.

- Хорошая идея. Там... - его голос на мгновение дрогнул, - ...там никого. - Его глаза не могли сфокусироваться, но казалось, он высматривает что-то за плечом МакКея. Родни обернулся с колотящимся сердцем, но не увидел ничего необычного в аду этого города.

Он повернулся назад и увидел, как Ронон с Тейлой обменялись вопросительными взглядами. Густая капля крови стекала с кривого ножа, зажатого в левой руке Шеппарда.

Родни открыл рот, пытаясь что-то сказать, но Шеппард опередил его.

- Я в порядке. - Ему удалось унять внутреннюю дрожь, глаза прояснилось, и он даже улыбнулся. - Это взрыв, - сказал он. - Звенит в ушах. - Он сделал шаг вперед, и Родни ахнул, не в силах издать ни звука. Там, где только что стоял Шеппард, острые камни были густо покрыты кровью. Кровь. Щебень. И Шеппард был босиком. Шеппард прошел весь этот путь босиком.

- Ноги, - прохрипел вместо этого Родни. - Шеппард, твои ноги.

Шеппард посмотрел на них, сделал вдох, задержал его, затем шумно выдохнул.

- Да, - тихо сказал он.

******

Джон очнулся в клетке. Он изо всех сил пытался вырваться из густого тумана, вызванного зарядом станнера, и чувствовал по всему телу знакомое покалывание, словно в него вонзались тысячи острых игл. Знакомое чему? Даже мысли были вялыми. В каком безумном мире мы живем, если...?

Он сделал последнюю попытку и вынырнул из тумана. Попробовал сесть и чуть не упал, почувствовав, что его руки скованы за спиной. Он понял, что клетка движется, и...

Внезапный толчок швырнул его на бок, ударив плечом о решетку.

- Думаю, дорогу следовало бы заасфальтировать, - пробормотал он. От следующего толчка клацнули зубы, и он чуть не прикусил язык.

Холод решетки помог прояснить мысли. Опираясь на нее, он пошарил пальцами по полу позади себя, изучая свою тюрьму. Клетка имела форму квадрата размером около семи футов, и была установлена на чем-то вроде прицепа, прикрепленного к примитивному грузовику, который был похож на нечто, собранное из всякого хлама, уцелевшего после апокалипсиса. Из выхлопной трубы валил черный дым, двигатель натужно гудел, с усилием выдавая едва ли десять миль в час. Это было...

Новый толчок швырнул его вперед, и он изо всех сил постарался удержаться в вертикальном положении, сжимая прутья решетки кончиками пальцев. Дорога была покрыта ухабами и рытвинами и засыпана обломками. Но он не видел никаких других клеток, и это было хорошо. Нападавших, в основном, интересовал он, так что можно было надеяться, что остальным удалось уйти.

Он скользнул вперед, и дым из выхлопной трубы заполнил его легкие. Пытаясь дышать неглубоко, он толкнул плечом дверь клетки. Снаружи ее запирал ржавый металлический замок. Но тут грузовик врезался во что-то твердое и резко затормозил. Джона швырнуло вперед. Он изо всех сил постарался удержать равновесие, но тяжело приземлился на спину, придавив телом скованные кандалами руки.

Дверь приоткрылась. Он увидел, как кто-то подошел к грузовику, и услышал чьи-то ругательства.

- Эй, ребята, вы что, не слышали про ремни безопасности? - крикнул Джон, чувствуя пульсирующую боль в руках.

Дверь открылась еще шире.

- Привет. - Шеппард улыбнулся приблизившемуся к нему незнакомому лицу. - Думаю, у вас лопнул амортизатор.

Он увидел перед собой станнер рейфов, успев только подумать: "Вот черт!", и все пропало...

*****

...до следующего пробуждения.

"Джон!" слышал он, "Джон", и все казалось нечетким, но с затаенным чувством боли где-то внизу. Это было из-за станнера. "Нет", подумал он. Нет, он больше не в клетке. Это было не второе пробуждение, не то, что во дворе... Все было позади, закончено и доделано. И не нужно было больше вспоминать об этом. С одной стороны был Ронон, с другой - Тейла, а перед ними трепетал от волнения Родни, что-то бормоча о приближающихся жизненных сигналах. Он потянули его вниз, в хорошее укрытие, и... Боже! Черные глаза. На него смотрели черные глаза, и... Нет, нет, это статуя, безголовая статуя... падшие цари, цивилизации, затерянные в пыли... Что-то из школьных дней:

"Я - Озимандия, я - мощный царь царей!
Взгляните на мои великие деянья,
Владыки всех времен, всех стран и всех морей! "
Кругом нет ничего... Глубокое молчанье...
Пустыня мертвая... И небеса над ней...

(Сонет Перси Шелли в переводе К. Д. Бальмонта - ПП)

"Глупо", подумал он. "Глупо, Джон. Это просто статуя". Его взгляд прошелся по кругу и остановился на Тейле.

- Я в порядке, - сказал он. - В порядке.

******

Как гласит старая поговорка? Потеряешь гвоздь - потеряешь обувь, потеряешь обувь... ну, много вещей было потеряно, но завершилось все царством. Они застряли здесь, вынужденные торчать в их ненадежном укрытии, потому что у Шеппарда не было обуви. Проклятая сирена завыла снова, и Родни услышал крики людей. Кто-то кричал, чей-то стенающий голос умолял о помощи.

Он подумал, что Шеппард тоже услышал это. Шеппард сидел, прислонившись спиной к груди статуи, и его волосы были так густо покрыты пылью, что казались седыми, будто им питался рейф. Родни видел, как часто и неровно он дышал.

Крики прекратились, растворившись в пустоте. Шеппард прикрыл глаза.

- Мы слишком близко, - прошептал Родни. - Мы не сможем... - Он слабо махнул рукой, не совсем уверенный, что пытался сказать, просто чувствуя, как ему ненавистно оставаться здесь, и как он хотел бы вернуться на Атлантиду.

- Джону нужна обувь, - сказала Тейла. Шеппард не отреагировал на свое имя. - Безопасный путь ведет через туннели.

Туннели. Водостоки. Реликвии канализационной системы, которая уже не работает, где нужно брести в грязной воде по самые лодыжки. В ней, несомненно, кишат миллиарды бактерий. Родни, вероятно, уже подцепил что-то отвратительное. Но Шеппард... Родни снова посмотрел на его ноги. Когда вы босиком, то кажетесь совершенно другим - вы больше не подполковник Шеппард, имеющий решения для всего на свете, а просто уязвимое человеческое тело, которое может быть с легкостью изувечено и травмировано. Родни не думал, что когда-нибудь раньше видел босые ноги Шеппарда.

Шеппард открыл глаза.

- Я могу идти.

- Не смешно, - сказал Родни. - Ты видел свои ноги? Мы говорим не о прогулке по Серебряным Пескам. Там повсюду битое стекло и острые камни. Да, да, я знаю, что люди могут ходить по горячим углям, если идут достаточно быстро, но это результат определенных термодинамических свойств двух тел, а не... - Он замолчал. Ноги Шеппарда были изранены, и самое страшное, самое ужасное, что он этого, казалось, даже не замечал. - Ты просто не сможешь... - сказал Родни, - ...и я не смогу нести тебя... Ронон сказал, что понесет, но в нас, скорее всего, будут стрелять, и... ну, он же не сможет отстреливаться, если у него будут заняты руки... ну, тобой.

Шеппард нахмурился, медленно поведя взглядом из стороны в сторону.

- Где Ронон?

- Отправился поискать для тебя какую-нибудь обувь, - напомнил ему Родни. - Там много... ну, всяких вещей... валяется в руинах.

Шеппард криво улыбнулся.

- Обувь мертвеца, да? - Улыбка исчезла.

- Да. - Родни сжал губы.

Тейла придвинулась поближе к Шеппарду.

- Джон, мне нужно осмотреть твою рану.

- Это всего лишь царапина. - Шеппард оттолкнулся, чтобы сесть прямее. - Послушай, я... Мне просто нужно было несколько минут. Я в порядке. Какое у нас положение? Как далеко до Врат, и сколько врагов мы можем встретить на пути?

Когда Шеппард так заговорил, все почувствовали себя немного лучше, но Тейла все же сказала:

- Я бы предпочла осмотреть тебя, даже если это "просто царапина". - Она дотронулась до бока Шеппарда, замерла на мгновение, а затем показала Родни результаты этого краткого прикосновения. Хотя место находилось далеко от раны, ее пальцы были в крови.

Прозвучал взрыв, и Родни съежился, вжав голову в плечи, хотя звук был далеко. Он вытащил детектор жизненных сигналов, но они по-прежнему были те же - три точки почти друг на друге. Точки Ронона рядом не было. Родни смотрел на кровь Шеппарда, окрашивающую сорняки смерти, и вдруг неуместно, отчаянно захотел пить.

- ...Глупо, - говорила Тейла, - отказываться лечить раны. Это ставит под угрозу всех нас.

- Да, - сказал, наконец, Шеппард, и его голос прозвучал очень тихо. Он позволил Тейле расстегнуть рубашку и обнажить свое левое плечо. Его глаза все время были открытыми, темными и блестящими, глядящими в никуда.

Это была не просто царапина. Конечно, это была не просто царапина. Пуля попала ему в плечо, чуть ниже ключицы, и когда Тейла осторожно потянула Шеппарда вперед, стало видно, что на спине нет выходного отверстия - похоже, это было проникающее ранение.

- Ты потерял много крови, - тихо сказала Тейла. Ее ладони были измазаны в ней от кончиков пальцев до запястий.

- Я знал, что меня ранили. - Шеппард поискал ее глазами. - Я знал... но не мог позволить себе остановиться, понимаешь?

- Понимаю. - Голос Тейлы был нежным. Она коснулась горла Шеппарда, проверяя его пульс, и испачкала его кровью, и только тогда, увидев контраст красного и белого, Родни понял, что бледность Шеппарда вызвана не только пылью. - Твой пульс слишком частый, - сказала Тейла, - и ты ощущаешь холод. - Она повернулась к Родни, будто ожидая, что он что-то сделает, как-то отреагирует.

Все, что он мог думать: "Мы облажались. Мы влипли". Пуля все еще была в ране. Это означало, что... Ну, он не был уверен, что это означало, просто это было плохо, а если плохие вещи происходили, когда вы застряли в зоне военных действий, не имея доступа к Вратам, то ваше обычное "плохо" становилось "плохо" совершенно другого уровня, и Шеппард, скорее всего, умрет, а потом...

- Бинты, Родни? - резко сказала Тейла. - Мы, по крайней мере, можем остановить кровотечение. - Она повернулась к Шеппарду. - Ты чувствуешь левую руку?

Шеппард посмотрел на свою руку; она все еще сжимала окровавленный нож. По выражению лица Джона Родни внезапно понял, что тот совершенно забыл о нем.

- Э-э ... - удалось выдавить Шеппарду, и это, на самом деле, было достаточным ответом.

"Влипли", подумал Родни. "Так облажались!" Тем не менее, он нащупал бинты и передал в руки Тейлы. Но она не взяла их, внезапно присев и приняв позу боевой готовности.

- Кто-то... - тут напряженность ослабла. - Ронон!

- Откуда ты знаешь? - начал Родни, потянувшись за пистолетом, и крепко держал его в своих дрожащих руках, пока Ронон не скатился в пространство рядом с ними.

- Достал ботинки. - Глаза Ронона сузились, когда он посмотрел на Шеппарда. - Это не царапина.

Шеппард пожал здоровым плечом.

- Ты бы назвал это царапиной.

Ронон тут же усмехнулся, соглашаясь с этим. Не спрашивая разрешения, он бесстрашно коснулся плеча Шеппарда.

- Ты будешь в порядке, - сказал он, - если мы не задержимся здесь слишком надолго. Док все исправит, когда мы вернемся. - Он бросил ботинки рядом с правой рукой Шеппарда.

"Обувь мертвеца", подумал Родни. "Шеппард будет ходить в обуви мертвеца".

Тем не менее, Родни, к счастью был рациональный ученый и не верил в предзнаменования. Нет, он не верил в них вообще.

******

Джон изо всех сил пытался сосредоточиться. Все вокруг безумно раскачивалось, словно накануне вечером он выпил слишком много пива. Земля под ним шаталась и наклонялась; он увидел, как приближается выступающий кусок каменной кладки, постарался обойти, но каким-то образом попал прямо в него. Тот врезался ему в правое плечо, посылая стрелы огненной боли через все тело к левому боку. Все вокруг побелело. Если бы он только мог вдохнуть достаточно воздуха!

- Шеппарду нужно остановиться. - Голос Родни звучал так, словно шел с другого конца туннеля.

- Нет! - Он сумел поднять руку, не соглашаясь. - Я в порядке.

Останавливаться было плохой идеей. Ему было не очень больно, пока они не заставили его остановиться. Теперь с каждым шагом он чувствовал, будто шел по горящим углям, и от страданий ему хотелось свернуться в комок, но это означало остановиться, а останавливаться было нельзя.

- С тобой... э-э... все будет порядке, - сказал Родни. - Э-э...

Это помогло. Он начал идти - один шаг, потом второй; одна нога перед другой, - и напомнил себе, где револьвер, на случай, если они подвергнутся нападению.

- Что там произошло? - спросил Родни.

***

...Что произошло?..

Он вспомнил второй оглушающий удар станнера. Пробуждение от него было внезапным, боль вырвала его из летаргии. Он отчаянно завертелся, не сознавая, где находится и что произошло; зная лишь, что ему больно, и чем больше он боролся, тем сильнее чувствовал боль. Его руки горели огнем, его плечи...

Левая нога нашарила землю, а за ней и правая, и боль стала легче, превратилась совсем в другую боль. Он понял, что стоит во внутреннем дворе, с руками, скованными кандалами над собой, чуть выше уровня головы. Стоять было не так уж плохо. Находясь без сознания, он, должно быть, висел, и большая часть его веса приходилась на запястья.

"Разве это не так уж плохо, Джон?" подумал он. "Твое чувство приоритетов серьезно искажено". Он был в плену. Его руки вопили от боли, находясь в одном и том же положении, и он мог видеть, что его запястья были все в крови; ручейки крови стекали на его голые предплечья. Кто-то снял с него жилет, ботинки и носки, и забрал все его оружие. Он с трудом сглотнул, облизнув внезапно пересохшие губы. Кто-то раздел его, пока он лежал без сознания. Глупо чувствовать себя таким оскверненным, когда речь идет только о твоих ботинках, но это так, Джон, и тебе нужно забыть об этом и сосредоточиться на том, чтобы убраться отсюда ко всем чертям.

- Кто ты?

Он повернулся, насколько смог, чувствуя, как боль пронзает его плечи. Он понял, что его запястья прикованы к крюку, прикрепленному к низко расположенной балке. Балка проходила через весь двор, и примерно через каждые шесть футов к ней крепились такие же крюки. Все, кроме одного, были пусты. На расстоянии двух крюков от него стоял молодой человек чуть старше восемнадцати лет, точно также прикованный за запястья.

Джон криво улыбнулся ему.

- Думаю, мы - соседи по номеру.

- Мы здесь умрем! - Молодой человек напрягся в своих оковах, дергаясь в них все сильнее и сильнее, быстрее и быстрее. - Я не хочу умирать! Я ничего не сделал!

- Эй! - окликнул его Джон. - Эй! Мы не умрем. Мы найдем выход отсюда, слышишь!

Юноша, казалось, не слушал его. Он бросался вперед, сознательно заставляя вес своего тела свисать с оков, отчаянно пытаясь вырваться на свободу. Свежая кровь стекала по его рукам вниз. Были и другие пятна крови; Джон увидел красные и бурые пятна под каждым пустым крюком. "Нет", думал он, сознательно отводя взгляд от крови. "До этого не дойдет, этого не будет!"

- Эй, - настаивал Джон. Плохих парней рядом не было, и это должно было что-то значить, не так ли? - Прекрати! - резко крикнул он, словно отдавая команду.

По лицу юноши текли слезы.

- Я не хочу умирать. - Его глаза впились в Джона, умоляя о помощи и понимании. - Я ничего не сделал. Я не виноват, что он мой отец!

- Мы выберемся отсюда, - пообещал ему Джон.

Молодой человек посмотрел на него с отчаянной надеждой в глазах, а потом вдруг отпрянул.

- Ты - Шеппард, - выдохнул он. - Я помню тебя, ты был с моим отцом. Ты в союзе с рейфами. Ты привел к нам рейфов. Ты сделал это.

- Нет! - Боль пульсировала вниз от запястий Джона, опускаясь к груди. - Это неправда. Я не...

- Ты привел рейфов, - рыдал юноша. - Они так сказали. Они отвели моего отца в сторону, и... Я не видел, как они убили его, но они... они убивают всех. Они сказали... сказали, что вы предали нас, и что отец... отец этому потворствовал, что он пригласил вас. Он не... он сказал, что это не так, а потом они... они...

- Это не так, - настаивал Джон. Он чувствовал холод во всем теле, и боль... боль, сжимающую его за горло. - Это неправда. Послушай... послушай! Мы должны действовать вместе. Мы должны...

- Я не хочу умирать! - кричал молодой человек. - Пожалуйста! Пожалуйста! Я не хочу умирать!

Джон изо всех сил пытался добраться до него, но кандалы впились в его запястья.

Продолжение следует...
Сообщение отредактировал iris - Пятница, 05 Июня 2015, 09:41
Награды: 8  
Kitten Дата: Понедельник, 08 Июня 2015, 22:24 | Сообщение # 2
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6869
Репутация: 2009
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Очередной отличный перевод! Молодец! )))))

Цитата
Действия алтантийцев приводят к гражданский войне
увы, американцы даже в чужой галактике остаются американцами (сперва вляпываются по уши, а уж потом начинают разбираться, что к чему, и что в итоге со всем этим делать?)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Понедельник, 08 Июня 2015, 23:00 | Сообщение # 3
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
увы, американцы даже в чужой галактике остаются американцами


И неоднократно это доказывают! тут хоть в фанфике Джон это понимает, а в самом сериале они постоянно действовали напролом, не считаясь с местными...

Выкладываю продолжение...

***

- Тише! - прошипел он, однако дверь уже открывалась. Во двор ввалилось полдюжины вооруженных мужчин. Завыла сирена, и неподалеку прогремел взрыв, но люди продолжали идти вперед. Джон не раз проходил через такое - он так привык к звукам войны, что не обращал внимания на шум. Его грудь сжало холодом, и ему показалось, что сегодня погиб кто-то из его друзей.

- Не убивайте меня, - умолял их юноша. - Пожалуйста, не убивайте меня. Убейте его.

- О, мы так и сделаем. - Идущий впереди холодно улыбнулся. - Мы убиваем всех предателей. Но сейчас... Даже если мы заняты справедливой войной, остается еще немного времени для удовольствия, а, ребята?

- Нет, - выдохнул Джон, думая, они имели в виду мальчика, но негодяи в последнюю минуту изменили направление и окружили его.

Он боролся - о, Боже, он боролся! Он пинал их, используя свое тело как оружие, раскачивался, повиснув всем весом на запястьях, но его ноги были босые, а противников было слишком много... слишком много на одного... Первый удар пришелся в живот; деревянной дубинкой из его легких выбили весь воздух. Второй удар попал в голову, и после этого все было как в тумане. Ему казалось, он знает, что произошло дальше, но, возможно, это был просто сон...

******

- Что произошло? - повторил он, сосредоточив внимание на Родни, Рононе и Тейле перед собой, потому что правда это была, или сон, все было кончено, и больше не было никакого смысла думать об этом. - Меня схватили. Я сбежал. Как обычно, вы же знаете...

******

- Ложись! - прошипел Ронон, и Родни упал на колени, прикрывая голову руками. Что-то ударило в стену позади него, обрушив град расколотых камней. Ронон снова и снова стрелял из своего оружия, Тейла присоединились к нему, и грохот P90 отдавался в руинах громким эхом. Вдалеке что-то упало, врезавшись в землю, и Родни затаил дыхание, после чего с всхлипом выдохнул. У него сгорбились плечи, но он выпрямился, достаточно, чтобы стрелять из своего пистолета в том направлении, куда целился Ронон. Ему показалось, что он заметил движение, что-то серебристое и черное.

- Их там слишком много, - сказал Ронон, продолжая стрелять. - Придется спускаться вниз.

Родни знал, что в любой момент может умереть. Еще одна пуля попала в стену, и мощный взрыв прогремел пугающе близко, достаточно близко, чтобы он почувствовал порыв воздуха и жара. Он инстинктивно отступил назад, и упал бы, споткнувшись о груду обломков, если бы не Шеппард, остановивший его, схватив за руку. Шеппард сжимал свой револьвер, и лицо его было мрачным и страшным. Он встал перед Родни в промежутке между Рононом и Тейлой и стрелял одной рукой в невидимого врага.

- Нам нужно спуститься вниз! - снова прошипел Ронон.

- Куда? - спросил Родни, потому что понятия не имел, где они были, но Тейла согласно кивнула Ронону и оставила свою оборонительную позицию. Родни перевел взгляд с Ронона на нее, а затем на Шеппарда, левая рука которого безвольно свисала, пальцы были разжаты, но спина упиралась в стену, и та как бы поддерживала его.

- Джон! - прошептала Тейла, но Шеппард не обернулся, пока Ронон, выпустив последний выстрел, не схватил его за руку и чуть ли не волоком потащил за Тейлой по извилистому коридору, полному обломков, вниз по каменной лестнице, через подвал, воняющий прокисшим вином, в темноту.

Туннель был такой же грязный, как и все предыдущие, с вонючей водой по щиколотку. Свет поступал из решеток, расположенных на потолке через определенные промежутки, но между ними было почти совсем темно. От ближайшей решетки плыло облако пыли и дыма, серой пеной опускаясь на воду.

- Что если... - Родни закашлялся, прижав руку ко рту, а затем взмахнул пальцами в направлении, откуда они пришли, - они последуют за нами?

- Тогда мы будем готовы к этому. - Шеппард стоял с револьвером в руке.

Тейла обменялась с Рононом острым взглядом, как если бы эти двое видели то, что упустил Родни.

- Да, мы будем, - сказала она, - но не здесь. Нам нужно идти дальше.

Ронон и Тейла пошли первыми, тихо двигаясь по воде. Родни оказался в тылу с Шеппардом. Шеппарду становится лучше, понял Родни. Он всегда так делал, приходя в норму после вещей, которые, по правде, должны были сокрушить его. Раны Шеппарда были не такими тяжелыми, как казались, говорил себе Родни. Он плохо выглядел какое-то время, но теперь выздоровел. Его шаги были устойчивыми, и он крепко сжимал револьвер в руке. Не может случиться ничего плохого, когда Шеппард рядом. Они вместе, и теперь все в порядке. Ну, возможно, пока не все, ведь они еще находились в зоне военных действий и до сих пор отрезаны от Врат, и они могут погибнуть ужасной смертью, но с Шеппардом всё будет в порядке.

- Из-за чего они сражаются? - пробормотал Родни, когда сквозь каменные стены донесся грохот отдаленного взрыва.

- Из-за нас, - тихо сказал Шеппард. - Это все из-за нас.

- Что? - Родни вскинул голову и оглянулся.

- Ничего. - Шеппард понял правую руку и хмуро уставился на револьвер.

В туннеле становилось все темнее и темнее; две решетки подряд были завалены обломками, загораживающими свет. Ронон и Тейла смутно маячили впереди, Шеппарда можно было различить только по звукам. Когда вернулся свет, и Родни смог рассмотреть его, он выглядел ужасно бледным, но в призрачно-сером свете, струящемся сверху, все казалось бледным и выцветшим.

Родни сосредоточился на ходьбе. Шеппард отодвинулся от него к дальней стене. Родни пожевал губу, потом последовал за ним, стараясь держаться поближе. "С Шеппардом все будет хорошо", думал он, "но что делать, если это не так? Что, если ...?"

- Мертвец! - послышался чей-то крик. Шеппард выдохнул и поднял револьвер, держа его обеими руками - одной крепко, другой неуклюже. Родни увидел, как левая рука ослабила хватку и повисла сбоку. Дуло револьвера описало неполный круг, после чего замерло.

- Мертвец! - Из бокового прохода выбежала девушка, плеск ее шагов казался слишком громким, чтобы принадлежать только одному человеку. Увидев их, она захлопала в ладоши, не обращая внимания на оружие. - Вы вернулись! - воскликнула она. - Они не убили вас. - Ее улыбка исчезла. - Но все равно, - сказала она, - в конце концов, они убьют всех. Это ваш друг? Они уже убили его.

Ствол револьвера Шеппарда покачнулся в сторону. "Нет", думал Родни, "он не верит в предзнаменования - никогда этого не делал, и никогда не будет". Шеппард опустил револьвер и сделал шаг вперед, но девушка закричала и убежала. Ритмичный плеск ее шагов еще долго отдавался в тишине.

- Это неправда, - заговорил Родни, - то, что она сказала. - Он увидел улыбку Шеппарда, утешающую и успокаивающую даже в сумерках.

- Конечно, это неправда.

На этот раз запах казался менее отталкивающим, а возможно, это было просто потому, что он мог смотреть на Шеппарда. Возможно, это было потому, что Шеппард продолжал оборачиваться, прикрывая их тыл своим колеблющимся оружием. Родни почти коснулся его, но в последнюю минуту отстранился.

- Ты ...?

- В порядке, - пробормотал Шеппард, а затем моргнул и сказал: - Нет, не в порядке, но лучше, когда мне есть чем заняться, понимаешь? Смотри на шесть часов. Смотри... - голос Шеппарда замолк, но он, казалось, не понял этого. Родни прикусил губу, и подумал, не нужно ли позвать на помощь.

- Что ты имел в виду, - спросил он вместо этого, и его голос показался слишком громким в тишине туннеля, - когда сказал, что они сражаются из-за нас?

Шеппард остановился. Он поднял левую руку, снова стараясь схватить револьвер, и снова потерпел неудачу. Потом нахмурился, попытался поднять руку вверх, к своему лицу, пошатываясь, прошел вперед еще три шага, а затем рухнул.

Родни кинулся, чтобы поймать его, но оказался медленным, слишком медленным. Он звал на помощь, но что-то взорвалось совсем рядом, чуть ли не над ними, заглушая его слова...

Несколько секунд спустя произошел обвал.

******

Джон чувствовал на своем теле руки, пытающиеся оттащить его.

- Нет, - простонал он и попытался бороться с ними, старался их оттолкнуть, но его руки были тяжелыми, как свинец, легкие заполняла пыль, на грудь что-то давило.

- Прекрати сопротивляться, Шеппард, - услышал он чьи-то слова, и в своих мечтах представил, что это Родни. Его взяли в плен. Его подвесили. Чьи-то руки пытались снять с него одежду и обувь. Он хотел увернуться от них, куда-нибудь спрятаться. Если бы только все перестало раскачиваться! Он был под водой, на дне океана, на грудь ему давила огромная масса воды, свет был нечетким и далеким. "Нет", подумал он. "Меня захватили. Я сбежал. Спасся". Его правая рука наткнулась на что-то твердое.

- Ой! - пронзительно закричал Родни, и Джон пробормотал: - Прости, прости, - и снова провалился в темноту.

Голоса следовали за ним. "Я думаю, потолок здесь стабилен", говорили они, и "Да, стабилен, но мы по-прежнему не можем выйти. Путь наружу заблокирован, помните?" и "Мы поищем другой путь", и "Джон", и "Шеппард", и "Ты меня слышишь?" и "Конечно, он не может...", переходящее в "Что с ним? Не считая очевидного, конечно".

Он вспомнил, как очнулся в клетке позади грузовика. Нет, нет, он уже был не там, не так ли? Он свисал с кандалов, и его запястья адски болели, но огонь внутри был хуже, намного хуже.

Открытое пламя коснулось его горла, прижимаясь к вене.

- Его кожа холодная и влажная, - сказала Тейла, - и пульс слишком частый. Думаю, у него шок.

- Шок? - повторил Родни, и Джон снова был в ловушке под водой, в состоянии слышать их, но не имея возможности плыть к ним. - Он потерял не очень много крови, не так ли?

- Мы выясним - мрачно проговорила Тейла. - Ты не мог бы...?

Джон не мог понять, что произошло дальше. Он услышал звук, скребущий по камню, и Родни кричал что-то, резкое и срочное. Брызги воды. Он задохнулся, когда что-то свалилось на его тело.

- Дополнительные куртки, чтобы сохранять тебя в тепле, - мягко сказала Тейла. Вода поднялась волной прилива, охватив его и унося в кружащуюся темноту.

На этот раз там ничего не было. Это было похоже на конец жизни и новое начало. Он приоткрыл глаза, всего лишь узкие щелочки, но увидел только безликие фигуры в темноте. Его ноги были приподняты, и кто-то стаскивал с него ботинки. Он не хотел, чтобы они это делали, но когда попытался ударить, помешать врагу разуть его, боль чуть не разорвала его пополам.

Возможно, тогда он закричал. Свет от P90 был как лезвие, и на лице Родни было выражение отвращения и ужаса, чрезмерное даже для него. Джон попробовал улыбнуться.

- Эй, все не... не так плохо, правда? - Голос был непохож на его собственный, и звучал, как у старика. - Ты в порядке?

- Нет, я не в порядке, - начал Родни, и Джон попытался сесть, чтобы показать, что тому не придется, по крайней мере, беспокоиться о нем, но...

- Джон. Джон. - Он подумал, что прошло уже много времени. Он трясся под кандалами, которые не давали его рукам двигаться, под решетками, которые давили на грудь. - Нет, ты должен держать руки спокойно, - сказала ему Тейла. Она опустила их вниз. Ткань прошуршала по его подбородку.

Он не видел Ронона. Он не знал, где Ронон. Он крутил головой из стороны в сторону, пытаясь найти его, но руки, горячие, как огонь, схватили его за лицо.

- Джон. - Пламя лизнуло лоб. - Где еще у тебя болит?

Он должен предоставить свой отчет. Так было всегда, когда миссия заканчивалась.

- Плечо, - сказал он. - Ноги. Запястья. Ударился головой, но не потерял сознание. Хорошо. Это хорошо.

Пламя двинулось в сторону его головы. Свет пронзил глаза, и он быстро зажмурился, со стоном отвернувшись.

- Прости, - пробормотал Родни. - Прости.

- Бок. - Джону удалось раскрыть глаза. - Болит... словно... нож в животе. Бок. Левый бок.

Он чувствовал, как руки что-то делают с ним. Чувствовал, как расстегнули его рубашку, чувствовал, как пальцы отодвинули ткань. Воздух был пронзительно холодным, и он чувствовал, как его тело начало дрожать; пытался остановиться, но не смог.

- О, Боже, - услышал он вздох Родни. Пламя, бывшее пальцами Тейлы, двинулось дальше.

Джон слышал вопрос, повисший в этой тишине.

- Они меня... били... - Он почувствовал, как огненный палец мягко прошелся по коже. На этот раз он действительно закричал, а может, придушил крик, сжимая рот, но его охватила красная боль, и все вокруг стало красным...

***

...Его бок горел огнем. Он боролся за каждый вздох, изо всех сил пытаясь найти опору. Его похитители уходили. Один из них отбросил дубинку в сторону, и та тяжело приземлилась, медленно покатилась и сделала три полных оборота, пока не остановилась.

- Нет! - закричал мальчик. - Нет! Пожалуйста!

Джон заставил занемевшие пальцы двигаться, обхватив ими цепи так, чтобы стоять на месте, а не свисать. "Дыши", подумал он. "Дыши". Это просто побои, всего лишь синяки. Он проходил через худшее. Боль ножом врезалась в его бок, излучая огонь по всему телу, но это была просто боль. "Ты не можешь поддаваться боли, пока миссия не закончится, и все не окажутся в безопасности. Ты должен..."

- Нет! - снова вскрикнул юноша. - Пожалуйста! Помогите мне, пожалуйста! Не позволяйте им сделать это, пожалуйста!

Джон крепче обхватил цепи, подтянувшись вертикально. Кандалы скрутились, врезаясь в запястья; потекла свежая кровь. Нападавшие окружили мальчика, и один из них протянул руку, отцепляя кандалы. Юноша кричал, падая на пол, кричал, когда они тащили его к плите в центре двора, кричал, когда над ним навис меч, кричал, когда он опустился... Но когда он опустился во второй раз, юноша молчал.

И только потом, когда враги отошли, Джон увидел, что глаза юноши все еще открыты и невидящим взглядом смотрят прямо на него...

И только потом, когда враги подошли к нему, оставляя за собой красные следы, он понял, что его собственное горло охрипло от крика, и что кровь из его запястий густо покрывает руки до самых локтей.

Но когда враги подошли к нему, он был готов. Повиснув в своих оковах, он не издал ни звука, пока они расстегивали кандалы, стаскивая металл с его окровавленных запястий. Но как только обе его руки стали свободны, он сделал свой ход. Одна рука легла на нож, выхватила его, и после этого все стало красным, все стало красным...

***

- Джон, - слышал он в другое время и в другом месте; но, возможно, это было то же самое время, возможно, он никуда не уходил. Но краснота все росла и росла, и превратилась во тьму, и потом...

******

- Думаю, у него какие-то внутренние повреждения. - Лицо Тейлы резко выделялось в луче света.

Родни обхватил себя руками, пытаясь согреться.

- Подсказкой этому являются ужасные синяки, да? Симптомы чрезмерной потери крови, даже если он не... если у него нет...? - Хотя рана на плече уже была достаточно тяжелой, и пуля застряла где-то внутри, а пальцы Тейлы покраснели от крови, когда она нежно приподняла рубашку Шеппарда. Родни выдохнул, дрожа от холода. - Что мы будем делать?

Тейла отбросила волосы с лица, оставив на лбу мазки засыхающей крови.

- По расположению синяков я думаю, что у него, возможно, разрыв селезенки.

- Как ты можешь это знать? - Холод усилился. Его руки были голые, его куртка лежала на теле Шеппарда, но кожа Шеппарда оставалась холодной, как лед. - Ты теперь врач?

Тейла отодвинулась от света, ее лицо скрылось в темноте.

- Я кое-что изучала.

- Но недостаточно, чтобы спасти его. - Он подумал о своих собственных инструментах и оружии - компьютерах, датчиках и устройствах - сейчас все они были бесполезны. - Я тоже кое-что изучал, конечно, я имею в виду, ну, в общем... и я знаю... Разрыв селезенки - это очень серьезно, и нужна срочная медицинская помощь, а он не получит ее здесь, он, и... о, нет! О, нет, нет, нет, нет, нет! Его плечо! Уровень воды не глубокий, но он упал прямо в нее, и там обязательно окажутся все виды инфекций, а потом есть еще его запястья и... и его ноги, интересно, кто носил эти ботинки? Наверное, кто-то, у кого полно... бактерий, чужеродных бактерий, и теперь мы снова сняли их, и выставили его ноги на открытый воздух, но воздух загрязнен, и мы не можем вернуться на Атлантиду, и никто не придет за нами, пока не будет слишком поздно, и у него внутреннее кровотечение, и его не остановить с помощью бинтов, и ты ничем не сможешь вылечить это, и...

- Родни, - услышал он голос Тейлы. - Родни! - Она снова вернулась в свет, и крови на ее лице уже не было. - Это серьезно, да, но мы не собираемся ставить на нем крест.

Родни прерывисто вздохнул.

- Нет! - Он прижал руку к лицу; пальцы воняли чем-то грязным и неприятным. - Нет, конечно же, нет.

Но взрывом завалило проход в том направлении, куда им нужно было идти. Они вытащили Шеппарда из воды; оттащили его в крошечную боковую каморку, где пол был усеян камнями, и там были крысы, или что-то очень похожее на крыс! Они валялись в углу мертвые, и луч P90 осветил воздух, наполненный густым слоем пыли, и, вероятно, там были отвратительные испарения, которые они не могли увидеть, и они влипли; они окончательно влипли.

- Помоги мне, - сказала Тейла, и Родни придвинулся поближе, вынужденный из-за размеров комнаты сидеть, прижавшись коленями к боку Шеппарда. И Ронон все еще не вернулся. Ронон, наверное, ушел и, его убили, а враг шел к ним прямо сейчас, и...

- Свежие бинты, - сказала Тейла, - взамен тех, что промокли, - и это звучало, как запирать дверь конюшни, когда лошадь сбежала, но Родни сделал то, что ему сказали, и отбросил слой курток с Шеппарда, чтобы Тейла могла стащить рубашку с его плеча и поменять окровавленные повязки - они были коричневыми от грязи, или это были только тени? Но Родни не смотрел на то, что она делала дальше; вместо этого он смотрел в лицо Шеппарда, на его горло, и его жетоны на бледной коже, свисающие над правой ключицей, и...

- Он не дышит, - выдохнул он. - Его сердце не... - Пальцы Родни дрожали, когда он коснулся горла Шеппарда, и он не нащупал ничего, никакого пульса, но он пробовал еще и еще, шевеля пальцами, пока не нашел его, однако тот был настолько слабым, что едва ли был там вообще, и трепетал так быстро, как сердце раненой птицы, которую Джинни когда-то принесла домой, и которая умерла в сложенных ладонях Родни, став просто клочком плоти в коричневых перьях.

- У него очень низкое давление, - сказала Тейла.

- Я знаю, я знаю. - Родни не хотелось убирать руку; не хотелось снимать свою охрану на тот случай, если сердце Шеппарда перестанет биться. Затем он услышал звук в туннеле позади себя, обернулся, схватился за P90, и даже когда Ронон позвал его по имени, не мог заставить себя расслабиться.

- Как он? - Родни не часто слышал в голосе Ронона такую заботу, почти нежность.

- Умрет, - ответил Родни, - если мы не вернемся домой в ближайшее время.

Но Ронон принес новости. Ронон принес плохие новости. Родни слушал, как он говорил об этом, и смотрел на Шеппарда, слегка шевелившегося во сне. Он был без сознания, но не выглядел спокойным. Было видно, что ему очень больно. Его веки продолжали трепетать, как если бы он собирался встать, но никак не мог оторваться от земли.

"Они не смогут выбраться", сказал Ронон. Решетки не были достаточно широкими, чтобы пролезть через них, и путь впереди был завален, и не было возможности его раскопать, и, нет, они не могли взорвать его, потому что это, вероятно, обрушит им на голову половину города. Вернуться тем путем, каким они пришли, тоже было нельзя - враги были повсюду, копаясь в развалинах своей разрушенной крепости, жаждая крови и мести. В одиночку Ронон мог бы проскользнуть, но он не думал, что они вчетвером смогут это сделать, а ведь им еще нужно нести Шеппарда, так что нет ни единого шанса.

- Атлантис придет за нами, - сказала Тейла, когда молчание затянулось слишком надолго. Родни затаил дыхание, почти ожидая, что Шеппард что-нибудь скажет, придумает положительное решение, организует их, разработает план.

Пот блестел на лбу Шеппарда, его тело уже сейчас теряло жидкость, в которой он так отчаянно нуждался.

- Мы не протянем двадцать четыре часа, - сказал Родни. - Нам нужна пища и вода, я не могу так долго не есть. Вы знаете, у меня гипогликемия, и кое-кто из нас отдал свою теплую верхнюю одежду, и...?

Шеппард застонал, но не очнулся. Родни закусил губу и еще раз коснулся горла Шеппарда; в очередной раз поискал, пока не нашел пульс, и к этому времени его собственный пульс колотился почти так же быстро.

- ...Шеппард так долго не протянет, - сказал Родни, по их лицам увидев, что они это тоже знают.

******

На него уставился плавающий диск с глазами. Джон сморгнул, пытаясь сформировать его в знакомое лицо. "Родни", подумал он. Даже мысли были вялыми. Он не мог вспомнить, где находится. Это испугало его еще сильнее, чем боль, пронзившая насквозь, когда он попытался двинуться.

Рука Родни легонько коснулась его плеча.

- Почему ты не сказал нам? К чему это геройство? Зачем ты играешь в героя, заставляя нас чувствовать себя ужасно, потому что мы не...

- Родни, - услышал он. Голос Тейлы, спокойный, нежный, упрекающий.

- Просто... - Он услышал, как Родни вздохнул, - ...почему ты не сказал нам?

- Что? - по крайней мере, это ему удалось. Все было нечетким, он ощущал холод, невыносимый холод во всем теле, кроме плеча, которое горело и пылало огнем.

- Что ты тяжело ранен. Что у тебя внутри все болит. - Родни почти начал еще одно слово, осекшись после первого "ч".

Джон попытался пошевелиться, но Тейла удержала его, надавив на здоровое плечо только пальцами, однако ему показалось, что на него обрушилось целое здание, и он был слаб, слишком слаб, чтобы противостоять этому. Голос Тейлы то повышался, то падал, сплетаясь из огня и тьмы. Она сказала ему, что он будет в порядке. Она предложила ему воды, и теплые капли смочили его губы. Она укутала его и велела оставаться неподвижным, и он вспомнил свою мать, а боль крутилась внутри него, ввинчиваясь, как нож.

- Не знал... - прошептал он, ища Родни. Свет был каким-то неправильным. "P90 в темноте", подумал он, "потому что мы скрываемся, спасаясь от плохих парней". Он попытался облизать губы, но у него пересох даже язык. - Как наши... дела?

- Как это ты мог не знать? - Голос Родни был пронзительным. Пятно его лица повернулось к Тейле. - А ты почему не заметила? Ты ведь осматривала его? "Просто пулевое ранение", сказала ты. Просто пулевое ранение. Боже! Просто пулевое ранение?

- Не... знаю... - кашлянул Джон. В центре Вселенной была черная дыра, пытающаяся затащить его в себя. Стараясь зацепиться, он стиснул пальцы и почувствовал, как лопаются струпья у него на запястьях. Он вспомнил дубинку, упавшую на землю и покатившуюся, все дальше, и дальше, и дальше, пока она не остановилась. Он вспомнил туман в голове и удары по животу и ребрам, все снова и снова, и снова.

- Но как ты мог этого не почувствовать? - Он видел, как Родни провел рукой по лицу. Его руки были голыми, и он выглядел замерзшим; Джон пошевелился, пытаясь предложить ему одну из покрывавших его курток, но Тейла снова удержала его, положив руку на плечо. - Это совсем не мелочь, это - внутреннее кровотечение?

- Это не имеет значения, Родни. - Голос Тейлы звучал устало, не так, как обычно. - Есть более важные вещи... - но их голоса проваливались в темноту. Он слышал, как они говорят о Рононе и Атлантиде, и что-то про двадцать три часа. Он попытался попросить их помочь ему подняться, чтобы он смог взять на себя командование, смог исполнять свой долг, смог вытащить их отсюда и отвести туда, где они должны быть, но вместо мышц у него было какое-то желе. Он не мог даже поднять голову.

- Надо... - удалось выдавить из себя Джону. - ...надо... уходить...

- И приз за это заявление, очевидно, идет подполковнику Шеппарду!

Джон вспомнил оружие - эту примитивную штуку, похожую на револьвер. Он вспомнил руку, держащую его, вспомнил, как отобрал его у человека, потянув и вырвав, как пырнул того ножом, зажатым в другой руке. Он вспомнил пинки ногами и удары ножом; видел это, как съемку, прокручивающуюся в обратном направлении. Он вспомнил глаза мальчика, мертвые и широко раскрытые, и как кричал один из убийц мальчика, как он упал на пол, и как заболели руки от возобновившегося кровообращения, и как все качалось и кренилось, когда в его голове стучала боль...

Он снова почувствовал влагу на губах. Тейла сказала что-то. Родни сказал что-то. Тейла сказала что-то. Враги кричали что-то, и он был не совсем уверен, где находится - там или здесь.

***

Под его руками был твердый потрескавшийся камень. Он вспомнил, как нашел дверной проем; остановился у него, стреляя назад; почувствовал, как что-то с силой ударило его в плечо. Он захлопнул дверь, прислонился к ней и, тяжело дыша, нашарил задвижку. Его нож с грохотом упал на пол, и когда он наклонился к нему, обнаружил, что падает, тяжело ударившись о землю коленями. Он приподнялся, чувствуя дыхание во вздымающейся груди; кровь стучала в плече, в запястьях, в голове. Он должен выбраться. Они убили мальчика - мальчика, который звал на помощь. Мальчика, которого он обещал спасти. Он должен снова найти свою команду. Он должен выбраться любой ценой.

"Ты сделал это", сказал мальчик. "Ты сделал это. Ты!"

Его враги ломились в дверь. Помещение было большим и полностью заваленным, но в нем не было никакого выхода. Ни окон, ни дверей. Все вокруг раскачивалось. Пара ударов дубинкой - и сотрясение мозга. "Думай!" Он стиснул пальцами виски. "Это просто кладовая. Отлично, Джон! Ты запер себя в кладовой".

Стук прекратился. В дверь врезалась пуля. Он посмотрел на груды бочек и ящиков, заполнявших большую комнату. "Может, спрятаться за ними?" подумал он. "Устроить... засаду". Он не сдавался. Нужно оставаться спокойным, рациональным... "Почему так трудно думать? Потому что у меня... внутри огонь". Что-то хрустнуло под ногами, и он снова почувствовал боль. На нем не было жилета, так что не было никаких запасов. Были бочки... В видеоиграх вы разбиваете бочки, и в них оказываются деньги, или вы поднимаетесь на них, и...

***

- Тейла, я думаю, он... - Он вдруг ясно услышал эти слова, реальность резко ворвалась в память, или, может быть, наоборот. Разные части тела причиняли ему боль в разное время. На этот раз именно ноги...

***

Ноги, когда он бежал через кладовку, чувствуя хруст разбитых камней, и с помощью окровавленного ножа открывал ближайший ящик, а затем второй, а затем третий.

Черный порошок. Черный порошок, и искра...

***

- Так не может продолжаться, - сказал Родни. - Мы должны что-то сделать.

- Мы... - сказала Тейла, и заговорила о жидкости и бинтах, об обезболивающем и тепле, и ее рука коснулась его лба, горячего и сухого.

- Но этого недостаточно, - сказал Родни, в то время как Джон провел пальцами по черному порошку, зная, что он должен сделать...

******

А теперь Ронон, скорее всего, тоже погиб.

- Прошло не больше часа, - попыталась успокоить его Тейла, но часа было вполне достаточно, чтобы быть убитым в таком месте, как это.

- Он не должен был идти. - Родни обхватил руками тело, но никак не мог унять холод. - Нам нужно было оставаться вместе. Шеппард любит, когда мы вместе. Что мы скажем Шеппарду, если Ронон не вернется?

Слова повисли в грязном воздухе, усиливая зловоние. Если Ронон не вернется, Шеппард об этом не узнает. Он не сможет продержаться двадцать четыре часа, и они не могут доставить его на Атлантиду, поэтому Атлантиде придется самой прийти к ним. Врата усиленно охранялись, и город был полон опасностей и врагов, но Ронон думал, что сможет сделать это в одиночку. "Некоторые вещи проще делать в одиночку", сказал Ронон, но некоторые вещи - нет. Иногда вам нужен кто-то рядом, защищающий вашу спину, но когда Родни, подняв дрожащую руку, хотел сказать это, Ронон только посмотрел на него, потом на Шеппарда, а потом ушел, даже не попрощавшись, даже не сказав, что это может быть концом для всех них.

- Сколько еще?.. - Родни посмотрел на часы, чья минутная стрелка, казалось, двигалась в четыре раза медленнее обычного. Сколько еще, прежде чем мы поймем, что проиграли? Сколько еще протянет Шеппард? Сколько еще, прежде чем...

Прежде чем? Прежде чем Тейла предпримет последний, роковой шаг и пойдет за Рононом? Сколько еще людей нужно швырнуть один на один с безнадежной ситуацией, прежде чем сдаться и признать неизбежное? Шеппард никогда не сдавался, но Шеппард был без сознания, его сердце едва билось. "Я не хочу остаться с ним наедине", подумал он. Он не хотел быть тем, чьи пальцы почувствуют момент, когда пульс полностью исчезнет. Не хотел быть тем, кто должен придумать, что делать, когда они оказались в ловушке и умирают в канализации, с ума сойти!

Рука Тейлы сжала его.

- Джон все еще жив, и нам потребовалось несколько часов, чтобы преодолеть расстояние до Врат. Так что нужно несколько часов, прежде чем мы можем ожидать вестей от Ронона.

Они не знали, безопасно ли использовать рации, и на всякий случай решили не рисковать. Родни даже не знал, день сейчас, или ночь. Решетки были завалены, и единственным источником света был фонарик на P90, но даже он постепенно тускнел по мере того, как разряжался аккумулятор. Его часы показывали 8:00, но они были настроены на смену дней и ночей на Атлантиде.

Казалось неправильным, так отвратительно неправильным, что Шеппард умрет в темноте, просто ускользнет от них во сне. Он даже не был похож на Шеппарда. Шеппард никогда не бывал неподвижен; как он раньше этого не понимал? Он лежал с босыми ногами, полностью укутанный одеждой и одеялами, как спящий ребенок. Это было неправильно. Это был не Шеппард.

Что-то капало в главном туннеле, вода или пыль, ритмично падая сверху... Нет, это были шаги. Кто-то шел, всего один человек; его шаги были легкие и медленные.

- Мертвец! - выкрикнула девушка, и ее голос дважды отразился эхом. - Он умер?

Родни увидел, как она вздрогнула от света оружия.

- Нет, он не умер, - сказал он ей, - и не умрет, потому что он - Шеппард, а Шеппард не делает подобных вещей. Видела бы ты, из скольких самоубийственных миссий он возвращался! - тогда бы оставалась уверенной, потому что... потому что... - Он не мог найти слов; кто-то отнял у него все слова. Он потер рукой лицо, затем снова и снова, и ему было холодно, так холодно, и он чувствовал голод, и оказался пойман в ловушку в закрытом темном месте и ничего не мог сделать, абсолютно ничего... все его навыки и таланты были здесь бесполезны, и если тело Шеппарда решило отказать, никто из них ничего не мог с этим поделать, вообще ничего...

- Родни, - услышал он. - Родни. - Тейла вложила ему в руку энергетический батончик, и Шеппард пошевелился, бормоча что-то во сне. Родни опустился на колени рядом с ним.

- Мы пройдем через это, - сказал он, может, самому себе, может, Шеппарду, может, Тейле, а может - девушке. Но он не был хорош в том, чтобы создавать позитив; никогда не был. Это была работа Шеппарда, и что бы они без него делали? Где бы они были? Кем бы они были?

******

Джон высек искру и смотрел, как она погасла. Он высек еще одну, и она занялась, побежав по извилистой линии черного пороха. Он отступил, насколько мог, присев на корточки за грудой пустых бочек.

Взрыв сотряс его, отозвавшись болью в плече, в боку, в груди. Посыпались камни. Он выглянул и увидел дневной свет. Не успел он выбраться через пролом, как раздался второй взрыв, швырнув его на землю. Третий последовал, едва он сумел подняться, и он кинулся вперед, отбежав на десяток шагов, прежде чем загрохотал четвертый - самый мощный - и позади него взметнулась стена огня, и он не мог стоять, в ушах звенело, перед глазами все расплывалось, но он должен был продолжать идти...

Начался пожар, повалил густой дым, давя на грудь тяжелым весом, но ему было холодно... почему ему так холодно? Он услышал знакомые голоса, зовущие его по имени, и продолжал идти, потому что его команда пришла за ним, они всегда приходили за ним, и он нашел путь к ним, и будет бережно охранять их, держа револьвер в одной руке и нож в другой. Он не даст им умереть, не так, как мальчику во дворе, мальчику, которого он обещал спасти...

...Ронон с одной стороны, Тейла с другой, и Родни позади них, изо всех сил пытаясь не отстать, и он хотел улыбнуться им и сказать, что так здорово увидеть вас, ребята, но не мог вспомнить ни слова, как не мог остановиться... не мог, потому что, хотя он и вернулся к своей команде, ему все еще нужно было благополучно доставить их домой... нужно было продолжать идти... но он не мог, потому что Ронон остановил его, положив руку ему на плечо...

***

...Руку ему на плечо...

Он моргнул. Родни выглядел ужасно, измученный и разбитый. Тейла пыталась это скрыть, пыталась быть сильной ради него, но в ней явно прослеживалось напряжение.

- Ронон? - удалось произнести ему, потому что его плеча касалась Тейла, а не Ронон. Они были где-то в темном месте, а не снаружи. И он все еще не привел их домой.

- Ронон отправился за помощью, - сказала Тейла.

Джону казалось, что он отделился от своего тела, но едва пошевелился, как боль обрушилась на него красной волной. Он попытался сесть, но вспомнил огонь и взрывы. Он не хотел взрывать все это место наверху. Он думал, что это будет небольшой взрыв, думал, что предпринял меры против цепной реакции. Сколько же человек погибло? "Ты сделал это!" кричал мальчик. Раненых разрывало на части из-за него. Ронон столкнулся с опасностью, выполняя задачу, возложенную на него, на Джона, а остальные скрывались здесь, в темноте из-за него, из-за него...

- Надо... - прохрипел он, но...

- Нет, - сказала Тейла. - Лежи неподвижно.

Откуда-то донеслись звуки - топот, плеск, крики - и на лице Родни появилась маска ужаса, когда он произнес:

- Идут! Слишком поздно. Они идут.

У Джона был револьвер. Он нашел его, выхватил...

- Нет, - сказала Тейла, но он должен был... должен был... Он не мог стоять, но ему удалось сесть, сжимая револьвер в правой руке.

Родни и Тейла заняли места по обе стороны от него, так близко, что почти держали его. Родни с трудом сглотнул, облизнув губы.

- Что будем делать? - спросил он.

Джон вспомнил другое время и другое место: "Стрелять, пока сможем". Но Тейла и Родни не были Рононом. В отличие от Ронона, они не поймут. У Тейлы дома остался сын, а Родни не был создан для подобной жизни. В этот раз все было по-другому...

- Сделаем все, что сможем, - сказал он, - чтобы остаться в живых. - "Все, что я смогу, чтобы сохранить вас в живых". Он знал, что для него все кончено - он чувствовал это в каждом затухающем ударе сердца - но остальные... Боже, остальные...

Шаги все ближе.

- Тейла, ты берешь на себя левую сторону, Родни правую, - сказал он им. - Я возьму... - Он изо всех сил боролся за каждый вздох, чтобы не упасть в темноте.

"Прощайте", хотел он сказать. "Это было... Знать вас, быть рядом с вами, быть..."

Пришел враг, и раздались крики; повсюду крики...

Окончание следует...
Сообщение отредактировал iris - Вторник, 09 Июня 2015, 09:54
Награды: 8  
Kitten Дата: Понедельник, 08 Июня 2015, 23:36 | Сообщение # 4
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6869
Репутация: 2009
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
а в самом сериале они постоянно действовали напролом, не считаясь с местными...

и в этом (на мой взгляд) их главная ошибка. Американцы привыкли считать себя круче всех, забывая под час о том, что и "На Саурона всегда найдется свой хоббит" (с).

Цитата iris ()
Родни знал, что в любой момент может умереть.
н-да, война не для МакКея. (как же он умерт, так и не получив вожделенной нобелевки?)

Цитата iris ()
Но недостаточно, чтобы спасти его. - Он подумал о своих собственных инструментах и оружии - компьютерах, датчиках и устройствах - сейчас все они были бесполезны. - Я тоже кое-что изучал, конечно, я имею в виду, ну, в общем... и я знаю... Разрыв селезенки - это очень серьезно, и нужна срочная медицинская помощь, а он не получит ее здесь, он, и... о, нет! О, нет, нет, нет, нет, нет! Его плечо! Уровень воды не глубокий, но он упал прямо в нее, и там обязательно окажутся все виды инфекций, а потом есть еще его запястья и... и его ноги, интересно, кто носил эти ботинки? Наверное, кто-то, у кого полно... бактерий, чужеродных бактерий, и теперь мы снова сняли их, и выставили его ноги на открытый воздух, но воздух загрязнен, и мы не можем вернуться на Атлантиду, и никто не придет за нами, пока не будет слишком поздно, и у него внутреннее кровотечение, и его не остановить с помощью бинтов, и ты ничем не сможешь вылечить это, и...
иногда складывается впечатление, что от всех (вкупе) полученных ранений за время миссий Шеппард должен давно был бы уже скопытиться, либо превратиться в глубокого инвалида.
(может, авторы франшизы скрывают от нас главный секрет Джона Шеппарда - может он на деле репликатор новой модели с повышенным для машин уровнем IQ и расширенной эмоциональной программой , делающей его практически неотличимым от людей?)
Сообщение отредактировал Kitten - Понедельник, 08 Июня 2015, 23:47


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Вторник, 09 Июня 2015, 09:55 | Сообщение # 5
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
иногда складывается впечатление, что от всех (вкупе) полученных ранений за время миссий Шеппард должен давно был бы уже скопытиться, либо превратиться в глубокого инвалида.


А его втайне Тодд периодически "подпитывает" и делает здоровее и моложе. Это - их "страшная тайна" :D

Буду уже заканчивать...

******

- Тебе удалось! - Родни не знал, слышит ли его Ронон. Лицо Ронона было запорошено пылью, одежда вся в крови. Всякий раз, когда кто-то пытался заставить его сесть в задней части прыгуна, он его отталкивал. - Ты сделал это. Мы...

"Мы сделали это!" Он не мог закончить... Спасательный отряд прибыл в самый последний момент, но Родни понятия не имел, успели ли они. Дженнифер крепила капельницу к руке Шеппарда и выкрикивала команды, набор слов, которые ничего не значили. Шеппард снова был без сознания, и когда его перенесли в прыгун, в слабом синем свете выглядел еще хуже, чем в темноте туннелей. Как он нашел в себе силы в эти последние, страшные минуты сидеть и держать в руках оружие, Родни так никогда и не узнает!

- Скажите им готовиться к экстренной операции. - Дженнифер глянула наверх. На ее лбу была кровь.

- Он ...? - Но Родни оттолкнули, он снова был бесполезен. Он почувствовал, как Тейла сжала его руку, потом увидел, как она сделала то же самое с Рононом, и наблюдал, как Ронон, наконец, позволил ей усадить себя на скамью. Родни сел рядом с ним, а затем снова встал и начал ходить. "Мы ничего не можем сделать", подумал он, когда Дженнифер закричала: "Срочно", добавив, что сердце Шеппарда перестало биться...

******

Следующие несколько дней Родни помнил только фрагментами. Он работал в своей лаборатории, и, хотя так и не смог забыться в работе, добился хороших результатов. Он пытался препираться с Зеленкой, но тот относился к нему осторожно, как будто он был сделан из хрупкого фарфора. Он ел, иногда с Тейлой, а иногда с Рононом, но никогда с ними обоими вместе. Он почти не спал...

Вулси потребовал от него отчет, и Родни накричал на него, заявив, что не имеет никакого значения, что произошло на этой Богом забытой планете, пока они не узнают, будет ли Шеппард...

- Но мне все же нужен Ваш отчет, - сказал Вулси.

- И Вы сможете превратить все, что произошло, в простой набор слов на бумаге? - глумился Родни, но Вулси покачал головой и развел руками - в жесте, который Родни хотел бы ненавидеть, но который был признаком горя и нервозности. "Мне нужно понять", говорили глаза Вулси, "как город, пригласивший нас в качестве друзей, в итоге убил одного из наших".

Но Шеппард все еще не умер. Он цеплялся за жизнь, и рядом с ним всегда был кто-то из его команды, сидя у его постели, отодвигаясь только тогда, когда им приказывали врачи. Он перенес две операции, во время каждой из которых его жизнь висела на волоске. Пулю удалили, и селезенка была восстановлена. Дженнифер сказала, что она была вынуждена удалить ее чуть не полностью, но в этом, как и во многом другом, Шеппард оказался везучим, и его кости выпали против него только этой стороной. И все же, он еще не очнулся. Ему перелили много крови, и он больше не был холодным, как ледышка, но горел от лихорадки из-за пулевого ранения и грязной воды.

Родни не нравилось посещать его. Шеппард не должен был лежать в постели, затерявшись где-то очень далеко, где никто не мог до него добраться. И все же, он не мог оставаться в стороне. Он пытался есть, пытался спать, пытался работать, но продолжал все время возвращаться назад. Он не мог прекратить думать о времени, когда считал, что Шеппард умирает прямо у него на глазах, но еще хуже было думать о том, что Шеппард умрет, когда его не будет рядом.

- Он сильный, - говорил Ронон, и Родни вспоминал, как Шеппард нашел в себе силы в конце сидеть прямо, и как он взял на себя инициативу в борьбе. Наш последний бой. Это и стал бы их последний бой, если бы Ронон, Лорн и другие не прибыли как раз вовремя. Не было никакого выхода из этого. Никакого выхода вообще.

- Мы не можем каждый раз обманывать смерть, - сказал он. - В один прекрасный день удача отвернется даже от Шеппарда.

Позже он вспоминал, как однажды вечером стоял на балконе. Он вдыхал прохладный воздух, но ему все еще чудилась вонь тех туннелей. Почему это так сильно затронуло его? Они все и раньше смотрели в лицо смерти. Тревога и отчаяние были его ежедневными спутниками, так почему же...?

- Потому что это было так неожиданно, - тихо сказала Тейла. - Мы думали, что помогаем им.

И еще потому, что Родни был так бессилен. Его товарищи по команде и раньше бывали на пороге смерти, но никогда не были полностью отрезаны от медицинской помощи, и Родни всегда мог сделать что-то практическое, чтобы помочь спасти жизнь каждому из них.

И потому, что Шеппард даже через три дня все еще не был вне опасности. И потому, что хотя Родни всегда ожидал худшего, Шеппард приучил небольшую его часть надеяться на лучшее, но в этот раз... в этот раз...

Он снова попытался заснуть. Перед рассветом он оказался рядом с кроватью Шеппарда, наблюдая, как тот беспокойно ворочается под одеялами.

Но когда Шеппард открыл глаза и произнес свои первые осознанные слова, Родни там не было, он был в своей лаборатории, пытаясь сосредоточиться на работе. Однако там был Ронон, так что, проснувшись, Шеппард не оказался в одиночестве. И именно это имело значение.

Нет! Шеппард выжил! Вот, что имело значение!

******

Многое до сих пор было как в тумане, но кое-что прояснилось. Джон вспомнил важные вещи: как сражался вместе со своей командой, как пересчитывал их в прыгуне, и только насчитав всех троих, позволил себе отключиться; вспомнил мальчика во дворе, и то, что он сказал...

- Он сказал, что это была наша вина. - Ему не хотелось говорить об этом вслух.

Лицо Ронона был бесстрастным.

- Он?

- Был юноша, - сказал Джон, - заключенный, как и я. Он сказал... - Он мучительно вздохнул, - ...сказал, что причиной войны были мы - потому что они услышали, что мы в союзе с рейфами и обвинили правящую фракцию за наше приглашение.

- Это лишь предлог, - возразил Ронон. Он слегка помедлил, прежде чем произнести это.

Джон сглотнул.

- Может быть. Нет. Вероятно. Я это знаю. - Он достаточно побывал в военных зонах, чтобы знать, что люди не всегда сплачиваются в напряженное время. В идеальном мире человеческий род должен был объединиться против рейфов, но мир не был идеальным. Отдельные люди могли разделиться после того, как боролись за восстановление. Различные фракции хватались за любой повод в борьбе за власть.

- Это была не твоя вина, - сказал Ронон.

Но даже если это была не их вина, эти невинные люди пережили отбор рейфов, только чтобы умереть от минометов в уличных боях посреди развалин своих домов. Джон не хотел убивать так много людей в результате взрыва, и он понятия не имел, скольких они убили в туннелях.

- Это было из-за суда, - сказал Джон. - Чертов суд. Вулси сделал свое дело, и... Я думал, что все было закончено, понимаешь? Это было так очевидно, надежно, и я не стал это оспаривать. Но что... - он закашлялся. Даже сейчас, находясь на обезболивающих, он чувствовал боль в боку, словно туда вонзался нож, - ...что если они были правы?

- Это не так, - Ронон подтащил свой стул поближе. Мимо прошла медсестра, остановилась, чтобы посмотреть на него, но он продолжил. - Послушай, Шеппард... - Ронон на мгновение опустил глаза. - Люди совершают ошибки. Происходят несчастные случаи. Главное - это намерения, и то, что ты делаешь после этого. - Ронон посмотрел ему прямо в лицо. - Вы пытаетесь помочь людям, вы помогаете людям. Меня не было бы здесь, если бы я так не думал. И Тейлы тоже.

- Я это знаю. - Его голос был хриплым, боль сжимала горло. - Я просто не могу не думать о том... - Он видел взрывы каждый раз, когда закрывал глаза. - Если бы мы не пошли туда...

- ...тогда этот мир был бы мертв, как Сатеда, - сказал Ронон.

******

- Что случилось с Родни? - спросил Джон Тейлу как-то вечером, когда она сопровождала его в короткой прогулке к месту, где он мог увидеть небо.

Тейла не торопилась с ответом.

- Он... очень тяжело воспринял это, - сказала она. - Мы мало что могли сделать, чтобы помочь тебе. Думаю, Родни почувствовал, что его навыки оказались особенно... бесполезными. - Она откинула прядь волос с лица, заправляя за ухо, помешав ветру трепать ее. - Если бы спасательный отряд прибыл всего несколько минут спустя...

- Но этого не случилось, - сказал Джон. Плохое случалось и раньше, но они всегда находили в себе силы двигаться дальше. Не нужно мучить себя тем, что не произошло. Боль зажила, оставив только новый шрам, один из многих.

Тейла покачала головой.

- Это так легко могло окончиться иначе.

И Торрен вырос бы без матери, потому что Тейла осталась бы в туннеле с Джоном. Он посмотрел на нее, вцепившись в перила для поддержки.

- Прости...

- Нет! - Она покачала головой и на сей раз улыбнулась; в ее глазах блестели слезы. - Я сама выбрала эту жизнь и этот риск. И ты прав, все, в конце концов, закончилось хорошо. - Она коснулась его руки, потом встала рядом с ним и положила свои руки рядом с его руками на перила. - Я не оставила бы тебя там, Джон. Никто из нас не оставил бы.

- Но... - Он открыл было рот, чтобы возразить, потому что это больно, сознавать, что кто-то будет подвергать себя опасности ради тебя.

- ...ты бы сделал то же самое для каждого из нас, - сказала Тейла. - Это же так просто.

******

Джон пытался найти способ сказать это, и, в конце концов, просто выпалил:

- Ты мне очень помог.

- Чем? - Родни замер, держа вилку в руках.

- Просто тем, что был там, - сказал он, и инстинкт приказывал ему отвернуться, похоронить слова в деятельности, двигаться дальше и делать вид, что он ничего не говорил.

Но он этого не сделал, и смотрел, как на лице Родни промелькнуло множество выражений, прежде чем остановиться на зарождающейся улыбке.

******

- Я хочу туда вернуться, - сказал Джон, когда разговор постепенно затих. - Для того, чтобы... - Он не должен был даже говорить это. Он собирался приступить к службе через три дня, но все еще быстро уставал, и все еще чувствовал тупую боль в боку и в плече.

- Ты с ума сошел? - Родни резко взмахнул руками. - С ума сойти, ты чуть не умер, и мы... мы были не так уж далеки от тебя, несясь сломя голову к неминуемой гибели.

Джон вспомнил взрыв. Родни, наконец, признался ему, сколько жизненных знаков погасло на его экране, убитых непреднамеренными действиями Джона. Он думал о людях, которых они убили в туннелях. Эта фракция была ослаблена, но поднимутся другие. Он должен сполна возместить нанесенный им ущерб. Он должен быть по-настоящему уверен, что экспедиция на Атлантиду невиновна в обвинениях, выдвинутых против нее трибуналом, и убедить в этом всех сомневающихся. Он должен доказать это.

- Это не должен быть ты, - сказал Ронон. - Ты не...

- ...обязан им ничем? - закончил Джон. - Я знаю. - Но, возможно, он сделал что-то такое. За свою жизнь он убил очень многих, и каждое убийство было направлено на защиту кого-то, кто имел для него значение; но он продолжал убивать. Он не мог сожалеть об этом, но никогда не испытывал от этого радости. В туннелях речь шла или о противниках, или о его команде, и он, ни секунды не сомневаясь, выбрал свою команду, потому что они были свои; ведь именно это значило быть солдатом - защищать своих и убивать чужих, которые являются своими для кого-то другого. Так было всегда, и он не мог поступать иначе, но, тем не менее ...

- Война не была нашей ошибкой, - сказал ему Ронон.

- Я знаю, - ответил Джон, но ошибки происходят, иногда невольные, и вы должны сделать все возможное и невозможное, чтобы их исправить. Вы должны сделать все возможное и невозможное, чтобы больше никогда их не совершать. Вот, в чем заключалась его жизнь. Если бы он искренне не верил, что экспедиция приносит больше пользы, чем вреда, то ушел бы несколько лет назад, но если он действительно в это верит, то должен возместить нанесенный ущерб. Он должен вернуться. Они должны исправить тот хаос, который невольно усугубили.

Он должен все исцелить. Некоторые раны оставили больше, чем просто тонкий серебряный шрам.

- Ладно, - вздохнул Родни. - Если ты опять решил поиграть в героя... - он махнул рукой. - Ты же не собираешься отправиться туда без нас?

- Конечно, не собирается, - Ронон положил руки на бедра.

- Конечно, нет, - сказала Тейла.

- И мы в следующий раз не сведем с тебя глаз, - сказал Родни. - И мы возьмем с собой большое подкрепление. Мирно выглядящее, с белыми флагами, но крепкими палками, и Вулси может пойти с нами и использовать все свои адвокатские навыки, которыми он так гордится? Разве это не отталкивающе, что он так гордится своими талантами? И мы не войдем ни в какие туннели.

- Никаких туннелей, - согласился Джон, откидываясь в кресле и улыбаясь, потому что, возможно, они не смогли выиграть этот бой, но они выиграли больше, чем потеряли: в галактике Пегас, где они раньше никогда не были, появилась надежда, и среди всего этого хаоса он нашел друзей - Родни, Ронона и Тейлу, троих друзей, собравшихся вместе там, где он не надеялся кого-то найти.

Он вспомнил, как выходил из-под обломков с огнем за спиной и болью, пронзающей его с каждым шагом, и видел их перед собой, формирующихся из дыма. Именно это он помнил.

И так будет всегда.

КОНЕЦ
Награды: 8  
Kitten Дата: Вторник, 09 Июня 2015, 21:53 | Сообщение # 6
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6869
Репутация: 2009
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
А его втайне Тодд периодически "подпитывает" и делает здоровее и моложе. Это - их "страшная тайна"

которая их сближает. :D

Спасибо за очередной отличный перевод.
Сообщение отредактировал Kitten - Вторник, 09 Июня 2015, 21:53


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Во время войны (Действия алтантийцев приводят к гражданский войне)
Страница 1 из 11
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)