07:20
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет 
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Доведенный до грани (Ранение Шеппарда помогает наладить отношения с братом)
Доведенный до грани
iris Дата: Пятница, 13 Ноября 2015, 23:55 | Сообщение # 1
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Название: Доведенный до грани

Автор: godsdaughter77

Оригинал: https://www.fanfiction.net/s/4363062/1/Brought-to-the-Brink

Переводчик: iris

Бета: нет

Рейтинг: NC-17 (из-за подробных описаний сцен насилия)

Действующие лица: Джон Шеппард, Дэйв Шеппард, основные персонажи Атлантиды времен 4 сезона, злодеи-ОМП

Жанр: Angst, Hurt/Comfort (причем, сначала очень Hurt, потом еще больше Angst, а уж опосля... тааакой Comfort!)

Размер: макси

Аннотация: Джон Шеппард идет на миссию, но попадает в плен... далее следуют мучения и тоска.

Комментарий переводчика. Добралась я и до этой повести. Рассказы, сюжетно являющиеся продолжением - Пропавший без вести / The Last Man: Disappeared и Не самая легкая вещь / Not the Easiest Thing - я перевела и выложила чуть раньше. И только после них взялась за эту вещь, которую я вначале вообще не хотела переводить. Во-первых, она довольно длинная, а во-вторых, очень жестокая. Но, коль уж есть продолжение, я решила перевести и предыдущую историю.
Слабонервным читать не советую, особенно тяжелая, как на мой взгляд, глава 5, ее я переводила долго и даже собиралась все забросить. Но потом осилила, а дальше пошло легче...

Итак...

Глава 1

- МакКей, я думаю, что "Фантастическая четверка" - величайшая команда супергероев всех времен!

- Напротив, подполковник, величайший супергерой всех времен - Бэтмен, так что, когда он объединялся в команду с Робином, именно это была величайшая команда супергероев.

- Послушай, МакКей, я не говорю, что Бэтмен - не великий супергерой, я просто говорю, что Бэтмен и Робин - не самая великая КОМАНДА супергероев.

Прежде чем МакКей смог придумать достойный ответ, их с Шеппардом жизненно важные дебаты прервало внезапное вмешательство полковника Картер.

- Простите, что прерываю, господа, но мы должны начать обсуждение, и все остальные уже здесь.

Увидев, что Ронон, Лорн и четыре морпеха: О'Брайен, Кент, Уэстон и Коннер уже сидят за столом, Шеппард и МакКей быстро направились к свободным местам в конце комнаты. Все обратили свои взоры на полковника Саманту Картер, и она начала обсуждение.

- Как вы все знаете, Брикьен и его люди нацелились на Атлантиду с тех пор, как наша флаг-команда два месяца назад разрушила их главную базу и освободила всех заключенных. А сейчас у нас появились новости о нынешнем местонахождении Брикьена. Похоже, он создал еще одну лабораторию на планете M5G-173 и работает над биологическим оружием, которое собирается использовать против Атлантиды.

Как только Картер сделала паузу, МакКей прервал ее, спросив:

- А где мы взяли эту информацию? И откуда нам знать, что это не ловушка?

На этот вопрос ответил Джон:

- Информация получена от дженаев, и мы действительно не знаем, ловушка это, или нет. Однако нам известно, что, по крайней мере, частично она основана на правде. На многих заключенных, которых мы спасли, проводили эксперименты в попытке разработать своего рода биологическое оружие. Плюс, нам известно, что прежде чем мы разрушили его базу, он сумел вывезти оттуда большую часть своих исследований в области биологического оружия. Не трудно предположить, что спустя два месяца он начал их снова и продолжает над этим работать.

- Мы должны помешать ему, прежде чем он получит шанс нанести вред многим людям. Кроме того, по словам дженаев, Брикьен собирается организовать нападение на Атлантиду, - объяснила Картер.

- Поэтому мы считаем, что, учитывая потенциальную пользу, стоит рискнуть. Дженаи передали нам основные планы базы, и я думаю, что с небольшой командой мы сможем туда проникнуть, уничтожить оружие, создаваемое Брикьеном, загрузить вирус, который сотрет все его исследования, и если нам повезет, возможно, даже захватить самого их создателя, - сказал Джон.

- Да, но даже если мы уничтожим его исследования на той базе, разве у него не будет копий этой информации на других? - спросил Лорн.

- Нет, не будет, - ответил Шеппард. - Для этого он слишком параноидален. Он не желает рисковать и позволить завладеть результатами всех своих исследований кому-то еще, чтобы потом использовать их против него. Он считает, что чем меньше мест, где они хранятся, тем лучше. К тому же его волнует не только то, что они достанутся дженаям или нам. Он точно так же не доверяет всем людям, которые работают на него.

- Ладно, - заявил Ронон. - Итак, каков наш план?

На этот вопрос ответила полковник Картер:

- Вы все проникаете на базу. Шеппард, Лорн, Кент и О'Брайен будут искать оружие, чтобы уничтожить его, тем более, что Шеппард видел его прототип в предыдущей лаборатории, в то время как Ронон, Уэстон, Родни и Коннер пойдут загружать вирус. Еще вопросы? Ладно, тогда предлагаю всем изучить планы базы и быть готовыми отправляться завтра в 7 утра. Это время соответствует сумеркам на M5G-173. А теперь я оставлю вас прорабатывать оставшиеся детали, а сама займусь кое-какими другими делами. Удачи! - С этими словами полковник Картер покинула зал совещаний.

В течение следующего часа участники миссии тщательно прорабатывали все детали.

***

План, как всегда, поначалу работал отлично. Шеппард, О'Брайен, Лорн и Кент столкнулись в пути всего с парочкой патрулей и легко вывели всех их из строя. Они быстро нашли оружие и начали размещать C4, чтобы потом взорвать его. Внезапно тишину нарушила рация.

- Шеппард, у нас проблемы! - раздался в наушниках крик Ронона.

- Что случилось? - спросил тот, уже направляясь к ним.

- Мы с МакКеем отделились от остальных после того, как Коннера оглушили, и Уэстону удалось спрятать его в боковой комнате. Они отсиживаются там и не могут выйти без посторонней помощи. Я думаю, что охранники слишком близко к их позиции, чтобы вы могли связаться с ними по рации. Мы с Родни не можем добраться до компьютеров, поскольку нас преследует слишком много этих парней.

- Где вы находитесь прямо сейчас?

- Сейчас мы направляемся в сторону выхода.

- Ладно, продолжайте двигаться, но постарайтесь не покидать комплекс. Когда мы вытащим Уэстона и Коннера, вам придется вернуться назад и загрузить вирус. Лорн и Кент, взрывайте оружие. О'Брайен, мы с Вами идем помочь Уэстону и Коннеру. - Как только Шеппард все это произнес, все перешли к действию.

Им не понадобилось много времени, чтобы добраться до места, где скрывались Уэстон и Коннер, но казалось, прошла вечность. Шеппард, посматривающий на детектор жизненных сигналов, увидел четверых охранников, идущих к укрытию, и понял, что если они собираются помочь своим солдатам, их следует поскорее снять.

- Лорн, мы рядом с Коннером и Уэстоном. У вас все готово для взрыва?

- Да, сэр! Мы как раз закончили.

- Отлично! Мне нужно, чтобы вы взорвали все через 30 секунд. Думаю, это должно отвлечь охрану, и мы сумеем вытащить наших ребят.

- Понял, - последовал быстрый ответ Лорна.

Шеппард и О'Брайен заняли позицию, позволявшую им снять охранников как можно быстрее. Взяв оружие наизготовку и уставившись на детектор жизненных сигналов, оба приготовились, и тут раздался внезапный взрыв, заставивший содрогнуться все сооружение. Не тратя времени впустую, нападающие выскочили из своего укрытия и начали стрелять по охранникам. Они справились с ними меньше чем за минуту и направились в комнату, где прятались Коннер и Уэстон.

Открыв дверь, они обнаружили Коннера, лежащего без сознания на земле. Уэстон стоял перед ним на коленях, направив свое оружие на Шеппарда и О'Брайена. Едва увидев, кто у двери, он сразу опустил его. Шеппард проверил детектор жизненных сигналов, чтобы убедиться, что рядом нет никого из охраны, после чего О'Брайен и Уэстон положили руки Коннера себе на плечи и вышли из комнаты.

- Лорн, Уэстон и Коннер с нами. Направляйтесь с Кентом к Вратам. Мы встретим вас там. Родни, Ронон, возвращайтесь в диспетчерскую и запускайте вирус, пока все отвлечены взрывом.

Они медленно двинулись по коридору вниз. Шеппард осторожно вел их к Вратам, делая все возможное, чтобы его люди могли безопасно выйти из здания. Им удалось избежать патрулей, пока они шли по комплексу, но на выходе стояло два охранника. Махнув Уэстону и О'Брайену, чтобы те остановились, подполковник медленно прокрался вперед и, прицелившись, застрелил обоих охранников, прежде чем второй успел понять, что первый убит. К этому времени ночь полностью опустилась на планету, и Шеппард продолжал смотреть на экран, стараясь убедиться, что на них никто не нападет. Однако прежде чем они смогли отойти достаточно далеко, тишину нарушил голос Ронона.

- МакКей ранен. У него сильное кровотечение. Я должен вывести его отсюда.

- Понятно. Доставь его к Вратам, - сказал Джон. Как только он услышал, что Родни серьезно ранен, его сердце бешено застучало. Заставив свои мысли вернуться к стоящей перед ними задаче, он спросил: - Ему удалось заразить их компьютеры вирусом?

- Нет.

Шеппард знал, что у него нет выбора. С одной стороны, он, конечно, мог пройти через Врата, не уничтожив результаты исследований. Но Джон прекрасно понимал, что если бы он так поступил, Атлантида в любой момент могла быть уничтожена ужасным оружием, разработанным Брикьеном. С другой стороны, он мог уничтожить все результаты и лишить Брикьена возможности когда-либо их восстановить, но это означало для него плен или смерть. Подполковник без колебаний приказал Уэстону и О'Брайену двигаться с Коннором к Вратам, а сам помчался в лабораторию. Связавшись по рации с остальной частью команды, он приказал им дождаться Родни и Коннора, а как только те доберутся до Врат, отправляться на Атлантиду и поднять щит, чтобы не допустить любых нежелательных посетителей.

- А как насчет Вас, подполковник? - с явной неохотой спросил майор Лорн, словно уже знал, что Шеппард планировал пожертвовать собой ради всех на Атлантиде.

- Майор, просто проведите всех через Врата, как только они появятся! Кстати, Вас и Ронона это тоже касается. Это! Приказ!

Хотя никто не хотел выполнять этот приказ, все знали, что не могут не повиноваться Шеппарду, когда он говорит таким голосом, и понимали, что как только они достигнут Врат, им придется покинуть планету.

Подполковник украдкой крался по коридорам базы, вспоминая маршрут в лабораторию, который он изучил на схеме еще в Атлантиде. По-видимому, все до сих пор были заняты взрывом, и он смог добраться до диспетчерской без каких-либо проблем. Как только он попал туда, с ним связался по рации Лорн и сообщил, что все добрались до Врат.

- Хорошо, майор. Проходите и поднимите щит. Я вернусь, как только смогу, - сказал Шеппард, прекрасно понимая, что ему не удастся пройти через Врата.

Запуская вирус в компьютер, он знал, что у него не очень много времени, прежде чем охранники обнаружат его местонахождение. Еще на Атлантиде он убедился, что все, кто отправлялся на эту миссию, знают, как загрузить вирус, на случай, если что-то произойдет с МакКеем, и теперь был более чем рад своему решению. Нажав клавишу ввода на компьютере, он быстро отсоединил блок с загрузочными данными и расстрелял его на части, чтобы гарантировать, что у Брикьена не будет ни единого шанса отменить работу вируса, разрушавшего всю информацию в компьютерной сети на этой базе.

Хотя Шеппард знал, что не сможет добраться до Врат, прежде чем его схватят или убьют, он не собирался сдаваться без боя, поэтому постарался уйти подальше и подыскать себе хорошее укрытие. Пытаясь вспомнить расположение здания, он продолжал посматривать на детектор признаков жизни, чтобы знать, есть ли кто-нибудь перед ним или сзади.

К своему сожалению, очень скоро он увидел, что за ним следует группа охранников, а еще больше их находится в проходе перед ним. Шеппард знал, что Брикьен пытался окружить его и вполне преуспел в этом. Охранники были во всех проходах, ведущих наружу, и их было слишком много, чтобы дать Джону шанс уйти.

Поняв, что охранники все ближе, Шеппард не стал больше бегать и зашел в зал, заканчивающийся тупиком, гарантируя, по крайней мере, что никто не подкрадется к нему сзади. Не то, чтобы в этом было большое преимущество, особенно если учесть, что почти все охранники на базе стремительно приближались к его укрытию.

Быстро вытерев потные руки о штаны, он крепко сжал свой P-90, жалея, что не может как следует удерживать его и стрелять с детектором в руках. Вместо этого ему придется полагаться на более примитивные методы, чтобы знать, приближается ли кто-либо... или все вместе к его позиции. Внимательно прислушиваясь к малейшему звуку, чтобы заметить любое изменение и подготовиться к приближению охранников, он испытывал желание рассмеяться над иронией ситуации... "последний бой Шеппарда"...

На самом деле все это не слишком отличалось от финала, с которым он всегда предполагал столкнуться: во вражеском объекте, куда он проник в одиночку, окруженный обнаружившими его охранниками... все было точно так, как он ожидал с тех пор, как стал участвовать в секретных операциях. Однако само место определенно отличалось от его представлений. Вместо какой-нибудь ближневосточной страны на Земле он находился в галактике Пегас на планете с двумя лунами. Хотя, по крайней мере, он столкнулся с людьми, а не с высасывающими жизнь вампирами или крошечными роботами, создающими из себя двойников Древних в духе какой-нибудь бредовой научно-фантастической идеи.

Внезапно его хаотичные мысли были прерваны, поскольку он ощутил небольшие колебания в воздухе и почувствовал слабый запах пота. Звуков он почти не слышал; очевидно, эти ребята были обучены ходить тихо, и они знали, что он должен быть где-то рядом. Конечно, им все еще не было известно его точное местоположение, так что он планировал использовать это преимущество по максимуму.

Выждав минуту, чтобы позволить им подойти поближе... он прыжком выскочил в пересекающийся проход и расстрелял из своего P-90 людей, кравшихся к его позиции. Трое из них были мгновенно мертвы, еще двое ранены, но шестому удалось отскочить в безопасное место, а еще двое начали стрелять в Шеппарда, заставив его отступить назад в зал.

Шеппард ощутил легкий трепет победы, оттого что пережил первое столкновение, хотя он знал, что теперь они знают его точное местоположение.

Ему не пришлось долго ждать, прежде чем они применили новую стратегию. В зал швырнули канистру, которая взорвалась от удара, выпустив какой-то газ. Шеппард сделал глубокий вдох, набрав в легкие пока чистого воздуха, и задержал дыхание, после чего упал на землю, надеясь, что когда они подойдут к нему, он все еще будет в сознании и сумеет забрать нескольких из них с собой.

Спустя пару минут, когда его легкие начали требовать кислород, и зрение стало расплывчатым, он увидел, что несколько охранников приближаются к нему. Прежде чем они успели отреагировать на тот факт, что он в сознании, Джон расстрелял их в упор.

Однако отдача оружия заставила его непроизвольно вдохнуть воздух, все еще наполненный газом. Шеппард почувствовал, как P-90 выскальзывает у него из рук, и его голова падает на пол... а затем он больше ничего не помнил...

Глава 2

Шеппард очнулся от чувства, что его руки сильным рывком заломили за спину, а затем крепко связали грубыми веревками. Веревки впились в кожу, препятствуя кровообращению.

- Он просыпается, - послышался чей-то резкий голос.

- Хорошо! - Ответный голос был такой же резкий, и Джон почувствовал сильный болезненный удар в живот.

- Не могу даже представить, как счастлив будет Брикьен, когда узнает, что мы тебя схватили. Он очень давно мечтает поговорить с тобой. - Пытаясь отдышаться, Шеппард мутным взглядом посмотрел вверх на источник голоса. - И можешь быть уверен: после того, что ты сделал сегодня, он жаждет поговорить с тобой еще больше, - продолжил тот с кривой ухмылкой. - Многие из нас жаждут.

Громилы дернули Шеппарда вверх, заставляя подняться, но его ноги подкашивались, и он бы упал, если бы они безжалостно не удерживали его за руки. Прежде чем он сумел заставить ноги слушаться, а коридор перестать вращаться, так, чтобы мог идти самостоятельно, охранники двинулись вперед.

Его ноги продолжали цепляться за неровный пол комплекса, и вместо ходьбы он продолжал волочиться между ними. Шеппарду потребовались несколько минут, чтобы достаточно сосредоточиться и понять, что они направляются к Звездным Вратам, а это значит, что его переправят в другой мир. Учитывая его обычную удачу, скорее всего, такой, о котором экспедиция Атлантиды никогда прежде не слышала.

К тому времени, как они вышли из комплекса, Шеппард смог, наконец, идти самостоятельно, и вместо того, чтобы грубо тащить его за руки, они использовали что-то типа винтовки, время от времени толкая ею его в спину и заставляя двигаться быстрее.

Когда они дошли до Врат, адрес был уже набран, так что у Джона не было шанса его увидеть. Он лишь надеялся, что МакКей или Зеленка сумеют применить свою магию и считать последний набранный адрес из наборного устройства, чтобы узнать, куда его увели.

Когда винтовка подтолкнула Шеппарда к ступенькам, ведущим на возвышение, он чуть не споткнулся, бросив взгляд на большую лужу крови, которую, как он предполагал, оставил там МакКей. Он с трудом сглотнул и мысленно помолился, надеясь, что с Родни все будет в порядке. Джон оглянулся, ища какой-нибудь способ избавиться от охранников и остаться на планете, где его команда... а не его семья... будет искать его в первую очередь. Но охранники со строгими лицами окружили его со всех сторон, и их оружие, направленное ему в голову, быстро заглушило эти мысли.

Он еще немного помедлил, прежде чем пройти через горизонт событий, но нетерпеливый охранник толкнул его вперед, и, попав на другую сторону, он потерял равновесие. А поскольку его руки все еще были крепко связаны за спиной, он не смог удержаться на ногах и свалился на землю.

- Ты хоть раз думал о том, чтобы позволить кому-нибудь двигаться самостоятельно? - спросил Джон, оглядываясь на толкнувшего его человека.

Охранник только ухмыльнулся Шеппарду, и Врата за их спиной закрылись. Пленник огляделся вокруг и с удивлением увидел, что они находятся посреди бесплодной пустыни. В любом направлении на мили ничего не было. Но прежде чем он смог придумать какое-нибудь остроумное замечание, которое принесло бы ему информацию о том, где находится форпост... или немного боли от охранника, посчитавшего его слишком любопытным, этот самый охранник крикнул:

- Ладно, набирайте следующий адрес.

"Ну, конечно", с горечью подумал Джон. "Они хотят сделать мои поиски для Атлантиды максимально трудными". Теперь им нужно было не только вычислить адрес Врат из предыдущего мира, они должны были также выяснить, куда его отправили из этого мира, и, вероятно, еще нескольких других, через которые его протащат. Шеппард чувствовал, как надежда на то, что команда найдет его, тает с каждой минутой, и жалел, что не может выместить свое расстройство на подвесной груше в Атлантиде... где он был бы в безопасности со своей командой.

Но при этом он ни капельки не жалел о своем решении уничтожить информацию в компьютере Брикьена. Он знал, что Атлантиде теперь ничто не грозит, и злодею-ученому потребуются годы, чтобы восстановить все свои прежние исследования и вновь создать оружие. Надо надеяться, до того времени с ним будет покончено раз и навсегда.

***

Шеппарда протащили еще через несколько Врат подряд, каждый раз заставляя отворачиваться, когда набирался новый адрес. Наконец они остановились на планете, освещаемой только тонким полумесяцем. Дул сильный ветер, и Джон дрожал от холода. Планета выглядела пустынной со скалистыми горами и лишь несколькими жесткими кустами, разбросанными тут и там. Этот мир выглядел неуютным и неподходящим для жизни, так что был идеальным местом для резервной базы Брикьена.

Охранник толкнул подполковника вперед, заставляя идти под пронизывающим ветром. В течение следующего часа или около того они двигались, казалось, в случайном направлении, все дальше удаляясь от Звездных Врат в горы. Тут не было даже козьих троп, и Шеппард понял: Брикьен позаботился о том, что если кто-то случайно попадет в этот мир, то посчитает его пустым и покинет, прежде чем обнаружит его укрытие.

Из-за неровной поверхности, рыхлой почвы, быстрого темпа и крепко связанных за спиной рук Джон часто спотыкался и падал. Когда это произошло в очередной раз, он упал на острый камень и распорол правое колено, чуть не вскрикнув от боли. Ему и до того было тяжело подниматься после каждого падения, поскольку он не мог использовать руки. Помощь же охранников заключалась в том, что они либо впивались в него грозными взглядами и угрожали винтовками, как будто страх быть застреленным мог помочь ему встать, либо резко пинали в живот ботинками, что, должен он признать, определенно заставляло его сводить время, проведенное на земле, к минимуму.

К сожалению, на этот раз, когда он попробовал встать, правая нога подкосилась под ним, и Джон оказался в том же положении, с которого начал. Он быстро попытался встать снова, надеясь, что охранники не будут практиковать на нем свои методы борьбы, но обнаружил, что из-за острой боли в колене в настоящий момент просто не может стоять. Охранники, однако, решили, что он просто ждет очередных ударов, и Шеппард почувствовал резкий тычок прикладом в плечо и услышал грубый голос, требующий, чтобы он встал. От внезапной боли Джон задохнулся и гневно ответил:

- Послушайте, я делаю это не нарочно! Если бы вы просто развязали мои руки... не знаю... может быть, я смог бы встать!

Охранникам, очевидно, не понравилась эта идея, и вместо того, чтобы освободить ему руки, двое амбалов подняли его на ноги. Шеппард стоял, впившись взглядом в охранника и пытаясь не давить всем весом на больную ногу. Тот в ответ злобно сверкнул на него глазами.

- Когда я говорю "встать", ты встаешь! - с нажимом произнес он, погрузив свой кулак в живот Шеппарда и выбив из дух.

Пленник согнулся далеко вперед, повиснув в жестких захватах на своих руках, и попытался отдышаться и унять боль, вызванную ударом. Прежде чем он полностью оправился, охранник, которого Джон решил назвать Джорджем, приказал всем двигаться дальше. Шеппард, наверное, упал бы снова, но Джордж, вероятно, подумал, что они могут добраться до теплой базы быстрее, если им не придется останавливаться каждые десять минут, чтобы поднимать его. Так что охранники схватили его под руки с обеих сторон и потащили вперед. Вскоре после этого показалась дверь, ведущая в один из холмов. Ее вряд ли кто-нибудь мог заметить, если бы не оказался прямо перед ней, поскольку она была такого же цвета, что и холм, и легко сливалась с ним. Дверь открыли изнутри, прежде чем ее достиг первый из охранников, и подполковник предположил, что у входа должно быть что-то типа системы наблюдения.

Шеппард был рад убраться с пронизывающего ветра и зайти в отапливаемый бункер. Гораздо меньше его радовали мысли о том, с чем он столкнется в указанном бункере, тем более, зная, что атлантийцам, даже с МакКеем во главе, потребуется какое-то время, чтобы найти его... и он даже не был уверен, жив ли Родни...

"НЕТ!" сказал сам себе Джон. "Я ни за что не разочаруюсь в Родни. Я не буду думать, что он мертв, пока не увижу его гниющий труп. Кроме того, когда кто-то постоянно ноет, что умирает или собирается умереть, как это всегда делает Родни, он не может действительно умереть в ближайшее время. Ирония судьбы просто не позволила бы этому произойти". При этой мысли Шеппард позволил себе легкую улыбку, хотя она не задержалась надолго, поскольку его втащили в холм.

Место напомнило ему о базе дженаев, где его держали, когда Кола кормил им рейфа, и эта мысль ни в коей мере не уняла его опасения. Шеппард изо всех сил пытался контролировать свое дыхание и не дать понять охранникам, что его вообще что-то волнует.

Наконец, они вошли в короткий коридор с клетками, стоящими в ряд с одной стороны. Хотя между клетками были массивные стены, от самого коридора они отделялись только тюремными решетками. "Вероятно, чтобы у людей в клетках не было никакой частной жизни", мрачно подумал Джон.

Клетки тоже неприятно напоминали дженаевские, хотя были достаточно несхожими, явно свидетельствуя о том, что этот бункер никогда не принадлежал дженаям. Шеппард с удовлетворением заметил, что все клетки были пустыми, поскольку мысленно все еще возвращался к времени, проведенному у Колы. Хотя в прошлый раз ему и удалось сбежать с помощью Тодда, он больше ни за что не хотел бы снова испытать боль от кормления рейфом. Так что, зная, что в соседней клетке нет рейфа, он ради душевного спокойствия был вполне рад отказаться от мысли о помощи подобного заключенного.

Пленника с силой втолкнули в большую клетку. Его колено пронзила острая боль, и он, не в состоянии устоять на ногах, упал на землю. Два охранника и Джордж последовали за ним в клетку, в то время как еще трое ждали снаружи с оружием, направленным на него. Шеппард подумал, что это немного чересчур. Конечно, он мог бы подумать о том, чтобы снять четырех охранников, но определенно не пятерых или шестерых... если бы у него не было оружия, конечно.

Один из охранников рывком поставил Джона на колени, в то время как другой разрезал веревки, связывающие его запястья. Затем без предупреждения охранники начали стаскивать его куртку. Жилет с него сняли еще на первой планете. Как только воздух клетки соприкоснулся с голой кожей его рук, он понял, что Брикьен не тратил впустую энергию на обогрев.

- Эй, здесь, вроде как, холодно, так что я был бы очень признателен, если бы вы оставили мою куртку. К тому же, это - не ваш цвет.

Джордж только рассмеялся, после чего приказал охранникам снять с него ботинки и носки.

- Я не это имел в виду, - пробормотал Шеппард, когда левый ботинок и носок были резко сдернуты с его ноги. Когда они принялись стаскивать правый ботинок, Джон не мог не издать небольшой рык, поскольку, торопясь, они задели его пульсирующее колено.

Как только они закончили, Джордж велел двум охранникам поднять его на ноги и заглянул ему прямо в глаза.

- Я только хочу, чтобы ты немного почувствовал, с чем столкнешься, когда сюда прибудет Брикьен, - сказал он.

С этими словами Джордж ударил Шеппарда кулаком в живот. Охранники, удерживающие пленника, не дали ему согнуться, и тут кулак Джорджа въехал прямо Джону в лицо. Тот смотрел на своего мучителя с яростью в глазах, но прежде чем смог найти слова, чтобы выразить отвращение к этому человеку, кулак снова ударил его в лицо. На этот раз, когда он от боли попытался опуститься на землю, охранники отпустили его.

Как только Шеппард попробовал сфокусировать взгляд, Джордж опустился рядом с ним на корточки и прошептал:

- Помни, это - только начало, - после чего в сопровождении остальных охранников покинул клетку и выключил основной свет в этой зоне, оставив только бледно-синюю аварийную лампу в зале.

Шеппард, пытаясь не обращать внимания на пульсирующую боль в голове, свернулся в клубок, чтобы сохранить тепло. "Мысли позитивно, Джон", сказал он себе. "Это именно то, что тебе сейчас нужно. Помни, твоя команда никогда не перестанет тебя искать, и лучшие умы двух галактик работают над этим". Он припомнил все прежние случаи, когда команда находила его, и улыбнулся. "Да, они найдут меня", сказал Джон сам себе, "ведь раньше они никогда не терпели неудачу".

Глава 3

Шеппард провел большую часть этой ночи, шагая по своей камере. Его организм привык к стандартному времени Атлантиды, а поскольку там был еще день, он не настолько устал, чтобы хотеть спать. Кроме того, задремать ему мешал слишком сильный холод. Вместо этого Джон вышагивал по клетке, потирая руки в слабой попытке согреться. Каждые несколько минут его тело начинало яростно дрожать, и Шеппард мог только надеяться, что ночи на этой планете короткие, и что днем в его камере хоть немного потеплеет. Однако он беспокоился о том, что принесет ему новый день. "Скорее всего, еще больше мучений", думал он, пытаясь выгнать боль из своей пульсирующей головы.

Мысли Джона обратились к тому времени, когда он впервые столкнулся с Брикьеном. Это должна была быть простая миссия на планету с технологией Древних, но конечно, ни одна миссия с его командой никогда не бывала простой. Они прибыли на "необитаемую" планету солнечным утром, и их датчики сразу зафиксировали источник энергии, заставивший МакКея пускать слюни. Когда они добрались до форпоста, оставленного Древними, то обнаружили, что этот мир не так уж необитаем, как им хотелось. Вскоре после этого их захватили в плен.

Захватчики переправили их через Врата на другую планету и посадили в камеру. Через несколько часов Шеппарда вывели и повели на допрос к их главному, парню по имени Брикьен. Похоже, он был злодеем-ученым, желающим завоевать мир, или, по крайней мере, его пегасской версией. Подполковник обнаружил, что Брикьен создавал биологическое оружие, собираясь использовать его против других планет, чтобы воровать их технологии и ресурсы. К своему ужасу Джон также узнал, что он испытывал его на людях, похищенных из других миров, включая женщин и детей.

Шеппарда затошнило от этих мыслей, и он поклялся, что не даст этому негодяю реализовать свои планы и освободит пленников. Правда, в тот момент он мало что мог сделать. Когда после допроса Брикьена его тащили обратно в камеру, он был почти без сознания. Придя в себя, он обнаружил, что его команду отделили от других морпехов, и Джона переполняло беспокойство за их судьбу.

Следующие два дня прошли как в тумане, поскольку Шеппард продолжал "наслаждаться" своеобразным гостеприимством Брикьена. А потом тот решил продемонстрировать своему пленнику созданное им биологическое оружие. И тут Джон узнал, что его слабым местом была система доставки. Хотя Брикьен мог поразить своими биологическими компонентами одного человека за один раз, ему нужно было что-то наподобие лучевой технологии, чтобы охватить сразу многих, сделав свое оружие более эффективным.

Ученый приказал ввести одного из заключенных, который был подвергнут воздействию оружия, и Шеппард почувствовал боль, увидев, как тело человека начало разрушаться. После этого Брикьен заявил, что если Шеппард не выдаст ему нужную информацию, он использует свое оружие против планеты этого человека. Мерзавец прекрасно понимал, что Джон скорее предпочтет подвергнуться пыткам, чем рисковать жизнями других, даже людей, которых он никогда не встречал.

Мужчина залился слезами, однако отказался умолять о жизнях своей семьи, друзей и близких. Подполковник знал, что не может предать Атлантиду, даже ради спасения другой планеты, но чувствовал, как все внутри у него сжалось от отчаяния и невозможности что-то сделать. Он не согласился выдавать информацию о городе, и вместо этого попытался использовать что-нибудь другое, все, что только мог придумать, чтобы заключить сделку, не навредив своим людям. Брикьен отказался от всего, что предложил ему Шеппард, но тут судьба совершила неожиданный поворот. Джон не успел ничего заметить, как пленник, о котором все совсем забыли, внезапно рванулся, выхватил у охранника винтовку и выпустил шквал пуль в оружие. По крайней мере, одна из тех пуль попала во что-то важное, и оружие взорвалось. Шеппард находился слишком близко к месту взрыву и потерял сознание.

Он очнулся от того, что бывший пленник сидел рядом с ним на корточках и тряс его. В хаосе, возникшем от разрушения оружия, Брикьен исчез. Как стало известно Шеппарду позже, злодей-ученый узнал, что Атлантида ищет своих людей, и теперь они могли точно определить их местоположение. Как только Шеппард смог снова двигаться, ему с помощью его союзника удалось освободить свою команду, остальных морпехов и всех людей, на которых экспериментировал Брикьен. Но того уже и след простыл, и большинство его охранников тоже исчезло. Догадавшись, что скоро прибудут люди из Атлантиды, злодей скачал все свои исследования и удрал. Подполковник повел толпу к Вратам, и по пути они действительно встретили спасательную команду.

Шеппард отвлекся от этих мыслей. Несмотря на холод, он больше не мог продолжать ходить. Его колено пульсировало острой болью, и он боялся, что если не сядет, нога подогнется под ним во время ходьбы. Джон медленно опустился на землю, прислонился спиной к холодной стене и обнял руками колени в тщетной попытке сохранить хоть малую толику тепла своего тела.

Его мысли стремительно неслись все дальше, и он задумался, что принесет ему новый день, и какие пытки придумает для него Брикьен. Чтобы отвлечься, он начал в уме решать математические уравнения. Он всегда любил математику, и обнаружил, что она часто помогала ему расслабиться. Шеппард помнил лицо МакКея, когда он впервые продемонстрировал ему, что кое-что смыслит в математике. Это было как раз перед тем, как он ушел спасать Самнера, Тейлу и остальных, захваченных рейфами во время их первого похода через Врата в галактике Пегас. Родни выглядел потрясенным при виде солдата, имеющего хоть какой-то интеллект, и пришел в полное замешательство. Джон все еще помнил, как тот запнулся, и слегка улыбнулся про себя... Потом был еще момент на планете с Братством, когда МакКей узнал, что Шеппард, мог стать членом Менса. Джон не был уверен, что МакКей когда-нибудь поймет, как кто-то мог быть достаточно умным, чтобы пройти тест, но решил не присоединяться к обществу.

Внезапно сильная дрожь отвлекла Шеппарда от этих мыслей. Вместо того чтобы попытаться вспомнить, о чем только что думал, он снова начал решать математические уравнения и надеяться, что ночь скоро закончится, и с ее окончанием станет теплее.

Продолжение следует...
Сообщение отредактировал iris - Суббота, 14 Ноября 2015, 17:34
Награды: 8  
Kitten Дата: Суббота, 14 Ноября 2015, 00:10 | Сообщение # 2
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6793
Репутация: 1988
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
а во-вторых, очень жестокая.

хотя я не приветствую излишнюю жестокость. но думаю, не жесточе того, что творят с Шеппом некоторые фикрайтеры.
Цитата iris ()
Внезапно сильная дрожь отвлекла Шеппарда от этих мыслей. Вместо того чтобы попытаться вспомнить, о чем только что думал, он снова начал решать математические уравнения

это больше по части МакКея. нежели Шеппарда. Джон (как солдат) наверное стал бы припоминать прежние миссии, свои подвиги, в том числе и на амурных полях.

Цитата iris ()
о нынешнем местонахождении Брикьена.
что-то я плоховато помню данного перса и его увлечение биологическим оружием с желанием испытать его на Атлантисе. Колью помню, Коуна из дженаев помню. Помню, атлантийцы ловили Майкла пов сей галактике, попутно уничтожая его базы.

Цитата iris ()
Похоже, он создал еще одну лабораторию на планете M5G-173 и работает над биологическим оружием, которое собирается использовать против Атлантиды.
все равно Майкла ему в этом не переплюнуть (если конечно он не работает на Майкла ... если они не снюхались на почве уничтожения Атлантиса).

Цитата iris ()
Информация получена от дженаев
не самый надежный источник информации. Дженаи себе на уме.

Фик вцелом хороший. хотя и тяжеловат в прочтении.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Суббота, 14 Ноября 2015, 17:33 | Сообщение # 3
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
не жесточе того, что творят с Шеппом некоторые фикрайтеры.


Нет, этот фик, пожалуй, самый садистский из тех, что мне попадались. Если бы я до того не перевела рассказы и уже не вымучила первые пару глав, то, наверное, вряд ли взялась бы за него. Да и сидела я с этим фиком очень долго, дольше обычного. По крайней мере, больше месяца.

Цитата Kitten ()
Джон (как солдат) наверное стал бы припоминать прежние миссии, свои подвиги


Это у него еще впереди...

Цитата Kitten ()
что-то я плоховато помню данного перса и его увлечение биологическим оружием с желанием испытать его на Атлантисе.


А его и не было, он - исключительно плод фантазии автора. Наверное, мне нужно было указать его, как ОМП. Я так и сделаю...

Цитата Kitten ()
Фик вцелом хороший. хотя и тяжеловат в прочтении.


Ох, дальше еще тяжелее. Немного полегчает сразу после 6 главы,


Ладно, выкладываю дальше...

***

Шеппард услышал звук приближающихся шагов и быстро встал, чтобы столкнуться с теми, кто идет, лицом к лицу. Он предполагал, что на этой планете сейчас конец дня или ранний вечер, но не мог знать наверняка. Хотя его тело, наконец, желало сна, люди Брикьена гарантировали, что он его не получит. Каждый раз, когда он начинал дремать, включалась сирена, не давая ему заснуть. Кроме того, голод и жажда Джона все возрастали; уходя с Атлантиды, он только слегка позавтракал, и с тех пор ни разу не ел. И все же он сомневался, что те, кто сейчас шел к его камере, несли ему воду или еду.

Подошел Джордж вместе с тремя другими охранниками и встал перед решетками камеры. На его лице расплылась широкая улыбка, заставив заключенного почувствовать себя чертовски неуютно.

- Как здорово, что вы зашли, - язвительно заметил Шеппард. - Я уже думал, что вы обо мне забыли.

- Повернись.

Намерениям Джона наброситься на охрану и захватить оружие не суждено было сбыться, поскольку один из охранников заставил его повернуться и связал запястья за спиной.

Шеппарду оставалось только слегка хромать, пока Джордж вел его к тому, что, как догадался Джон, было комнатой для допросов - или, точнее, камерой пыток.

Там его усадили на жесткий металлический стул, пристегнув руки по бокам и прикрепив специальными зажимами лодыжки к ножкам стула. Два охранника встали у него за спиной, где он не мог их видеть, и Шеппард почувствовал, что его тело застыло от напряжения. Джордж вышел из комнаты, в то время как третий охранник встал у двери, направив винтовку на пленника, как будто тот, с привязанными запястьями и прикованными к стулу ногами, мог даже подумать - ну ладно, попытаться - сбежать.

Минуты шли, и Шеппард задумался, сколько времени его тело может оставаться напряженным, пока он ждет, когда его ударят охранники или появятся Брикьен и Джордж. Наконец, после того, как для Джона прошла целая вечность, дверь в комнату открылась, и вошел Брикьен в сопровождении Джорджа.

Ученый не очень изменился с тех пор, как Шеппард увидел его в первый раз: его глаза оставалась такими же холодными, расчетливыми и злобными, как и прежде. Хотя с тех пор подполковник сделал очень многое, способное взбесить его, и он знал, что Брикьен воспользуется любой возможностью, чтобы причинить ему страдания.

- Шеппард, я должен сказать, что события, связанные с твоим пленением, вызвали у меня противоречивые чувства. С одной стороны, ты уничтожил мое оружие, все мои исследования в этой области, заставил меня оставить мою исследовательскую базу, ранил и убил многих моих людей. - Пока он перечислял каждое обвинение против Джона, кулак одного из охранников вступал во взаимодействие с какой-нибудь частью его тела, как бы заставляя акцентироваться на этих словах. - С другой стороны, - продолжил Брикьен, - теперь я могу заставить тебя сполна заплатить за нанесенный ущерб и разрушения.

- Ну, вообще-то я оставил свою кредитную карту дома, так что, может, мы просто занесем это на мой счет?

Хотя Брикьен не знал смысл земных терминов, он, конечно, понял мысль Шеппарда и подал сигнал одному из охранников за его спиной. Джон почувствовал резкий удар палкой по груди, вышибивший из его легких весь воздух. Он издал хриплый звук, после чего вызывающе посмотрел на ученого.

- Ты мог бы просто сказать "нет"!

Брикьен холодно улыбнулся.

- Мог бы. Но хочу, чтобы ты усвоил мою мысль: каждый раз, когда ты скажешь что-то, что мне не понравится, будешь испытывать боль.

- Возможно, но я обычно предпочитаю не усваивать подобные мысли, по крайней мере, пока в состоянии дышать.

- Шеппард, ты не можешь всегда получать то, чего желаешь; это еще одна мысль, и я надеюсь довести ее до тебя.

- Ну, не знаю, Брикьен. Я желал, чтобы твое оружие и результаты исследований были уничтожены, и что ты думаешь, так и случилось!

Еще только обдумывая эту фразу в уме, Джон знал, что дорого заплатит за этот небольшой акт дерзости, и не ошибся. Один из охранников ткнул его кулаком в лицо, в то время как другой с громким треском ударил палкой в бок. Подняв на Брикьена помутневшие глаза, Шеппард выдохнул:

- Хотя, ты, наверное, прав. Я желал, чтобы тебя осколками разорвало на части, и все же ты до сих пор здесь.

Джон знал, что это далеко не самая умная вещь, но это было все, что он смог придумать, поскольку его голова раскалывалась от боли. МакКей почти наверняка сказал бы ему, что в таком случае он вообще не должен ничего говорить, особенно когда за его спиной стоят два разъяренных охранника. Прошло не менее минуты, прежде чем невозмутимый Брикьен приказал им остановиться. К этому времени у Шеппарда было, по крайней мере, два, если не три сломанных ребра, и он вынужден был сплюнуть кровь, которая собралась у него во рту от нескольких злобных ударов по лицу. Однако Ронон заявил бы, что любой акт неповиновения своим похитителям - хорошая мысль, поскольку это напоминает вам, что вы еще не сломлены.

Когда Шеппард, тяжело дыша, откинулся назад, Брикьен заметил:

- После встречи с тобой я часто задавался вопросом: как ты воспитывался, и какая у тебя была семья. Что сделало тебя таким, каким ты стал сегодня? А поскольку я - ученый, думаю, ты можешь понять мое любопытство. Я спрашивал себя, что заставляет человека все время подвергать себя опасности, чтобы помогать другим, даже людям, о которых он ничего не знает? Что заставляет этого человека не повиноваться даже перед лицом очень сильной боли? Мне было особенно любопытно, поскольку из надежных источников я узнал, что ты даже не из этой галактики, а из мира, в котором никогда не слышали о рейфах. Какие родители могли быть у такого человека? Ты был для меня загадкой, Шеппард, и я долго ломал над этим голову.

На протяжении этой небольшой речи Джон пытался выяснить, какую игру затеял его враг. Но он никак не мог этого понять, то ли из-за хитрости Брикьена, то ли из-за невыносимой боли в голове, и пришел к выводу, что скорее всего из-за того и другого. Он встретился с противником взглядом и сказал со своей обычной беспечностью:

- Ты разве не знаешь, что любопытство сгубило кошку?

- Впрочем, - продолжил Брикьен, не обращая внимания на его слова, - в отношении тебя у меня сейчас есть более неотложное дело.

- Да? И что же это может быть? Ты хочешь присоединиться к американским Военно-воздушным силам? Хочу тебя разочаровать, они обычно не принимают подонков. - К удивлению Шеппарда, после этого заявления боли не последовало.
- Речь идет, - хладнокровно ответил ученый, проигнорировав комментарий подполковника, - о передатчике в твоей левой руке.

- Передатчике? Что еще за передатчик? Думаю, ты слишком насмотрелся научно-фантастических сериалов, - возразил было Джон.

Брикьен шагнул вперед и наклонился поближе к Шеппарду. Тот боролся с желанием откинуться назад, но вместо этого остался на месте и смело глянул прямо ему в глаза.

- Тот, что я собираюсь вырезать из тебя. - Брикьен отступил, уступая место Джорджу, доставшему нож из-за пояса.

- Эй... разве ты хирург? Я хотел бы подождать, пока мой домашний врач не проверит твои рекомендации.

- Доверься мне, - ухмыльнулся Джордж, пока Шеппард пытался унять свое все более учащающееся дыхание. - Я более чем пригоден для этого.

- Могу себе представить.

Джон почувствовал, как на лбу выступил пот, когда один из охранников отстегнул его левую руку и выпрямил ее, повернув ладонью вверх. Другой охранник держал его за плечо, вытянув его до предела, чтобы Шеппард не мог резко убрать руку. Брикьен отвлек его трепетное внимание от своей руки, сказав:

- Я приказал не удалять твой передатчик, когда вы только прибыли на эту планету, по эгоистичным причинам. Я хотел при этом присутствовать и сам все видеть.

- Ну, лично меня никогда не привлекали документальные фильмы по медицине, я всегда предпочитал смотреть американский футбол.

Джон пытался держать руку как можно ровнее, зная, что в противном случае боль будет еще сильнее. Он сжал кулаки и надеялся, что все будет закончено быстро. Он решил не смотреть, как нож будет вонзаться в его руку, и плотно сжал губы, удерживаясь от крика боли, пока тот прорезал его кожу и плоть, обнажая устройство, которое должно было помочь команде найти его. Пот струился по его лицу, в то время как Джорджу, казалось, потребовалось ненормально много времени, чтобы извлечь передатчик.

Наконец, Джордж закончил свою амбулаторную хирургию, и охранники отпустили его руку. Джон скосил глаза, чтобы рассмотреть новую рану на своей руке и пораженно смотрел, как кровь стекает вниз, образуя на полу небольшую лужу.

- Шеппард, у тебя действительно потрясающая терпимость к боли, - сказал Брикьен, пока Джордж взял у одного из охранников кусок грязной тряпки и обмотал рану, соорудив импровизированную повязку. Джон был уверен, что хотя это поможет остановить кровотечение, гарантирует инфекцию. Он вздрогнул от своих мыслей, услышав, как Джордж швырнул передатчик на землю и растоптал его.

"Ну", подумал он про себя, уставившись на разбитый передатчик, "надеюсь, это не помешает моей команде найти меня, хотя, вероятно, несколько затруднит поиски. Но, эй, МакКей любит принимать вызов, и я вполне мог бы ему это обеспечить".

Шеппард смотрел, как один из охранников снова пристегивает его пульсирующую руку к стулу, когда Брикьен заговорил вновь:

- Знаешь, всегда интересно сравнить то, что ты слышал о ком-то, с реальным человеком. Ты, твоя команда и остальные члены экспедиции на Атлантиду произвели сильное впечатление на людей этой галактики. Некоторые считают тебя и твоих людей Предками. Они думают, что вы вернулись, чтобы уничтожить рейфов. В глазах других вы - воры, захватившие город, на который не имеете никакого права. Тем не менее, мнение, сформировавшееся у людей о тебе конкретно, я считаю еще более интригующим. Большинство дженаев, например, смотрят на тебя, как на маньяка-убийцу. Судя по всему, ты заслужил подобную репутацию, убив за одну минуту шестьдесят их людей. Конечно, многие другие считают тебя героем. Они говорят о твоей храбрости и самопожертвовании, и все же интересно, что бы подумали эти люди, зная, что именно ты ответственен за пробуждение рейфов?
- Какое тебе дело до всего этого? - гневно сверкнул на него глазами Шеппард, отметая выдвинутые обвинения.

- Мне есть дело. Я хотел бы знать настоящего подполковника Джона Шеппарда.

- Я тебя совсем не знаю, Брикьен, - протяжно произнес Шеппард. - Мы не так уж долго знакомы, и я не уверен, что готов к подобной откровенности.

- Возможно, Шеппард, сейчас ты к этому не готов. Но уверяю, к тому времени, как я с тобой закончу, ты будешь готов.

- Я в этом сомневаюсь, - с вызовом бросил Джон.

Но Брикьен отвернулся от него и заговорил с охранниками.

- Поднимите его!

Охранники расстегнули его оковы и подтащили Шеппарда к центру комнаты, подальше от стула и стен. Как Джон ни старался, его колено подогнулось под ним, и он покачнулся.

- Шеппард, ответь мне, почему ты не разговаривал со своим отцом и братом более четырех лет?

Из-за ужасной головной боли, пульсирующего колена и затрудненного дыхания Джон почти перестал обращать внимания на слова Брикьена, но когда тот произнес это, он бросил на него пристальный взгляд. Негодяй жестоко улыбнулся, явно довольный тем, что его заявление вывело Шеппарда из равновесия.

- Уверен, тебя интересует, откуда я это знаю, но поверь, сейчас это совершенно не важно. А важно то, почему ты не возвращался в свой дом, пока твой отец не умер.

Джон постарался как можно быстрее скрыть свой шок и ужас, оттого что Брикьен узнал кое-что настолько личное о его жизни, но так и не смог придумать достойный ответ, и вынужден был довольствоваться правдой.

- Я никогда не отвечу тебе на этот вопрос!

- Очень хорошо, - со скучающим видом произнес Брикьен. - Я ожидал именно этого. - После этого он повернулся к охранникам и отдал приказ: - Вы можете иногда давать ему немного воды, но если он не ответит на этот вопрос, до самого рассвета не позволяйте ему сидеть, отдыхать или есть. Вы можете делать все необходимое, в разумных пределах, чтобы не давать ему спать и удерживать его на ногах. Да, и Шеппард, рассвет на этой планете наступит часов через десять.

После этого Брикьен и Джордж покинули комнату, а один из охранников крепко связал руки Джона за спиной, заставив его руку снова кровоточить под повязкой.

Шеппард прикинул, что он бодрствует уже более двадцати четырех часов и отчаянно пожалел, что не может прилечь даже на мгновение, чтобы хоть немного ослабить боль в колене и голове. Но он знал, что никогда не станет отвечать Брикьену на этот вопрос. Он не говорил об этом даже своей приемной семье на Атлантиде. Кроме того, Джон знал, что не сможет солгать, почему он так долго не разговаривал со своим отцом. Боль от утраты и оттого, что он не успел с ним попрощаться, была еще слишком свежа, и ему хотелось сделать хоть что-то, даже если это означало выдержать боль и страдания. Шеппард считал это одним из способов почтить память своего отца. Кроме того, Джон знал что, даже если бы он сказал Брикьену правду, тот нашел бы другую причину подвергнуть его пыткам. Ведь, в конце концов, смысл всего происходящего заключался в желании отомстить.

Шеппард переступил с ноги на ногу, пытаясь немного уменьшить давление на колено, а его мысли при этом крутились вокруг того, что собирается делать его враг.

Джон знал, что Брикьен горел жаждой мести, и что он достаточно умный и злобный, чтобы не останавливаться только на физической боли. Хотя в этом он был чрезвычайно искусен, о чем напомнило Шеппарду его тело, когда под ним подкосилась нога. "Нет", подумал он, "этот негодяй хочет, чтобы я испытал и душевные страдания тоже".

Вздохнув, Джон понял, что Брикьен проделал над этим довольно хорошую работу. Мысль о том, что он так много знает о его личной жизни, была просто отвратительной и вызывала у Шеппарда чувство тошноты. Он не говорил об этом даже своим самым близким друзьям, и все же Брикьен каким-то образом узнал об этом, и это вызывало еще один вопрос. Как именно он узнал это? Джон полагал, что наиболее вероятным объяснением является то, что на Атлантиде был какой-то шпион или предатель, предоставивший информацию их врагу. Вспомнив о нескольких стычках его команды с людьми Брикьена в последнее время, Шеппард подумал, что в этом есть смысл. Во время всех тех миссий они не должны были вступать с ними в контакт, и все же это происходило. Однако этих стычек было не так уж много, гарантируя, что никто не заподозрит среди них предателя, как и задумал Брикьен.

Еще хуже было то, что шпион все еще оставался на Атлантиде, и никто там даже не подозревал, что среди них есть предатель. Джон догадался об этом только сейчас и теперь ничего не мог поделать. Ведь он схвачен человеком, жаждущим причинить ему как можно больше боли, человеком, нашедшим уникальный и эффективный способ сделать его.

Брикьен знал, что Шеппард никогда не предаст Атлантиду, не выдаст коды или какую-нибудь важную информацию, и вместо этого он нашел кое-что, из-за чего никто не обвинит его в предательстве. Если он скажет Брикьену то, что тот хочет знать о его прошлом и семье, это никого не подвергнет опасности, и все же Джон не мог этого сделать. Сама мысль рассказать негодяю о том, что произошло в его семье, казалась ему предательством. Он, безусловно, скорее столкнулся бы с болью, чем позволил узнать этому ублюдку что-то большее, чем он уже знал о жизни Шеппарда, и Брикьен это понимал.

Брикьен был самым худшим из возможных врагов. Он был умен - не такой умный, как МакКей, а более злобный, злонамеренный, коварный и хитрый. Его ум распространялся на то, чтобы изучить каждую мелочь о своем противнике, найти его самые слабые места и использовать их. Именно поэтому он поставил Шеппарда в такое положение, заставив спорить с самим собой, что ему делать: почтить ли память своего отца единственным доступным для него способом, или сообщить врагу то, что он хотел услышать, в надежде, что это его достаточно удовлетворит, и что Джон сумеет сохранить силы до того времени, пока не сбежит или пока его не спасут друзья.

И, тем не менее, Шеппард решил отдать предпочтение первому и продолжал стоять на своем пульсирующем от боли колене, пока охранники внимательно следили за ним, чтобы не упустить момент, когда он зашатается.

Глава 4

Джону удалось без особых проблем простоять в течение первых шести часов или около того. Хотя он шатался, на самом деле потерял опору только дважды, что, учитывая его больное колено, было, по его мнению, довольно неплохо. Впрочем, каждый раз, когда охранникам требовалось убедиться, что он все еще не спит, те били его палкой, но большую часть времени он оставался в относительном покое.

Но спустя шесть часов стояния на одном месте его тело кричало от боли, и он чувствовал, что готов свалиться от усталости. Его колено, похоже, согласилось с телом, подвернулось под ним, и он рухнул вниз. Джон попытался оттолкнуться от земли, прежде чем на него налетят охранники, но его тело было слишком истощено и отказалось сотрудничать.

Охранники были рядом с ним через мгновение, и Шеппард почувствовал сильный удар ботинком в живот. Он попытался свернуться калачиком, но еще один удар палкой по пояснице заставил его разогнуться.

- Вставай немедленно! - потребовал охранник.

Джон попробовал еще раз, но у него ничего не получилось. Он напряг тело в ожидании следующих ударов. На этот раз нога попала ему в руку, из которой был вырезан передатчик, и Шеппард прикусил губу, чтобы сдержать крик боли.

Двое охранников потянули его за плечи, но он был не в состоянии стоять самостоятельно и повис в их руках мертвым грузом. И для пленника, и для охранников было очевидно, что в течение следующих четырех часов он не сможет стоять сам: истощение и раны брали свое. Охранники недолго посовещались, чтобы выработать план действий. Они решили развязать ему руки и затем надеть на них кандалы, прикрепленные к цепи, которая свисала с потолка. Они отрегулировали цепь таким образом, чтобы его руки были вытянуты над головой, а ноги едва касались земли.

- Так ты будешь на ногах, и тебе не придется беспокоиться о падении, - злобно усмехнулся один из охранников, после чего добавил: - Хотя, конечно, это может плохо отразиться на твоих плечах.

Шеппард слишком устал, чтобы придумать саркастический комментарий к этому замечанию, поскольку его плечи начали гореть от боли, удерживая тело вертикально. Чтобы отвлечься от страданий, вызванных его бедственным положением, и не думать о том, что произошло между ним, его отцом и братом Дэйвом, он решил вспомнить различные успешные миссии со своей командой. Такие, как, например, на M7G-677, где жили дети. Они не только вернулись оттуда живыми и невредимыми, но и остановили порочный круг самоубийств, имевших место на этой планете. Плюс, Шеппард никогда не мог забыть, насколько забавно было видеть, как МакКей там обращался с детьми. Это был прекрасный пример того, как не стоит вести себя с ними. Хотя Джон должен был признать, что некоторые из детей, в конце концов, поладили с колючим ученым и, хотя Родни никогда бы в этом не признался, Шеппард был уверен, что он их тоже полюбил.

Потом еще был случай, когда МакКей получил сверхспособности благодаря устройству, предназначенному помочь Древним вознестись. Джон улыбнулся, подумав о том, что было бы, сумей тот их сохранить. И даже прекрасно зная, что Вейр ему откажет, сам он тоже попросил у нее разрешения испытать это устройство. Он считал, что попытка того стоит, хотя, как и следовало ожидать, она кинула на него взгляд, говорящий: "Ты это действительно серьезно?" или: "Ты что, идиот?", прежде чем быстро сказать нет. Шеппард постарался не думать о том, что бы он сделал, если бы те сверхспособности были у него прямо сейчас; его приводило в бешенство собственное бессилие.

Понимая, что эти мысли ему не помогут, он решил вспомнить, как впервые увидел Ронона и Родни во время спарринга. Шеппард с трудом сдержал смех, вспоминая Родни в белом халате для каратэ с желтым поясом вокруг талии и привязанной к груди черной подушкой.

Для Джона было приятным сюрпризом, когда Ронон и Родни стали не только членами команды, но и друзьями. Честно говоря, он не был уверен, что это когда-либо произойдет, и все же это случилось. Шеппард чуть не засмеялся, вспомнив о том, насколько изменился Ронон в умении ладить с людьми по сравнению с тем, каким он был, когда они встретились в первый раз. Сатедианин прошел путь от человека, захватившего их с Тейлой в плен, до одного из самых близких его друзей, и даже отправился с Джоном на Землю на похороны его отца.

Шеппард чувствовал себя немного лучше, когда думал о том, что Ронон, Родни и Тейла - не считая остальных людей на Атлантиде - делают все возможное, чтобы найти его и спасти. Он только надеялся, что сумеет продержаться, пока они не придут.

***

Последний предрассветный час всегда самый темный, а в случае Шеппарда, самый тяжелый. Его плечи онемели, удерживая вес тела, но стоило ему хоть немного шевельнуть ими, как они начинали гореть мучительным огнем. Кроме того, казалось, что его глаза налиты свинцом и постоянно закрываются по собственной воле. Как бы Джон ни пытался бодрствовать, время от времени он начинал отключаться, и это заставляло охранников каждые несколько минут делать что-то, чтобы удерживать его бодрствующим: при этом их самым любимым развлечением было плескать ледяную воду ему в лицо.

Хотя в комнате было гораздо теплее, чем в его камере, Шеппард начал сильно дрожать, ведь его рубашка насквозь пропиталась водой. Тем не менее, даже это не особо помогало ему бороться со сном. Его мир сжался до небольшой точки, включающей только холод, боль, усталость и страдание. Он даже не помнил, почему испытывает эту пытку. Каждый раз, когда он пытался все вспомнить, это был какой-то... вопрос; и он знал, что не должен на него отвечать.

Наконец, после того, как, казалось, прошла вечность, дверь в комнату открылась, и вошел Джордж. Перед глазами у Джона все плыло, и он едва мог сфокусировать на нем на взгляд, но сумел понять почти все из того, что тот говорил.

- ...выдержал ночь, Шеппард. Поздравляю! Наслаждайся своим отдыхом, пока он у тебя есть, потому что очень скоро мы проведем вместе больше времени.

Джону понадобились все его силы, чтобы понять, о чем говорит Джордж, так что он не заметил, как охранники освободили его руки от наручников, и рухнул почти без сознания на твердый пол. Это пробудило боль в его многочисленных ранах, число которых за ночь существенно возросло, поскольку его стражи изо всех сил постарались не давать ему покоя. Когда охранники тащили его из комнаты, он даже не пытался идти. Шеппарда швырнули в его клетку, и он заснул еще до того, как за ним закрылась дверь.

***

Джон внезапно проснулся и резко сел, забыв, что его тело в данный момент нуждается в отдыхе. Но он, по крайней мере, получил несколько часов сна и чувствовал себя чуточку лучше, так что решил подвести итоги своего физического состояния.

Его одежда с предыдущей ночи была слегка влажной, и Шеппард продолжал дрожать от холода. Хотя, полагал он, это было не настолько плохо, как могло быть. Клетка немного нагрелась, то ли от дневного тепла, то ли оттого, что Брикьен включил обогрев, чтобы убедиться, что заключенный не умрет от гипотермии.

Левая рука Шеппарда горела огнем, и он видел, что "повязка" полностью пропиталась засохшей кровью. Все его тело казалось воспаленным, из-за боли в сломанных ребрах ему приходилось часто и неглубоко дышать. Колено распухло, и Джон задумался, что с ним будет, если он попробует на него ступить. Его левый глаз полностью заплыл, а когда он прикоснулся рукой к голове, в своих спутанных волосах нащупал засохшую кровь, и у него возникло чувство, что по его черепу стучат молотками.

Однако он напомнил себе, что все могло быть намного хуже. Он чувствовал себя готовым придумать план и попытаться сбежать. Джон осмотрел комнату в поисках того, что мог бы использовать, и заметил небольшую миску с водой, оставленную ему охранниками. Он нетерпеливо пополз к ней, как можно аккуратнее волоча за собой правую ногу. Хотя вчера ему несколько раз давали воду, ее каждый раз было очень мало, недостаточно, чтобы напиться. Он аккуратно поднес миску к губам и медленно выпил все ее содержимое. Это немного смягчило его пересохшее горло, но так и не позволило утолить непреодолимую жажду.

Выпив все до дна, Джон осмотрел деревянную миску на предмет ее возможного использования помимо миски как таковой. Она была изготовлена из твердой прочной древесины, и Шеппард полагал, что если ударить достаточно сильно, ею вполне можно сбить кого-то с ног. Он решил, что должен действовать, пока не слишком ослабел от ран и голода, чтобы двигаться и идти, не говоря уже о том, чтобы драться. Это сработало, когда он с Тоддом сбежал от Колы. При этом он старался не думать, что его первая попытка побега не удалась.

Джон устроился напротив задней стены камеры с миской, казалось, свободно лежащей в его правой руке. Он решил, что должен отдохнуть и собраться с силами, и когда охранники за ним вернутся, сделать свой ход.

Прошло почти два часа, и Шеппард, наконец, услышал звук приближающихся шагов. Когда они остановились перед его камерой, он изо всех сил старался сохранять вид измученного и избитого заключенного и лежать неподвижно. Он посмотрел на них, пытаясь продемонстрировать всю испытываемую им боль и слабость.

Как только один из охранников открыл дверь, Джордж приказал Шеппарду встать. Тот принялся медленно подниматься, используя стену для равновесия и поддержки в попытке создать у охранников ложное чувство безопасности. После этого Джон начал медленно, осторожно хромать к охранникам, делая вид, что просто забыл про миску в своей руке.

Шеппард видел, что это работает, поскольку охранники вели себя не так бдительно, как раньше. Их оружие висело по бокам, вместо того, чтобы быть направленным ему в голову. Очевидно, они решили, что перенесенных им пыток было достаточно, чтобы его сломить.

"Еще рано", подумал Джон, медленно хромая через дверь клетки. Как только один охранник отвернулся, чтобы закрыть дверь, Шеппард сделал вид, что споткнулся, приблизился к другому, а затем... набросился на него, правой рукой с силой ударив миской в голову и одновременно выдернув оружие из его ослабевшей руки. Он быстро повернулся и выстрелил в Джорджа, но его правое колено подогнулось, лишив равновесия, и вместо того, чтобы, как он планировал, попасть в сердце, пуля задела левую руку его врага. Джон прицелился, чтобы выстрелить снова, но его отвлек охранник, который закрыл дверь и кинулся в нападение. Он был слишком близко к Шеппарду, чтобы в него можно было стрелять, так что, вместо этого Джон ударил охранника оружием в челюсть, отбросив его снова к решеткам клетки. Но прежде чем ему удалось повернуться и снова напасть на Джорджа, он почувствовал зверский удар по спине и рухнул на землю. Перевернувшись, он уставился на Джорджа, стоящего над ним с тяжелым оружием, сжатым в руке. "Ну, по крайней мере..." с гримасой подумал подполковник, глядя, как нога Джорджа стремительно приближается к его голове, "...я доказал им, что все еще не сломлен".

Продолжение следует...
Награды: 8  
Kitten Дата: Суббота, 14 Ноября 2015, 17:53 | Сообщение # 4
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6793
Репутация: 1988
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
А его и не было, он - исключительно плод фантазии автора. Наверное, мне нужно было указать его, как ОМП.

да, скорее всего так будет правильно. Чтобы читатель знал. что это - чисто авторский персонаж. Просто он невольно напомнил мне другого перса ... точнее группу персов из числа беглых дженаев, подобных группе Кольи, с которыми атлантийцам да и пожалуй, слайдером в будщем придется иметь дело. Правда эти люди (беглые дженаи) сами тогда напоролись на приключения... ( я бы сказала цитатой из одной прочитанной стремной книжки: "Это не я, это они ПОПАЛИ!" (с)

Да уж, умеет Джон находить неприятности на свою задницу.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Суббота, 14 Ноября 2015, 18:03 | Сообщение # 5
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Да уж, умеет Джон находить неприятности на свою задницу.


Ну, еще больше неприятностей находят ему преданные фикрайтеры. :D

Ладно, выложу, уже, самую тягостную 5 главу, и заодно 6-ю (если поместится), а потом уже полегче будет...

Глава 5

Шеппард очнулся, чувствуя, что его руки разведены над головой в стороны, в результате чего все предыдущие раны болезненно натянулись. Охранники крепко привязали его запястья к решеткам камеры, так, что ноги едва касались земли, вызывая невероятное давление на уже и без того воспаленные плечи. Веревки врезались в плоть искалеченных запястий, и Джон чувствовал, как капельки крови стекают по рукам.

Он понял, что Брикьен тоже в комнате, когда тот сказал:

- Ну, это было довольно глупо, и должно, в конечном итоге, принести тебе немного боли.

Шеппард попытался повернуть ноющую голову, чтобы посмотреть на Брикьена. Наконец, он мельком увидел его и заметил, что рядом с ним стоит Джордж. Его левое плечо было перевязано. Глаза Джона расширились, поскольку он увидел длинный толстый кожаный кнут с несколькими сильно истрепанными концами, веером раздувающимися в его руках.

- Шеппард, до сих пор я не использовал этот кнут, поскольку хотел показать тебе, насколько мы можем быть разумными. Но ты только что совершил кое-что абсолютно неблагоразумное. Боюсь, теперь я должен преподать тебе урок за попытку к бегству и нападение на меня или моих людей. За то, что ты пытался сбежать, я собираюсь дать тебе пять ударов кнутом, а затем за каждого из моих людей, на которых ты напал, еще по пять, так что, в общей сложности, ты получишь двадцать ударов.

Заметив злорадство на лице Джорджа, Джон сглотнул желчь в горле. Он знал, что пришло время расплаты за огнестрельную рану и почувствовал, как напряглось его тело в ожидании того, что сейчас последует.

По приказу Брикьена один из охранников медленно подошел к Шеппарду и начал разрезать его футболку.

- Нет причин раздирать ее кнутом, и я не хотел бы, чтобы она помешала твоему уроку, - сказал злодей, когда охранник закончил срывать ее с пленника, обнажив его голую спину.

- Знаешь, - сказал Джон, сглотнув, - здесь сильно дует, и мне вообще-то нравилась эта футболка.

- Боюсь, теперь этому нельзя помочь, - произнес Брикьен со злой ухмылкой.

- Ты уверен, что для меня это - лучший способ извлечь урок? Разве у тебя нет книги или еще чего-то, что я мог прочитать вместо этого?

Его мучитель холодно усмехнулся.

- Ты, как всегда, шутишь, Шеппард, но уверяю тебя, сейчас все серьезно. Тебе нужно преподать урок о тщетности бегства и последствиях подобных попыток.

Брикьен отвернулся от Джона и обратился к Джорджу.

- Ты можешь начать, как только будешь готов. Если почувствуешь усталость, и твои удары станут не настолько сильными, как того требует наказание, остановись. Мы должны гарантировать, что каждый удар будет достаточно болезненным. Кроме того, я разрешаю тебе нанести ему два дополнительных удара, чтобы убедиться, что у тебя правильная техника. К тому же ты хочешь отомстить Шеппарду за свою рану.

Глядя на пленника, Джордж злобно усмехнулся, после чего посмотрел на свою руку, куда попала пуля Джона. Шеппард сглотнул, зная, что ему придется сполна заплатить за боль и разочарование, которые он доставил этому человеку. Его мышцы напряглись, и он с силой сжал руками решетки камеры, к которым был привязан.

Как бы Джон ни старался подготовиться, первый удар был подобен огненному вихрю, и у него перехватило дыхание. Джордж тихо рассмеялся и спросил:

- Ну как, нравится? Поверь, это ничто по сравнению с тем, что ты будешь чувствовать от последующих ударов.

Он поторопился подтвердить свое заявление, и Шеппард почувствовал, как новый удар сотряс его спину. Джордж был прав, во второй раз это было хуже, поскольку кнут пересек рваную рану на его спине.

- Теперь мы начнем! - произнес Брикьен со злым смехом.

Шеппард попытался удержать стон, поскольку понял, что, несмотря на всю боль, наказание еще даже не началось. Ему по-прежнему предстояло получить двадцать ударов.

Следующий удар был сильнее, чем два предыдущих, и концы кнута обвились вокруг спины Джона, дотянувшись до груди.

- Один.

- Помни, Шеппард, ты сам довел до этого и заслуживаешь каждый удар в полной мере, - пробормотал Брикьен.

Очередной удар отозвался в пульсирующей спине Джона взрывом огня.

- Два.

- Разве это не так, Шеппард? Ты не заслуживаешь этого?

- Три.

- Отвечай, Шеппард, или я добавлю еще один удар! - потребовал злой голос, но Джон едва мог на нем сосредоточиться, поскольку его тело напряглось в ожидании следующего болезненного удара.

- Нет, это... не моя... вина, - задыхаясь, пробормотал он. - Это... вина... злого ублюдка... который захватил меня...

- О нет, Шеппард, это твоя вина, и поскольку ты продолжаешь лгать, я думаю, что все-таки должен добавить еще один удар. - Повернувшись к Джорджу, он сказал: - Продолжай снова с трех.

Злобный охранник улыбнулся и вновь ударил Джона по спине, сказав:

- Три.

Пленник прикусил губу, чтобы удержать крик боли и пожелал, чтобы это побыстрее закончилось; тем не менее, он знал, что до конца еще очень далеко. Садистский ублюдок сделает все, чтобы довести его до пределов сил... на самом деле Джон начал задумываться, сумеет ли он раздвинуть эти пределы.

Джордж снова хлестнул его, добавив на спине новые кровавые полосы.

- Четыре.

- Я должен убедиться, что ты извлекаешь свой урок, Шеппард. Скажи мне, за что тебя секут?

- Пять.

- За то, что... меня... захватил... злобный ублюдок... который собирается... отнять мою жизнь!

- Боюсь, это неправильный ответ. Шеппард, это - полностью твоя вина, и мне нужно, чтобы ты признал это.

- Шесть.

Джон еще крепче стиснул решетки и затаил дыхание, напряженно ожидая следующего удара.

- Семь.

Удар был сильнее предыдущих, и Шеппард почувствовал, как кнут обернулся вокруг его груди.

- Я сказал, признай это! Или скажи мне, за что каждый удар, или я добавлю еще пять!

Джон подумал было не отвечать, но решил, что пора уступить.

- Пять ударов... за... попытку... бегства...

Следующий удар застал его врасплох, и он с трудом перевел дыхание, когда Джордж сказал:

- Восемь.

- А остальные?

- Они за... нападение... на... твоих людей...

- Девять.

Новый удар огнем прокатился по спине Джона, и он с трудом сдержал мучительный стон. Затем, не давая ему шанса прийти в себя, кнут щелкнул и снова вступил в контакт с его спиной.

- Десять.

Боль с каждым разом становилась все сильнее, но Джон почувствовал, что сила последнего выворачивающего наизнанку удара была не так велика, как предыдущих. Похоже, Брикьен тоже это заметил.

- Остановись, - велел он Джорджу. - Последний удар не имел силы, необходимой для этого наказания. Дай отдохнуть своей руке, и мы продолжим, когда ты будешь в состоянии причинить Шеппарду всю боль, которую он заслуживает. - После этого Брикьен повернулся к Джону, прислонившемуся лицом к решеткам своей камеры и пытающемуся отдышаться. - Боюсь, последний удар не будет засчитан в числе положенных двадцати. Нам придется снова начать с десяти.

Шеппард тяжело дышал, игнорируя Брикьена, как только мог. Он попытался подвести итоги своего текущего состояния и понял, что оно намного хуже, чем ему хотелось бы. Прежде всего, веревки, удерживающие его в вертикальном положении, глубоко врезались в израненные кровоточащие запястья. Во-вторых, его правое плечо сильно пострадало от попавшего в него удара кнутом и было, по крайней мере, болезненно напряжено, хотя он с удовлетворением отметил, что оно не вывихнуто. Его спина пульсировала с каждым ударом сердца, и Джон чувствовал, как по спине вниз стекает кровь.

Внезапно Шеппард почувствовал острую боль и резко выдохнул. Брикьен с силой надавил на одну из рваных ран в верхней части его спины.

- Кажется, ты не уделяешь мне внимание, Шеппард!

- Прости... я пытался... прийти в себя... после того... как с моей спины... содрали кожу...

- Ну, в дальнейшем, когда я говорю, постарайся меня слушать, потому что иначе я вынужден буду использовать менее приятные методы для привлечения твоего внимания. - Говоря это, Брикьен снова придавил одну из ран на спине Шеппарда.

- А ты когда-нибудь... задумывался... просто... оставить кого-то... с его страданиями... на некоторое время? - пробормотал Джон в ответ, изо всех сил пытаясь не кричать от боли.

- Шеппард, я знаю, что вчера ты решил не отвечать на мой вопрос о том, почему не разговаривал со своим отцом в течение многих лет. Возможно, вместо этого ты ответишь на другой вопрос. Почему все эти годы ты не разговаривал со своим братом, Дэйвом? Или его зовут Дэвид?

Джон лихорадочно думал, пытаясь понять, как Брикьен узнал, что он называет своего брата Дэйв, в то время как того зовут Дэвид. Хотя из их предыдущего разговора ему стало известно, что на Атлантиде был шпион, то, что его папа недавно умер, и что он годами с ним не общался, ни для кого не было секретом. Однако Шеппард не мог понять, как кому-то на Атлантиде, за исключением, возможно, Ронона, удалось узнать такую специфическую деталь о его брате.

- Ты меня слышал? Почему ты не разговаривал со своим братом?

Шеппард вернулся к разговору и попытался придумать, как ему ответить на этот вопрос, на самом деле не отвечая на него. Причины его нежелания общаться с братом были намного сложнее разрыва с отцом, и хотя Джон и Дэйв начали постепенно налаживать отношения, до завершения этого процесса было еще очень далеко. Слишком долгие годы молчания привели к возникновению обиды друг на друга, и чтобы ее преодолеть, теперь требовалось время... время, которого, как понимал Шеппард, у него может уже не быть.

- Ну... это... обычная... история... На самом деле... два брата... влюбляются... в... одну девушку... ссорятся из-за... нее... не разговаривают... многие годы... Такое... встречается... повсюду... на Земле...

Джон видел, что Брикьен ему не поверил, но не собирается делать из этого проблему, по крайней мере, прямо сейчас. Вместо этого он отвернулся, чтобы поговорить с Джорджем и другим охранником.

В течение следующих двадцати минут, пока рука Джорджа отдыхала, Шеппарда оставили в относительном покое. Он не мог сосредоточиться на окружении, поскольку его внимание было полностью направлено на невероятную боль, охватившую все тело.

Затем, без предупреждения, он вдруг почувствовал, как кнут снова со страшной силой стегнул его по спине. Джон не успел подготовиться к удару и не смог сдержать небольшой крик боли, когда почувствовал, как кожаные ремни содрали струпья, уже сформировавшиеся на его коже.

- Десять, - со смехом сказал Джордж.

И вновь послышался свист кнута, рассекающего воздух, перед тем как опуститься ему на спину. Удар пробудил огонь, постепенно превратившийся в тлеющий огонек боли.

- Одиннадцать.

Брикьен, явно наслаждаясь болью Шеппарда, заявил:

- Знаешь, если бы ты не вернулся, чтобы разрушить все мои исследования, то не попался бы мне в руки; так что на самом деле вся боль, которую ты сейчас испытываешь, полностью твоя вина.

- Это... полная... чушь...

- Двенадцать.

- Кроме того, учитывая, сколько людей ты убил за эти годы, ты действительно думаешь, что не заслуживаешь всей этой боли?

- А как насчет... тех людей... которых... убил... ты?.. Какой... боли... заслуживаешь... ты?..

Следующий удар был еще сильнее, и Шеппард прикусил губу, чтобы не закричать от боли.

- Тринадцать!

- Ты - причина раннего пробуждения рейфов. Именно из-за вашей "экспедиции на Атлантиду" появился Майкл со своими гибридами, мучая всех, кто попадается у него на пути. Ты даже не заботился, как следует, о своей семье, и не удосужился поговорить со своим отцом, прежде чем он умер. И все же ты считаешь, что я заслуживаю боли больше, чем ты?

- Четырнадцать.

- Ну... я... как минимум... не испытываю... биологическое... оружие... на... детях... и не... пытаю... людей...

- Шеппард, это - наказание, а не пытка, и любой должен радоваться, когда ему преподают урок. Для каждого человека важно учиться. Помни, я делаю все это для твой пользы.

- Я... сомневаюсь... насчет... этого...

- Пятнадцать.

Этот удар заставил, наконец, колени Шеппарда подогнуться, не в состоянии больше удерживать ослабевшее тело. Силы Джона почти иссякли, и он слегка вскрикнул, когда весь его вес внезапно пришелся на исстрадавшиеся плечи.

- О, прости, Шеппард, ты устал? Это очень плохо, поскольку тебе еще осталось пять ударов. - Брикьен повернулся и пристально посмотрел на Джорджа. - Продолжай наказание.

Мерзавец, явно довольный этим указанием, быстро отвел руку и с силой хлестнул Джона по спине.

- Шестнадцать.

Шеппард постарался медленно выпрямиться, чтобы уменьшить часть давления на плечи, но как только ему удалось встать, в воздухе опять раздался свист кнута, и удар заставил его ноги снова подкоситься под ним.

- Семнадцать.

Тяжело дыша и не имея больше сил выпрямиться, Шеппард напрягся в ожидании следующего удара, однако его не последовало. Он с трудом попытался повернуть голову и увидел, что кнут, с которого стекает его кровь, Джордж передает Брикьену.

- Я всегда люблю преподавать последнюю часть любого урока лично, и в твоем случае желаю сделать это сильнее обычного. Хотелось бы, чтобы ты понял милосердие, которое я проявил, не нанеся тебе каждый удар кнутом сам.

Шеппард попробовал сглотнуть, в то время как его мышцы напряглись. Он чувствовал, как по лбу стекает пот, и попытался отдышаться. Ему хотелось выдать какой-нибудь остроумный комментарий, чтобы показать Брикьену, что не боится, но ничего не приходило на ум, поскольку он чувствовал, как его спина пульсирует от боли. Джон медленно подобрал под собой ноги и попытался встать так прямо, как только мог; это было единственное, что он мог придумать, чтобы показать Брикьену, что он еще не сломлен.

- У тебя, безусловно, хватает мужества, Шеппард. Большинство людей к настоящему времени уже сдались бы, а ты все еще пытаешься не повиноваться. Но сейчас я хотел бы, чтобы ты извинился перед моим охранником за огнестрельную рану, которую ему нанес.

- А как... насчет... синяков... которые... он нанес... мне?.. Пусть... он... извинится... первым...

Ответ последовал быстро в виде сильного удара кнутом, который был ужаснее, чем все предыдущие. Брикьен не шутил, когда говорил, что может доставить с помощью кнута гораздо больше боли, чем его охранники. Одной только силы удара было достаточно, чтобы заставить Джона задохнуться от боли. Однако палач также умело заставил концы кнута развернуться и охватить как можно больше кожи Шеппарда; главный ремень даже обернулся вокруг его живота. Все полоски кнута разошлись веером и рассекли кожу или углубили предыдущие рубцы с ужасной силой, и Джон почувствовал, что в его глазах от боли выступили слезы.

- Восемнадцать, - произнес Брикьен почти скучающим голосом, словно это не он только что причинил другому человеку огромную боль. - Теперь, почему бы нам не попробовать снова... хмм? Извинись немедленно!

- ...Прости... - выдохнул Шеппард, не в силах отдышаться.

- За что?

- ...За... то, что напал... на него...

- Хорошо, - сказал Брикьен как раз перед тем, как снова ударить кнутом. Казалось, будто всю спину Шеппарда охватил огонь. Его мучителю удалось развернуть ремни кнута так, чтобы вызвать как можно больше повреждений и боли. На этот раз один из более тонких концов несколько раз плотно обвился вокруг правого плеча Джона, и когда Брикьен рывком его сдернул, оставил на этом месте несколько кровавых полос.

- Девятнадцать.

- А за что еще ты должен попросить прощения, Шеппард?

Не в состоянии больше поддерживать свой вес и перенеся его на плечи, Джон собирался и дальше упорствовать. Но все же он напомнил себе, что должен уступить, иначе Брикьен обезумеет настолько, что причинит ему еще больше боли и еще больше его ослабит.

- Я... прошу прощения... за... нападение... на других... людей...

- И?

- ...За... попытку... побега...

- Прекрасно, - сказал Брикьен, вновь опуская кнут на спину Шеппарда. На этот раз Джон едва устоял от боли, но тут же напомнил себе, что все закончено. Это был конец его наказания.

Он почувствовал, как его мышцы постепенно расслабляются, и напряжение покидает тело, знавшее теперь о боли гораздо больше. И тут внезапно, без предупреждения, его спина отозвалась новым взрывом огня. Брикьен еще раз стегнул Шеппарда кнутом, и на этот раз он не смог сдержать мучительного крика. Не в силах больше противиться охватывающей его тьме, он проскользнул в счастливое забытье.

Глава 6

Очнувшись, Шеппард обнаружил, что лежит, распластавшись на животе, на бетонном полу своей камеры. Его спина была охвачена огнем, также как и левая рука, из которой вырезали передатчик, но остальное тело дрожало от холода. Джон полагал, что рука, должно быть, воспалилась, а спина, со всеми открытыми ранами, достаточно скоро присоединится к ней. Он не мог сказать наверняка, есть ли у него температура, но думал, что это вполне вероятно. Наказание Брикьена было очень жестоким, и впервые Шеппард позволил себе реально рассмотреть весьма вероятный шанс, что он вряд ли будет жив, когда сюда прибудет его команда.

Он задумался, как воспримут его смерть члены команды и остальные люди на Атлантиде. Джон знал, что для его команды это будет очень тяжело; в конце концов, они были, как семья. Лорн вряд ли обрадуется необходимости командовать всеми, пока не найдут замену. Хотя подполковник был уверен, что у майора все получится, ведь каждый раз, когда он отсутствовал, тот прекрасно справлялся. Шеппард полагал, что многие морпехи будут скучать по нему, хотя, как ему стало известно, некоторые новички, недавно прибывшие на Дедале, были недовольны своим командиром. Джон знал, что они не согласны с большинством решений, принятых им за время пребывания на посту военного командующего Атлантиды. Он надеялся со временем завоевать их доверие, но теперь, похоже, у него не будет такого шанса.

Но больше всего Джона волновал вопрос о том, как эту новость воспримет Дэйв. Они начали посылать друг другу письма по электронной почте; каждое сообщение содержало множество ничего не значащих слов с намеками на важные проблемы, которые никогда открыто не обсуждались. Шеппард задумался, будет ли его брат жалеть, что им не удалось поговорить о событиях в семье, разделивших их так надолго. На самом деле, за исключением одной фразы Дэйва о том, что папа сожалел о происшедшем, больше ничего не было сказано. Когда он разговаривал с братом перед возвращением на Атлантиду, эта тема казалась очень болезненной, и ни один из них не решился ее поднять. Все же Джон не хотел, чтобы он или Дэйв умер, прежде чем они об этом поговорят. Но, к сожалению, похоже, предстоят еще одни похороны с невысказанными вопросами, зависшими в воздухе.

Шеппард вздохнул, вспомнив, как Дэйв в одном из писем упомянул, что его невеста Сидни надеялась с ним встретиться, как только ему удастся получить отпуск. Она не смогла попасть на похороны до отъезда Джона. Ему было жаль, что им так и не удалось познакомиться: судя по тому, что о ней говорил Дейв, она была очень похожа на их мать. Шеппард покачал головой, пытаясь отбросить эти мысли. Он не желал испытывать боль еще и от этой потери и решил попробовать заснуть.

Его сон, однако, был беспокойным и включал в себя кошмары, в которых смешались худшие события его жизни. Наконец, ближе к концу ночи, ему удалось мирно поспать пару часов, пока его не разбудил кашель. Каждый приступ заставлял его грудь взрываться от боли, и он пожалел, что не может чего-нибудь выпить, чтобы унять жжение в пересохшем горле. Джон нисколько не удивлялся тому, что заболел. Он находился в холодной камере уже вторую ночь, и на этот раз на нем не было даже футболки, позволяющей сохранить крохи тепла. К тому же из-за поврежденной спины он не мог свернуться, обхватить себя руками и хоть чуть-чуть согреться, как делал это раньше. Вместо этого он вынужден был неподвижно лежать на животе на бетонном полу, чтобы не усиливать и без того жгучую боль в спине.

Шеппард горько усмехнулся про себя, когда до него дошло, насколько эффективным оказался метод наказания Брикьена для предотвращения возможных попыток бегства. Боль и потеря крови заставили его чувствовать себя слишком измученным, чтобы просто сидеть, не говоря уже о том, чтобы бороться. Хотя, он не ел, с тех пор как покинул Атлантиду, так что это тоже могло иметь некоторое отношение к охватившей его подавляющей слабости.

Его раздумья прервали шаги приближающихся охранников. Шеппард был почти уверен, что они появились гораздо раньше, чем в предыдущий раз. Он хотел подняться и предстать перед ними лицом к лицу, но все, что ему удалось - просто сесть, и это, как он чувствовал, уже было большим достижением.

- Эй, я не ожидал вас так скоро, - язвительно заметил он, обращаясь к охранникам. - Если бы я знал, что вы придете, то навел бы здесь порядок.

Выдав эту длинную фразу, он сорвался в хриплом кашле, который свел эффект его комментария к минимуму. С трудом пытаясь отдышаться, он не почувствовал, как два охранника схватили его за плечи и потащили из клетки.

Вскоре после этого Джон сидел на стуле с руками, пристегнутыми по бокам, и лодыжками, прикованными к ножкам. Он немного наклонился вперед, чтобы не касаться спинки стула своей изодранной в клочья спиной. Откашлявшись, он оглянулся, чтобы посмотреть, где Брикьен.

- Его здесь нет, - сказал Джордж, заметив вопросительный взгляд Шеппарда.

- Ну, мы же не будем начинать эту часть без него, не так ли? - спросил Джон, пытаясь скрыть свою тревогу. Он не мог понять, зачем Джордж притащил его сюда. Было очевидно, что в данный момент Брикьен не собирался его допрашивать. Поскольку охранник продолжал молчать, Шеппард продолжил: - Итак... о чем ты хочешь поговорить со мной? Или ты просто жаждешь интеллектуальной беседы? Правда, боюсь, что интеллектуальная беседа требует, как минимум, двух человек, и из нас двоих я - единственный, кто может ее обеспечить.

- Я хочу заставить тебя страдать, - ответил Джордж, быстро сопроводив свое заявление ударом в живот Джона.

- И... что... делает меня... таким особенным? - с трудом выдавил тот, когда ему удалось отдышаться.

- Как насчет тех людей, которых ты убил на базе, и тех, которых ты ранил, когда стрелял в меня, не говоря уже обо всех неприятностях, которые ты доставил, уничтожив наше оружие и разрушив комплекс?

Прежде чем новый удар обрушился ему в грудь, Джон понял, что у Джорджа против него собственная вендетта. Тому было мало боли, которую доставил Шеппарду Брикьен, и он жаждал отомстить ему лично. "Повезло мне", подумал Джон как раз перед тем, как почувствовал еще один удар в грудь. Он чуть не закричал от боли, поскольку кулак не только пришелся на уже пораженную область, но еще и вдавил его израненную спину в спинку стула.

- Шеппард, ты убил людей, которых я обучил лично, людей, которых я называл друзьями.

- Н... н-ну.... - ответил Джон, пытаясь вдохнуть. - В... возможно... тебе... нужно... в... выбирать... друзей... которые... не служат... ззз... злобному... ученому...

- Если ты не любишь боль, Шеппард, тебе не стоит проникать в секретные научные комплексы и уничтожать там результаты исследований. Правда, у тебя, похоже, никогда не будет шанса исправить эту ошибку, не так ли?

- ...Н-ну... разве только... кто-то... сообщит мне... эти... с... секреты...

Ответом Джорджа был быстрый удар по плечу, рассеченному вчера кнутом.

Шеппард опять задохнулся от боли, но затем язвительно заметил:

- ...С... серьезно... если... если... вы... не... х... хотите... чтобы кто-то... проникал.... на ваши... секретные... базы... не позволяйте... таким, как... я... узнавать... о них...

- Ну, когда чуть позже Брикьен тебя убьет, думаю, станет на одного человека меньше, из-за которых нам стоит беспокоиться по поводу обнаружения наших секретных баз.

- ...Д... да... но... к... когда... я... буду... мертв... кого... т... ты... будешь... пытать?..

- Конечно, это очень приятно, но всему приходит конец. - И Джордж с такой силой двинул Шеппарда кулаком по голове, что она врезалась в спинку стула, и он потерял сознание.

Джон не знал, сколько времени прошло, пока он не очнулся, но мог сказать, что не меньше нескольких часов. Он чувствовал, что если до сих пор у него не было сотрясения мозга, то теперь, несомненно, есть, и вынужден был бороться с возрастающей тошнотой. Он попытался сосредоточиться на людях вокруг него, но их фигуры были нечеткими и все время мельтешили перед глазами. Наконец он смог различить перед собой восемь человек, хотя на самом деле там были Брикьен, Джордж и два охранника позади них.

- О, Шеппард, ты снова с нами! Как это мило с твоей стороны, - прокомментировал Брикьен.

- ...Ну, ты меня знаешь, - ответил Джон хриплым голосом, - ...я всегда стараюсь понравиться.

- Кажется, тебе нужно немного воды. - Брикьен кивнул к охраннику, и тот поднес миску с водой к губам Шеппарда.

Он принялся медленно пить, наслаждаясь жидкостью, слегка смягчающей его пылающее горло. Джон старался пить беспечно, а не как человек, умирающий от жажды, но не был уверен, что ему это удалось. Когда он закончил, то почувствовал, что попавшая в пустой желудок вода усилила его тошноту, и попытался вдохнуть поглубже, но обнаружил, что сломанные ребра протестуют против этого движения.

- Итак, Шеппард, расскажи мне о своей семье. Что ты думаешь о женитьбе твоего брата? Кажется, его невесту зовут Сидни? - продолжил его мучитель.

Джону трудно было сконцентрироваться на словах, и ему потребовалось время, чтобы понять суть вопроса. Когда до него, наконец, дошло, его вновь переполнил гнев из-за того, как много личной информации передал врагу их шпион. Джон не мог придумать подходящий ответ и вместо этого промолчал.

- Что, Шеппард, у тебя нет ответа? - Брикьен сделал жест, и один из охранников, вооруженный тяжелой палкой, с силой ударил ею пленника по травмированному колену, после чего тот от адской боли провалился в темноту.

Вновь придя в себя, он услышал, как Брикьен заявляет:

- ...не хочешь отвечать на этот вопрос, как насчет такого: расстроится ли твой брат, когда узнает, что ты умер? До недавнего времени вы не разговаривали в течение многих лет. Будет ли для него иметь значение, что брата, который многие годы вел себя так, словно его семьи не существует, уже нет в живых? Это хоть немного повлияет на его жизнь? Это - твое наследие, Шеппард. Ты умрешь, зная, что твоей семье абсолютно нет до тебя дела. Конечно, кое-кто на Атлантиде, возможно, будет оплакивать твою смерть, но что можно сказать о человеке, ближайшим родственникам которого все равно, жив он или умер?

Джон попытался придумать какое-нибудь возражение, но с его сотрясением не мог достаточно сосредоточиться, чтобы пройти мимо правды в этих словах. Действительно, что можно сказать о нем, если он отказался от своей семьи из-за нескольких разногласий? Всю жизнь его девизом было "мы никогда не бросаем наших людей", и все же он, не оглядываясь, бросил свою семью. Он отказался от всего хорошего, что у него было с ними, особенно с его братом. Раньше они могли говорить друг с другом о чем угодно, но Джон позволил годам молчания разделить их из-за ссоры, которая произошла даже не непосредственно между ними. Он не стал ничего комментировать, но вместо того, чтобы снова его ударить, Брикьен продолжил:

- Ты только подумай об этом, Шеппард: отец - возможно, даже не самый лучший - пытается перед смертью связаться со своим сыном, но годы молчания разделяют их до его самого последнего вздоха. Какое, должно быть, это было для него разочарование! Каким разочарованием, должно быть, был для него ты! На самом деле, наверное, было бы лучше, если бы ты умер первым.

Шеппард знал, что этими словами Брикьен пытается задеть его, но ему трудно было их игнорировать, поскольку они перекликались с его собственными мыслями. К тому же, страдая от лихорадки и сотрясения мозга, он вряд ли мог заметить изъяны в этой логике, и мысленно согласился с тем, что услышал. То, что это прозвучало из уст злобного маньяка, еще не значило, что это неправда, решил Джон; ведь для своей семьи он действительно был неудачником и разочарованием, и для них было бы лучше, если бы он погиб еще в Афганистане.

Тем не менее, Шеппард не мог позволить своему врагу думать, что он добился своего и сумел задеть его, поэтому сделал единственное, что, по его мнению, могло встревожить Брикьена. Спокойно рассмеявшись, он сказал:

- Брикьен, это, конечно, очень трогательная и печальная история, но, к сожалению, все это - твои фантазии.

В ответ тот кивнул охраннику, и Джон услышал свист палки, которая спустя мгновение с отвратительным треском врезалась в его левое предплечье. У него перехватило дыхание, пока тело пыталось справиться с лавиной боли, исходящей от сломанной руки. Сквозь туман Шеппард заметил восторг в глазах Брикьена и напрягся в ожидании следующего удара, увидев, как тот занес над ним свой кулак, но внезапно заработала рация, и его мучитель застыл на месте. Почти сразу после этого он выскочил из комнаты, прорычав на ходу:

- Немедленно отведите его в камеру и не спускайте с него глаз!

Шеппарда тут же освободили от оков и рывком подняли за плечи. Тем временем он попытался сосредоточиться на том, что происходит. Было ясно, что что-то случилось, и он надеялся, что это связано с его спасением.

Охранники грубо выволокли его из комнаты; при этом из-за зверского удара правая нога отказывалась удерживать даже минимальный вес. Пока его тащили к камере, Джон разразился приступом сильного кашля, и мир завертелся у него перед глазами. Он попытался сконцентрироваться и найти способ воспользоваться ситуацией, но потерпел неудачу. Его сломанная рука испытывала постоянные толчки, несмотря на то, что он изо всех сил старался удерживать ее перед собой.

Шеппард не сразу понял, что они внезапно остановились: спереди из-за угла доносился шум выстрелов, отзывавшийся в голове острой болью. Молясь про себя, чтобы это оказалась его команда, он попытался крикнуть, но крик получился слишком слабым и жалким, и его вряд ли услышали из-за всего этого шума. К тому же Джордж, идущий позади него, быстро прижал руку ко рту Джона, чтобы не позволить стрелявшим его услышать.

Но прежде чем Шеппарда успела встревожить мысль о том, что даже если это люди из Атлантиды, они не найдут его, пока не станет слишком поздно, он почувствовал, как крепкие захваты на руках куда-то пропали, и начал падать. Однако Джордж тут же подхватил его и теперь удерживал вертикально перед своей грудью. К тому времени выстрелы прекратились, и Джон помахал головой, не в силах понять, что происходит. Когда его ум, наконец, прояснился настолько, что смог разобраться в ситуации, он увидел Ронона, направляющего свой бластер на них с Джорджем. Рядом с ним стоял Лорн с группой морпехов. Шеппард с удивлением заметил, что наряду с О'Брайеном, Коннером, Кентом, и Уэстоном, там было несколько новичков с Дедала, тех самых морпехов, которым, по его мнению, он не нравился.

На мгновение Джон задумался, почему они не идут к нему на помощь, но тут же понял, что Джордж использует его тело в качестве щита, направив оружие ему в голову. В этот момент до Шеппарда начал доходить смысл слов, резко произносимых Джорджем, и его тело наполнилось адреналином.

- ...говорю, отступите, иначе я в него выстрелю!

Джон ясно видел, что они зашли в тупик, поскольку атлантийцы не собирались рисковать и позволить его убить. Казалось, Ронон, Лорн и остальные морпехи принялись яростно думать, как его спасти, в то время как Джордж явно находился в отчаянии, и при малейшей угрозе, не задумываясь, застрелил бы его.

Подполковник попытался разрешить эту опасную ситуацию. Решение сформировалось мгновенно: Джорджу бы и в голову не пришло, что его пленник мог представлять хоть какую-то угрозу. В конце концов, тот не мог самостоятельно стоять, сгорал от лихорадки, и у него была сломана рука. Но Шеппард знал, что внимание Джорджа направлено на людей перед ним, и у него есть элемент неожиданности. Он обмяк, делая вид, что потерял сознание, а затем, пока Джордж пытался перехватить его, внезапно использовал здоровую ногу, чтобы свалить своего противника, одновременно уворачиваясь от пистолета у своей головы. Охранник упал, но Джон, конечно, тоже не смог устоять на ногах. Ему удалось вывернуться, и, по крайней мере, частично уйти из-под прицела Ронона, после чего он рухнул на землю.

В тот же момент Ронон выстрелил, но было слишком поздно, поскольку Джордж, в качестве акта заключительной мести, тоже успел выстрелить в Шеппарда.

Внезапно левый бок Джона обожгло ударом, но, то ли от шока, то ли от адреналина, все еще бегущего через его тело, он почти не ощутил той боли, которую ожидал. Прежде чем он опомнился, возле него оказался Ронон с передатчиком в руке, громко крича в рацию:

- Перенесите нас в лазарет, немедленно!

Шеппард почувствовал характерное воздействие транспортного луча и тут же оказался в лазарете Дедала, окруженный несколькими врачами и медсестрами. Не успел он и глазом моргнуть, как они склонились над ним, оценивая его состояние и пытаясь остановить кровь из самой явной раны.

Из-за сильного кашля он не мог разобрать обращенные к нему вопросы, и решил, чем отвечать на них, лучше получить свои собственные ответы. С трудом пытаясь отдышаться, он слабо спросил:

- ...Р... Ро... дни?..

Мир продолжал вращаться вокруг него, и ему пришлось сосредоточиться, чтобы расслышать:

- Он в порядке, подполковник. Лучше скажите, есть ли у Вас какие-нибудь определенные раны, о которых нам следует знать?

Джон проигнорировал этот вопрос, зная, что прежде чем потеряет сознание, должен сообщить кое-что еще:

- ...Ш... ш... пион... на... Ат... лан... тиде...

- Мы знаем, сэр. Теперь Вы можете сказать, что у Вас болит?

Но Шеппард уже отключился. Он узнал, что Родни жив, и на Атлантиде известно про шпиона. Больше не оставалось ничего важного; силы, поддерживающие его в сознании, были исчерпаны, и он позволил себе провалиться в темноту.

Продолжение следует...
Награды: 8  
Kitten Дата: Суббота, 14 Ноября 2015, 18:11 | Сообщение # 6
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6793
Репутация: 1988
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
Ну, еще больше неприятностей находят ему преданные фикрайтеры.

это да. Похоже, они в основном и являются главной неприятностью Джона. :D


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Суббота, 14 Ноября 2015, 18:25 | Сообщение # 7
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Так, ну, Джон уже у своих, но его неприятности только начинаются...

Глава 7

Ронон стоял в стороне от врачей и медсестер, суетящихся вокруг подполковника, но достаточно близко, чтобы мог ясно слышать прерывистое хриплое дыхание их командира. Они спасли его, но сатедианин мог только надеяться, что это произошло вовремя...

Попав на планету в разгар перестрелки, он как раз пытался выяснить, где искать Шеппарда, когда услышал слабое, едва различимое "эй... п... па... рни..." Ронон сразу понял, что это Джон, и завернул за угол, стреляя в охранников, удерживающих пленника. Он пришел в ярость, увидев, в каком состоянии находится лидер их команды. Вся его грудь была покрыта темными синяками, кровоточащими порезами и рваными ранами. Левый глаз распух и полностью заплыл, на лице под засохшей кровью виднелось множество синяков и кровоподтеков. Ронон заметил у Шеппарда трудности с фокусировкой зрения и предположил, что у него сотрясение мозга. Явно сломанная левая рука безвольно болталась, плечо было обмотано грязной окровавленной тряпкой. Ронон чуть не обезумел от желания разорвать в клочья любого, кто бы ни причинил его другу столько боли.

Сатедианин собирался броситься к Шеппарду, но замер, увидев, что конвоир приставил пистолет к его голове. В этот момент Ронон заметил рядом с собой Лорна и остальных морпехов и отчаянно принялся искать способ побыстрее изолировать их командира и переправить его в безопасное место, подальше от охранника. Но прежде чем он смог хоть что-то придумать, Джон избавил его от этой необходимости, неожиданно двинув охранника ногой и повалив его на спину. Тот был явно потрясен тем, что пленник, в его состоянии, все еще мог доставить какие-то неприятности, и сатедианин мрачно ухмыльнулся. Шеппард всегда был полон сюрпризов и всегда боролся до конца.

Как только Ронон понял, что не заденет Джона, сразу выстрелил в охранника, но было мучительно поздно. Он увидел, как Шеппард дернулся от удара пули, и помчался к другу, заметив, что даже за те несколько мгновений из раны вытекло опасно много крови...

...От этих мыслей Ронона отвлек взволнованный голос Родни.

- Что они с ним сделали? Я имею в виду, прошло меньше недели, но он выглядит так, словно отсутствовал несколько месяцев. И он такой худой!

Прежде чем МакКей смог продолжить свою многословную речь, раздался голос Тейлы:

- Успокойся, Родни. Врачи о нем позаботятся.

- Знаю, - вздохнул тот. - Есть какие-нибудь новости от Лорна и остальных морпехов? Они, наконец, поймали Брикьена?

- Еще нет.

Минуты ползли раздражающе медленно, но, наконец, вышла медсестра, заявившая, что они закончили зашивать Шеппарду огнестрельную рану. Пуля прошла насквозь, оставив большие зияющие отверстия в его спине и на боку. Она добавила, что как только станет известно что-то еще, им сообщат.

Спустя какое-то время в лазарет вошли Колдуэлл и Лорн. Правая рука майора была обожжена, но прежде чем Тейла смогла спросить, все ли с ним в порядке, ее опередил Родни с вопросом:

- Что случилось?

- Мы уже почти схватили Брикьена, но у него на теле было небольшое взрывное устройство. Он не захотел попасть в плен и предпочел, чтобы его разорвало на куски, - ответил Лорн, после чего с тревогой спросил: - Как там подполковник Шеппард?

- Прямо сейчас он находится в операционной, - ответила Тейла и в свою очередь спросила: - А что с Вашей рукой?

- Ничего страшного, - отмахнулся Лорн и добавил с несвойственным ему гневом: - Мне жаль, что не удалось взять Брикьена живым. Его конец оказался слишком легким, учитывая, как выглядел подполковник Шеппард, когда мы его нашли.

Ронон не мог с этим не согласиться, и только желание узнать, как там Шеппард, не позволяло ему немедленно поискать ближайшую подвесную грушу и как следует ее отдубасить. Как получилось, что человек, причинивший так много боли другому человеку, умер настолько легко? Планета Ронона была полностью разрушена рейфами, так что он лучше других понимал, как несправедлива порой бывает жизнь, но разочарование от того, что Брикьен избежал заслуженного правосудия, наполнило его справедливым гневом. Поняв их с Лорном чувства, Тейла мягко сказала:

- По крайней мере, ему не удалось скрыться.

Ронон вынужден был с этим согласиться. Он помнил, сколько неприятностей доставил им Кола из-за того, что сумел сбежать, и был рад, что Шеппарду теперь не придется беспокоиться о возможном нападении Брикьена на Атлантиду.

Колдуэлл отвлек Ронона от этих мыслей, заявив:

- Мы находимся на пути к Атлантиде, и будем там через час с небольшим. Я должен быть на мостике, но, пожалуйста, сообщите мне, как только узнаете что-то новое о подполковнике Шеппарде.

Тейла кивнула, зная, что хотя они не всегда сходились во взглядах, эти офицеры испытывали взаимное уважение и ценили воинские способности друг друга.

После ухода Колдуэлла команда с нетерпением ждала вестей о Шеппарде, но они поступили, когда Дедал уже почти подлетел к Атлантиде. Новости были произнесены сочувствующим тоном, хотя сказано все было резко и по существу.

- Он до сих пор жив. Мы зашили огнестрельную рану и подсоединили его к аппарату для переливания крови. Его левая рука сломана, и на ней ужасная воспаленная рана в том месте, откуда был вырезан передатчик. У него сильный вывих правого колена и серьезное сотрясение мозга. - Врач сделал небольшую паузу, после чего продолжил: - Вся его спина покрыта кровавыми струпьями и глубокими рваными ранами от ударов кнута. У него сломано несколько ребер, а в легких скопилась жидкость, затрудняющая доступ так необходимого ему кислорода. Все его тело покрыто синяками и кровоподтеками, он истощен, обезвожен, простужен и страдает от лихорадки. Кроме того, я предположил бы, что ему не давали еду все время, пока он был в плену. Мы просто не уверены, сможет ли он справиться со всем этим.

Члены команды слушали молча, пытаясь осознать, какие жуткие физические мучения доставил Шеппарду Брикьен, и насколько Джон был близок к смерти.

***

Практически все на Атлантиде уважали подполковника и заботились о нем, и в последние дни делали все, что в их силах, чтобы найти его. Саманта Картер вздохнула, вспомнив первые несколько дней и все неудачные попытки определить местонахождение Шеппарда. Как только смогли, они послали команду обратно на планету. Все же на это потребовалось время, поскольку каждый раз, когда они набирали адрес Врат, те были заняты. Когда же им, наконец, удалось попасть на планету, они обнаружили, что передатчика подполковника там нет, а лаборатория Брикьена полностью заброшена.

Они сняли с наборного устройства последние пятьдесят адресов, но без особой пользы, поскольку все те адреса тоже оказались пустыми. Зеленка предположил, что Шеппарда, должно быть, провели через несколько Врат, и поскольку не было никакого способа узнать, через какие именно, этот план оказался безнадежным.

Они связались с дженаями, попросив сообщать любые новости от их разведчиков, но это тоже не давало результатов, по крайней мере, до вчерашнего дня, когда, наконец, поступило срочное сообщение. Один из шпионов дженаев обнаружил, что на Атлантиде находится вражеский лазутчик. Лорн и Картер провели полночи, занимаясь перекрестной проверкой каждой миссии, во время которой возникали проблемы из-за Брикьена, и выясняя, кто об этом знал. Они пытались вычислить, кто, предположительно, мог быть предателем, и, в конце концов, всплыло только одно имя. Им оказался Ричард Хендрикс, ученый, прибывший на Атлантиду приблизительно за два месяца до первого столкновения Шеппарда с Брикьеном.

Лорн и Ронон взяли Ричарда в оборот и допросили его. Саманта Картер была возмущена его предательством, но ее гнев был ничем по сравнению с яростью, которую обрушили на шпиона сатедианин и майор. Сэм порадовалась, что они оба на ее стороне. Им потребовалось всего несколько часов допроса, чтобы получить всю нужную информацию и многое другое. Ричард был членом "Доверия" и оказался в команде, захваченной Брикьеном в первый раз. Похоже, злодей-ученый предложил ему выгодную сделку, и этот хитрец решил заключить новый союз, действуя не только против Атлантиды, но и "Доверия" тоже.

Бывая на миссиях, он периодически передавал Брикьену небольшие кусочки информации. Однако он боялся утратить свою полезность и поэтому никогда не сообщал слишком много, вот почему у их врага не оказалось кодов для проникновения на Атлантиду.

К сожалению, одной из вещей, которые интересовали Брикьена больше всего, была всевозможная информация о подполковнике Шеппарде, так что Ричард передавал ее столько, сколько мог. Предатель сообщил ему, когда умер отец Шеппарда, и даже сумел взломать электронную переписку Джона с братом. Саманту всю затрясло, когда она подумала о том, насколько ужасно, должно быть, было то, что один из заклятых врагов Шеппарда смог заполучить такую личную информацию о нем, и поняла, что физическое насилие Брикьена над подполковником являлось лишь дополнением к мучительным психологическим пыткам.

Дальнейший допрос шпиона позволил им узнать, что Шеппарда держат на подземной базе, но Звездные Врата охраняются, и если кто-нибудь попытается проникнуть через них, чтобы спасти подполковника, его, скорее всего, тут же убьют. К счастью планета была на расстоянии чуть больше часа полета на гипердвигателе, и поскольку "Дедал" как раз находился на Атлантиде, Колдуэлл выжал из него все, что было в человеческих - или, в данном случае, в асгардовских - силах.

Картер провела следующие несколько часов, с тревогой ожидая новостей. Но когда они, наконец, поступили, ее тревога уменьшилась лишь частично. Хотя Шеппарда удалось спасти, он находился в критическом состоянии.

Как только стало известно, что подполковника и остальных их людей с помощью транспортного луча переместили на Атлантиду, Саманта тут же кинулась в лазарет. Придя туда, она увидела полную комнату людей, обеспокоенных состоянием Шеппарда, среди которых, конечно, выделялись члены его команды.

- Есть какие-нибудь новости от Дженнифер? - адресовала она свой вопрос всем присутствующим в комнате и получила ответ Лорна.

- Нет, мэм, но они должны поступить в ближайшее время.

К сожалению, когда минут через пятнадцать действительно показалась Дженнифер, новости были мрачными.

- Ему не становится лучше. Я знаю, все вы уже слышали перечень его травм, так что, если коротко, сейчас мы просто пытаемся облегчить его состояние и создать ему максимум комфорта. Мы проверили его кровь на любые наркотики, и он абсолютно чист, поэтому мы даем ему антибиотики для борьбы с инфекцией и сильные обезболивающие. К сожалению, пока это все, что я могу сделать.

- Дженнифер, Вы делаете все возможное. Никто не сомневается в Ваших способностях, и все рады, что он находится в Ваших руках.

Дженнифер сделала паузу, пытаясь сморгнуть слезы.

- Думаю, это - одна из вещей, делающих его лечение таким трудным. Все на этой базе заботятся о нем и хотят, чтобы он поскорее поправился. На самом деле, в данный момент половина из них готова была бы отдать за него жизнь. Правда, сам он этого бы никогда не позволил. Я только надеюсь, что смогу сделать достаточно, чтобы позаботиться о нем. Во время его лечения мне всегда кажется, что я упустила что-то важное.

Мягко положив руку ей на плечо, Тейла обратилась от имени команды:

- Мы знаем - Вы сделаете все, что в Ваших силах, и это - все, чего мог бы попросить любой из нас.

Команда согласно кивнула, и Дженнифер поблагодарила их глазами, прежде чем сказать:

- Я позову вас, когда можно будет увидеть Шеппарда, но до того времени вы все должны отдохнуть. Я знаю, что для всех вас последнее время было очень напряженным, поскольку вы пытались вернуть подполковника, поэтому сейчас пока отдыхайте. - После этого она отвернулась и направилась в лазарет продолжать свою борьбу за сохранение жизни Джона Шеппарда.

Глава 8

Понаблюдав за Шеппардом, со всеми подключенными к нему аппаратами, и увидев, как он тревожно ворочается во сне, члены его команды решили, что кто-то должен постоянно дежурить возле него, и сейчас как раз была очередь Родни. Желая продолжать работу, он принес с собой ноутбук, но обнаружил, что слишком отвлекается на беспокойные метания друга, чтобы пытаться хоть что-то сделать.

Лоб больного бисером покрывал пот, и он продолжал вертеться, что, по мнению МакКея, ни в коей мере не способствовало заживлению его ран. Услышав, что Джон что-то бормочет, Родни наклонился поближе.

- ...папа... я... я... должен был... прийти раньше... просто думал... ты... не... не хочешь... не хочешь больше... меня видеть... я... прости... хотел бы... я... быть... лучшим сыном... ты... заслужил... лучшего... хорошо, что... у тебя... хотя бы... был... Дэйв...

Хриплым прерывающимся голосом Шеппард продолжал шептать что-то неразборчивое, но Родни услышал достаточно. МакКей сокрушался, что не может ничего сделать, чтобы успокоить своего друга, однако он никогда не был силен в утешении людей, и в этой ситуации чувствовал себя совершенно беспомощным. На самом деле, он чувствовал себя хуже, чем обычно. В том, что касается семейных отношений, Родни уж точно не был примером для подражания, и только сожалел, что не может что-нибудь сказать, чтобы облегчить чувство вины Джона. Единственной возможностью для него было дать понять Шеппарду, что тот не один, поэтому МакКей начал молоть вздор о своей последней научно-исследовательской работе, надеясь, что Джон его услышит...

***

...Тейла вздохнула. С момента спасения Шеппарда прошло уже почти два дня, но его состояние не улучшилось, несмотря на все усилия доктора Келлер. Его все еще мучил сильный жар, в легких были хрипы, а многочисленные раны не заживали так быстро, как хотелось бы.

По мнению доктора Келлер причина этого крылась в том, что его организм отказывался бороться. Она объяснила, что у него, похоже, сильная депрессия, и его не волнует, жив он или умер. Судя по беспокойному сну и кошмарам, которые часто его будили, оставляя при этом в неведении об окружающем, Тейла вынуждена была согласиться с Дженнифер.

Брикьен не только причинил Шеппарду физическую боль, но и сумел заставить его поверить, что он потерпел крах, особенно в отношениях с родной семьей. Тейле безумно хотелось поговорить с ним и убедить, что независимо от того, что произошло с его семьей на Земле, его семья на Атлантиде отчаянно верит в него и желает ему скорейшего выздоровления. Однако ее желание так и оставалось безрезультатным. Она продолжала протирать его горящий от лихорадки лоб прохладной тканью, надеясь, что в своем бреду он сможет почувствовать, что у него есть семья, которая о нем заботится...

***

...Ронон стоял в ногах кровати, глядя, как ночная медсестра снова устраивает Шеппарда, который, наконец, опять заснул. Джон проснулся от кошмара и, не осознавая, где находится, попытался сбежать. Ронон мягко, но твердо удерживал его, пока вокруг ревели всевозможные сирены, предупреждающие персонал. Шеппард боролся с Рононом изо всех своих сил, которые сатедианин нашел слишком жалкими по сравнению с мощью, обычно присущей их командиру. Кроме того, Ронон чувствовал себя потрясенным, когда размышлял над словами, высказанными Шеппардом в беспамятстве.

- ...Дэйв... прости... папа был... прав... я... неудачник... и не только... я разрушаю... все... я... разрушил... семью... еще... я... разбудил... рейфов... я... только все... порчу... Брикьен... прав... я заслужил... чтобы... чтобы умереть... я должен был... умереть... еще... в Афгани... стане...

После того, как медсестра ввела успокоительное, Ронон почувствовал себя полностью опустошенным, но не из-за того, что удерживал Шеппарда. Джон жалел, что не умер! Неудивительно, что он никак не шел на поправку. Его организм не хотел исцеляться. Брикьен сумел добиться своего. Он заставил Шеппарда отступить даже после того, как его спасли. Ронону хотелось стереть Брикьена в порошок, но это желание подавлялось страхом, что Шеппард - самый сильный, самый решительный человек, которого он когда-либо встречал - был готов сдаться...

***

Родни, Ронон и Тейла собрались в офисе Саманты Картер. МакКей продолжал свою экспансивную речь, которую начал несколько минут назад.

- Он знал, что не сможет добраться до Врат... он знал, что его убьют или захватят в плен... - Родни на секунду остановился, но его рука продолжала возбужденно двигаться, пока другая висела в повязке, которую он все еще носил из-за раны, полученной на той злополучной миссии. - И что, он возвращается к Вратам? НЕЕЕТ, конечно, нет! Он приказывает всем нам проходить через Врата, в то время как сам возвращается один - ОДИН! - чтобы заразить базу данных... а ведь это было моей работой! Это должен был сделать я, а теперь посмотрите на него - он едва жив!

- Родни, успокойся, - тихо сказала Сэм. - Дженнифер делает для него все, что может.

- ...Но... что, если он не борется? Что, если он просто... сдался? - Лицо МакКея передало его внутреннюю панику. - С ним проделывали ужасные вещи, и вы слышали, что он говорил во сне?!! Если только можно назвать сном те беспокойные метания...

- Мы знаем, Родни, - сказала Тейла, нежно положив руку ему на плечо.

- Я просто хотел бы что-нибудь сделать, чтобы помочь ему, - сказал тот, успокаиваясь.

- Мы все хотим этого, Родни, - мягко ответила Тейла. Сэм и Ронон согласно кивнули, после чего все затихли, изо всех сил пытаясь придумать, что они могли бы сделать, чтобы помочь их другу, лежащему при смерти в лазарете.

Внезапно Ронон нарушил молчание.

- Возможно, выход есть. В своем бреду он все время обращается к отцу и брату Дэйву. Может, если Дэйв будет здесь, он сможет ему помочь?

- Но почему это должно помочь сейчас? - первым откликнулся Родни. - Он и раньше бывал при смерти, но не сдавался... ведь мы всегда были рядом. Зачем теперь ему вдруг понадобился брат?

Видя его боль и сумятицу, Тейла попыталась объяснить:

- Подумай об этом, Родни. Его захватили в плен и пытали вскоре после того, как его папа умер, и он снова увиделся с братом после стольких лет разлуки. Я уверена, что во время этой встречи всплыли некоторые нерешенные проблемы, которые он похоронил.

После этого снова заговорил Ронон, стремясь передать остальным свою собственную уверенность.

- МакКей, Шеппард знает, что с нами все хорошо. Но он не знает, все ли в порядке у него с его братом.

- Вспомни, каково это было, когда ты, наконец, снова заговорил со своей сестрой? - добавила Тейла.

- О, - последовал лаконичный ответ МакКея, после чего вновь наступила тишина, которую первой нарушила Саманта.

- Для брата Шеппарда будет трудно получить разрешение, но подполковник сделал очень многое для программы Звездных Врат. Мы в состоянии осуществить это.

Несмотря на беспокойство за Джона, их лица оживились при мысли, что они могут сделать хоть что-то, чтобы помочь ему.

***

Дэвид Шеппард только что вернулся домой. Он должен был заехать за Сидни, чтобы отвезти ее на ужин, но задержался на важной встрече, и теперь очень торопился. Внезапно раздался телефонный звонок. Раздосадованный, тем более что и так уже безбожно опаздывал, Дэйв снял трубку. Глянув на высветившийся номер, он обнаружил, что понятия не имеет, кто ему звонит.

- Алло, - проговорил он, едва не рыча.

- Это Дэвид Шеппард? - спросил голос в трубке.

- Да, это - Дэвид Шеппард.

- Боюсь, у меня для Вас плохие новости. Ваш брат был ранен при исполнении служебных обязанностей. Сейчас он находится в реанимации, и мы не уверены, что он выживет.

Дэвид почувствовал, что у него сжалось горло, и поначалу не смог выговорить ни слова. Наконец, прокашлявшись, он спросил:

- Где... где он? Я могу его увидеть? У него там лучшие врачи? Потому что если не...

- Подождите минутку, мистер Шеппард. У Вашего брата действительно лучшие врачи, и они прилагают все усилия, чтобы сохранить ему жизнь. Боюсь, в данный момент его местоположение засекречено. Но в отношении Вашего вопроса, сможете ли Вы с ним увидеться... фактически, это главная причина, почему я позвонил. Я не хотел бы вдаваться в подробности, но лечащий врач подполковника Шеппарда считает, что мог бы добиться большего успеха, если бы рядом с ним были Вы.

И опять Дэвид был ошеломлен. Последний раз... когда Джон нуждался в нем... они оба учились в школе...

- Я прибуду, как только я смогу! - ответил Дэвид сдавленным голосом, уже думая о том, что ему предстоит сделать, чтобы как можно скорее добраться до Джона.

Глава 9

Дэвид знал, что его брат был связан с чем-то секретным, но, только подписав соглашение о неразглашении, он начал понимать, насколько это было секретно.

- Вот! - сказал он, бросая ручку. - Теперь, где Джон и как мне до него добраться?

- Ваш брат находится в городе под названием Атлантида посреди галактики Пегас. Он - командующий военным контингентом научно-исследовательской базы...

Дэвид только кивал, пока его сопровождающий быстро давал ему краткий обзор о программе Звездных Врат и о том, чем занимался его брат в течение последних четырех лет. Его ум воспринимал все это с трудом. Вскоре они вышли из конференц-зала.

- Знаете, сложившиеся обстоятельства довольно необычны. Если бы не тот факт, что подполковник Шеппард столько сделал для Атлантиды и Земли, Вам никогда бы этого не позволили. Хотя, возможно то, что Шеппард несколько раз спас жизнь генералу О'Ниллу, тоже имеет некоторое отношение...

Дэвид откладывал в уме всю информацию о Джоне, выдаваемую ему по ходу дела, решив, что когда у него будет время, все подробно проанализирует. Наконец они оказались перед Звездными Вратами. Хотя те выглядели интригующе, Дэвид с трудом мог поверить, что это - врата к другим планетам, но прежде чем он смог подумать об этом что-то еще, техник за пультом закончил набирать адрес, и со свистом сформировалась червоточина. Благодаря участию во множестве различных коммерческих сделок Дэвид научился сохранять свое лицо непроницаемым, но он был напряжен до предела, отчаянно пытаясь не разевать рот, когда глядел в раскрывшийся перед ним сияющий портал. Готовый к приключению всей своей жизни ради возможности увидеть брата, он поднялся на скат и вошел в мерцающий вихрь...

...Выйдя из Звездных Врат в Атлантиде и оглянувшись вокруг, он на мгновение потерял дар речи. Даже эта небольшая часть города была поразительно красива. Подумать только, его брат командует вооруженными силами в таком замечательном городе!.. Но мысли о Джоне вывели Дэвида из оцепенения, и он повернулся к двум женщинам и мужчине, стоящим перед ним.

- Я - полковник Саманта Картер. Я руковожу этой базой. Это - Ронон Декс, полагаю, вы с ним раньше встречались. А это - Тейла Эммаган. Мы очень рады, что Вы смогли приехать, мистер Шеппард.

- Пожалуйста, зовите меня Дэвид. Могу я увидеть Джона?

- Ронон и Тейла отведут Вас к нему. Все на этой базе не теряют надежду и молятся о скорейшем выздоровлении Вашего брата. Он - уважаемый и ценный член этой экспедиции.

Дэвид кивнул, после чего Ронон и Тейла неторопливо повели его в лазарет.

- Вы давно знаете Джона? - спросил Дэвид Тейлу, пытаясь по пути немного унять свое беспокойство.

- Мы с ним встретились примерно четыре года назад. Вскоре после того, как экспедиция прибыла на Атлантиду, они отправились на мою родную планету Атос в поисках запасного места на случай, если Атлантида будет затоплена. Поскольку я - лидер своих людей, Джон и несколько морпехов встретились со мной. Пока они там находились, на наше поселение напали рейфы и разрушили его. Во время атаки рейфы захватили меня, часть моих людей и нескольких военных с Атлантиды, но Джон организовал спасательную миссию и спас большинство из нас. Однако наш дом был полностью уничтожен, поэтому мы вынуждены были переселиться на Атлантиду, и вскоре я присоединилась к его команде.

- Так... Вы не с Земли?

- Нет... - ответила Тейла, задумавшись, как отреагирует Дэвид Шеппард, узнав, что она - "инопланетянка".

- Вот это да! - воскликнул Дэвид в манере, напомнившей ей о Джоне. Заметив ее вопросительный взгляд, он объяснил: - Когда мы были детьми, Джон всегда верил, что на других планетах есть разумная жизнь. Полагаю, он был прав. - Дэвид подарил Тейле и Ронону небольшую улыбку, которая почти сразу исчезла, как только его мысли вернулись к нынешнему состоянию его брата.

Вспомнив их первую встречу с Джоном, Тейла прокомментировала:

- Из всех людей Атлантиды, с которыми я тогда встретилась, он был единственным, кто действительно смотрел на меня и видел во мне ту, кем я была. Все остальные, особенно полковник Самнер, смотрели на меня, как на пустое место, поскольку я и мои люди казались им не такими развитыми, как они сами, а потому не заслуживающими внимания.

- Даже в детстве Джон всегда старался не судить о людях, прежде чем не узнает их поближе, - согласился с ней Дэвид.

Тут впервые заговорил Ронон:

- Это напоминает мне о том, как я с ним познакомился.

- Правда?

- Да... как-нибудь потом напомните, чтобы я рассказал Вам эту историю, - сказал Ронон, поскольку они уже пришли в лазарет, где их встретила доктор Келлер.

- Я рада, что Вы здесь, мистер Шеппард.

- Зовите меня Дэвид. Как Джон?

- Он... ну... он все еще с нами. Не знаю, что Вам сообщили о его состоянии, но оно до сих пор очень тяжелое. - Вздохнув, Дженнифер повела их к месту, где лежал подполковник. - Он совсем не борется за жизнь. Мало того, что Брикьен мучил его физически, он еще и подвергал его эмоциональным и психическим пыткам.

Услышав это, Дэвид остановился, как вкопанный.

- Подождите, Вы хотите сказать, что его пытали? - спросил он, думая, что ослышался, но выражения лиц Ронона, Тейлы и Дженнифер подтвердили это.

Мысли Дэвида вихрем закрутились в голове. Его младший братишка и пытки! Кто-то намеренно причинял ему огромную боль. Дэвид подумал о детских годах, о том, как они росли вместе с Джоном, и не мог соединить те образы с мыслями о брате, подвергающемся пыткам. Когда ему сказали, что Джон был ранен при исполнении служебных обязанностей, он решил, что его подстрелили или зацепило осколком; пытки даже отдаленно не приходили ему в голову. Он помахал головой, пытаясь сосредоточиться, и услышал, как доктор Келлер приносит свои извинения.

- Простите. Я думала, Вам сказали... Я бы никогда не вывалила на вас все это, если бы знала... - Она замолчала, и Дэвид понял, что понятия не имеет, чего ожидать, когда увидит брата.

Прежде чем он смог что-то спросить, Ронон и Тейла заявили, что должны уйти, но попросили доктора Келлер разрешить им зайти и хотя бы мельком взглянуть на Джона. Она согласно кивнула, все еще пытаясь привести в порядок свои мысли и решить, как объяснить Дэвиду, что произошло, и почему они так отчаянно нуждались в его присутствии на Атлантиде.

- Если вкратце, то во время одной важной миссии подполковник Шеппард попал в плен к ученому-преступнику по имени Брикьен. Это была не первая их встреча, и Брикьен жаждал мести, поэтому сделал все возможное, чтобы причинить Джону как можно больше боли. Вообще-то, это - одна из причин, почему мы хотели, чтобы Вы приехали. - Дженнифер сделала паузу, после чего продолжила. - Видите ли, мы обнаружили на Атлантиде шпиона, и во время его допроса помимо выяснения места нахождения подполковника узнали, что этот шпион отправлял Брикьену информацию о Шеппарде с момента их первого столкновения. В последнее время эта информация включала электронную переписку между Джоном и Вами.

Дэвид слушал очень внимательно и был в шоке, узнав, что он сыграл в этом свою роль.

- Вы хотите сказать, что этот тип Брикьен использовал электронные письма, мои электронные письма, чтобы причинить Джону боль?

- Да, он использовал их, как и любую другую информацию о чувствах Шеппарда по поводу смерти вашего отца, которую только смог собрать. - Дженнифер перевела дух и заговорила снова. - Боюсь, его методы были чрезвычайно эффективными. Даже при том, что Джон уже несколько дней дома, его состояние не улучшается. - Глубоко вздохнув, она перешла к сути проблемы. - Это выглядит так, словно он прекратил бороться за жизнь. В прошлом, будучи раненым, Джон всегда мог справляться с этим. Ему удавалось выжить, даже когда все оборачивалось против него, но на этот раз его не заботит, останется он жив, или умрет. - На мгновение наступила тишина, поскольку Дженнифер позволила Дэвиду переварить все это. - Мы надеемся, что Вы сумеете помочь ему успокоиться и заставите спать, позволив телу исцеляться. Помогите ему понять, что он должен продолжать бороться за жизнь. Я не знаю, что именно произошло между Джоном, Вами и Вашим отцом, но уверена - Брикьену удалось использовать это, чтобы заставить его думать, что он не имеет права жить... - Внезапно на взволнованном лице доктора Келлер появилось озабоченное выражение. - Как я только что сказала, мне не известно, что произошло между всеми вами, но если Вы не считаете, что можете помочь успокоить его, я должна заранее это знать. Я не могу рисковать его здоровьем, если Вы до сих пор носите в себе старые обиды и можете взволновать его еще больше.

Дэвид удивился силе воли, стоящей за этими словами, и был рад, что может посмотреть ей в глаза и сказать:

- Я хочу помочь ему поправиться и не позволю ничему из прошлого помешать его выздоровлению.

Дженнифер смягчилась и улыбнулась.

- Знаю, у Вас все еще есть вопросы, но уверена, что Вы хотите увидеть своего брата. Хотя я должна предупредить Вас... он... он выглядит не очень хорошо...

Доктор подвела его к отгороженной части лазарета, откуда доносился голос, бубнящий без остановки.

- ...И тогда Зеленка сказал, чтобы этот ненормальный, называющий себя ученым, проверил настройки, и представь себе, парень переключил их на двенадцать процентов. Неудивительно, что произошло короткое замыкание. Я... - Голос резко затих, как только Дэвид и доктор Келлер вошли в комнату.

Окинув говорящего быстрым взглядом, Дэвид тут же сосредоточился на фигуре, лежащей в постели. Это был Джон, но у Дэвида перехватило дыхание, когда он увидел, в каком состоянии находится его брат.

Его лицо покрывали синяки и кровоподтеки, которые частично заживали, но кожа под ними казалась бледной, за исключением лихорадочного румянца на щеках. Голову охватывала повязка, левая рука была в гипсе и крепилась к телу петлей. Правая нога Джона была приподнята, и ее колено фиксировала толстая скоба. Дэвид с ужасом смотрел, как его младший брат дергается и дрожит во сне.

Тут, отвлекая его внимание от Джона, заговорила Дженнифер.

- Дэвид Шеппард, это - Родни МакКей, главный ученый на Атлантиде и член команды Вашего брата вместе с Рононом и Тейлой.

Дэвид повернулся и посмотрел на человека, говорившего до их прихода. Он все еще сидел, но, казалось, прямо вибрировал от избытка энергии. Прежде чем Дэвид смог представиться, доктор МакКей снова заговорил:

- Хмм, Вы с Джоном совсем не похожи, хотя я раньше думал, что это так, но откуда мне было знать, верно? Так или иначе, я рад, что Вы здесь. Может быть, Джон теперь хоть немного поспит. Я имею в виду, мой разговор должен был его успокоить, но все это время, пока я здесь, он меня совсем не слушал. Хотя, я никогда не пойму, почему он решил не слушать мой поучительный рассказ; в конце концов, я - единственный гений на Атлантиде.

Тут вмешалась доктор Келлер и прервала бессвязную болтовню МакКея.

- Родни, мне нужно идти. Ты можешь объяснить Дэвиду, что произошло, и ответить на все его вопросы? Я успела дать ему только небольшое представление об этом.

- Конечно, - ответил МакКей, и еще до того, как Дженнифер покинула комнату, начал долгий и подробный рассказ, изобилующий множеством подробностей, о том, что привело Джона к краю смерти, а Дэвида в галактику Пегас.

***

В тот же день позже Ронон молча стоял у стены, пока Дэвид смотрел, как Джон в беспамятстве стонет и мечется в кровати. Дэвид задумался, как его младший брат оказался в этой ситуации. Он понял, что привело его брата к нынешнему пребыванию в лазарете, но как Джон попал в летающий город в другой галактике? Детьми братья были близки, но по мере взросления их характеры различались все сильнее и сильнее, и когда Джон спорил с отцом, они еще больше отдалялись друг от друга. Наконец произошла роковая ссора, закончившаяся тем, что Джон ушел из дома, и они не видели его в течение многих лет. С обеих сторон были сказаны ужасные вещи, вещи, о которых, Дэвид был уверен, все потом сожалели. И все же он никогда не жалел об этом так сильно, как сейчас.

Его младший брат лежал в лазарете при смерти, потому что рискнул своей жизнью, чтобы помочь другим. По словам Родни, Джон знал, что погибнет или попадет в плен, но все равно решил вернуться и уничтожить все исследования, поскольку не хотел рисковать и позволить Брикьену создать это оружие снова и использовать его против Атлантиды. К счастью команда Джона и все жители Атлантиды сделали все возможное, чтобы его вернуть. Им удалось его спасти, но Дэвид боялся, что спасение прибыло слишком поздно.

Дэвид до сих пор помнил, что почувствовал, когда ему впервые рассказали о состоянии Джона и обо всех его повреждениях. Он был поражен, как кто-то мог вынести подобное и остаться в живых, но предположил, что если такой человек существует, это должен быть его младший брат. Даже сейчас перечень травм заставлял голову Дэвида идти кругом. Джона мучила лихорадка, все его тело покрывали синяки и кровоподтеки, а спину - глубокие рваные раны от кнута, у него был перелом левой руки, воспалившиеся ссадины на запястьях, несколько сломанных ребер, сотрясение мозга и пулевое ранение в боку. Вдобавок к этому он был истощен, страдал от обезвоживания, голода, лихорадки из-за инфекции и, что причиняло Дэвиду наибольшую боль, депрессии, заставляющей Джона даже сейчас сдаться и прекратить бороться за жизнь.

Продолжение следует...
Награды: 8  
toha Дата: Среда, 23 Декабря 2015, 20:03 | Сообщение # 8
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 15
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: где-то там
А что, продолжения не будет?
Награды: 0  
iris Дата: Среда, 23 Декабря 2015, 21:02 | Сообщение # 9
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Будут комментарии - будет и продолжение. ^_^

Глава 10

Доктор Келлер буквально выгнала Дэвида из лазарета, недвусмысленно заявив, что он должен пойти и что-нибудь поесть. Он попытался объяснить ей, что, учитывая, сколько времени они с Джоном не виделись, двенадцати часов, проведенных у его кровати, все еще слишком мало. Однако Келлер не собиралась принимать никаких возражений, так что вскоре он оказался в столовой, пытаясь возбудить аппетит, хотя еда была последним, о чем он мог подумать. Но прежде чем он попытаться что-то съесть, его остановил молодой морпех.

- Вы - брат подполковника Шеппарда, не так ли?

- Да, - ответил Дэвид, вопросительно глянув ему в лицо.

- Я только хотел сказать Вам... Для меня большая честь служить под командованием Вашего брата. Я... я попал в плен к рейфам, и на меня все должны были махнуть рукой, но он никогда не оставлял надежду. Он продолжал поиски и осуществил чертовски рискованную спасательную миссию. Когда я попытался поблагодарить его за все, что он сделал, он просто посмотрел на меня и сказал: "Мы никогда не бросаем своих людей". Ваш брат - герой, и... ну... я надеюсь, что он скоро поправится. Без него это место не будет тем же самым.

Дэвид стоял в оцепенении, пытаясь придумать ответ на эту страстную речь. Наконец он прочистил горло, странно забитое слезами, и сказал:

- Это похоже на Джона. Спасибо за то, что рассказали мне Вашу историю.

Молодой морпех понимающе кивнул и покинул столовую.

В течение следующих двух дней, каждый раз, когда Дэвид вынужден был покидать лазарет, эта сцена повторялась много раз. И военные, и гражданские останавливали его, чтобы рассказать, как Джон помог им, и что он значил для Атлантиды. Слушая каждую новую историю, Дэвид чувствовал гордость за своего брата, но при этом также рос его страх. В работе Джона было столько опасностей, а от его желания спасти всех даже ценой собственной жизни становилось еще страшнее.

Он задумался, понимал ли Джон, как много он значил для людей на этой базе. На второй день своего пребывания на Атлантиде Дэвид во время ланча спросил полковника Картер, всегда ли здесь так тихо. На ее лице появился печальный взгляд.

- Нет, обычно здесь гораздо шумнее, но поскольку Ваш брат болен... ну... это затрагивает всех. - Пытаясь объяснить, она продолжила: - К тому же, источником наибольшего шума обычно является именно Джон. Он или гоняет по коридорам на своем скейтборде, или собирает морпехов, не находящихся на дежурстве, и всех желающих присоединиться и устраивает игру по захвату флага на базе. И это - только то, что он делал, с тех пор как я здесь. До моего прибытия он даже как-то организовал гонки на прыгунах. - От этой информации Дэвид почувствовал легкий шок, но Сэм только рассмеялась. - Знаю, это выглядит совершенно против правил, но очень помогает поддерживать моральный дух. Поскольку мы оторваны от Земли, возможности выпустить пар ограничены, и Джон это понимает. Подобные развлечения помогают всем немного передохнуть, чтобы потом вернуться к своей работе с новыми силами. Возможно, Ваш брат кажется безответственным, но позвольте мне Вас заверить, что это совсем не так. Он серьезно относится к своей ответственности. Иногда, я бы даже сказала, слишком серьезно.

Дэвид кивнул в ответ, и Сэм продолжила говорить ему о том, как она благодарна, что именно Джон оказался ее заместителем. Дэвид всегда знал, что у его брата были задатки великого лидера; их отец тоже это понимал, и именно поэтому хотел, чтобы Джон присоединился к семейному бизнесу. Шеппард-старший думал, что его младший сын, став отчаянным пилотом, попросту впустую тратит свои способности. Но теперь Дэвид обнаружил, что Джон использовал их в месте, гораздо более жизненно важном, чем зал заседаний совета директоров в компании отца. В месте, где люди постоянно находились под угрозой смерти, их командир вселял в них мужество и уверенность.

***

Дэвид сидел в лазарете у кровати Джона, пока медсестра сменяла повязки на его запястьях. Дэвид знал, что это мелочь по сравнению со всеми его остальными травмами, но вид этих искалеченных запястий причинял огромную боль. Возможно, потому что их нельзя было ошибочно принять за повреждения, полученные при авиакатастрофе или чем-то подобном. Эти раны были преднамеренными и могли быть получены только в плену.

Дэвид знал Джона; он знал, насколько его брат ненавидел терять контроль. Как, должно быть, его сводило с ума попасть в плен и оказаться связанным! Наверное, поэтому его запястья были так искалечены. Он боролся со своими путами, независимо от того, насколько это было трудно и бессмысленно. Когда толстые бинты вновь покрыли синяки и разодранную плоть, Дэвид вздохнул и пожелал, чтобы запястья его брата были худшей из его проблем. Но, видя, как Джон беспокойно мечется во сне, Дэвид понимал, что это не так.

***

Проведя беспокойную ночь, Дэвид вошел в зону, где лежал его брат. К своему удивлению он увидел не кого-то из членов команды Джона, а его заместителя, майора Лорна. Дэвид понял, что Лорн только что прибыл туда, и услышал, как тот говорит, обращаясь к своему лежащему без сознания командиру:

- Сэр... все ребята спрашивают о Вас. Они хотят знать, не стало ли Вам лучше, и не могут ли они чем-нибудь помочь. Все они уважают Вас и хотят, чтобы их командир поскорее вернулся в строй... и я тоже хочу, чтобы Вы поскорее вернулись. Вы ведь знаете, как я не люблю командовать всем городом. Кроме того, пока Вы в лазарете, это место совсем не то, что раньше, здесь стало слишком тихо. - На мгновение Лорн замолчал, после чего заговорил снова: - Эй, Вы помните тех новичков с Дедала? Так вот, Вы их завоевали. Я говорил, что у Вас все получится. После того, как они поняли, что Вы сделали для спасения Атлантиды, уверяю, им стало стыдно за свое предыдущее отношение к Вам. Кстати, они попросились участвовать в спасательной миссии. Я не уверен, заметили ли Вы их, но они были справа за мной, когда мы Вас спасали. Слышали бы Вы, что они говорят о приеме, которым Вы свалили того охранника! Они распространяют по всему городу историю о том, как их командир, несмотря на то, что был ужасно избит и едва мог стоять, все же сумел снять охранника! - Майор продолжил чуть тише: - Сэр, продолжайте бороться. Раньше Вы никогда не сдавались, и я не хотел бы, чтобы это произошло сейчас...

Лорн продолжал говорить, и Дэвид потихоньку выскользнул из лазарета, чтобы дать ему время побыть со своим командиром. Было ясно, что майор действительно заботится о Джоне и отчаянно желает, чтобы тот выздоровел. За то небольшое время, что он провел с Лорном, Дэвид узнал, что тот очень восхищается Джоном и рад служить под его началом. Это заставило Дэвида задуматься о том, сколько преданности вселил Джон в своих людей, и как они переживают каждый раз, когда ему причиняют боль.

Дэвид вспомнил, как часто его младший брат получал травмы, когда они были детьми. Казалось, он вечно влипал во всякие неприятности. Иногда это была полностью его вина, как, например, когда он решил скатиться на скейтборде с крыши их дома в бассейн. Дэвид покачал головой, вспоминая, что когда они везли его в больницу, Джон дерзко заявил, что потрясающая минута в воздухе того стоила. "Дэйв, это было невероятно! Я чувствовал, будто на самом деле лечу!"

В другие времена, попадая в беду, он действительно ничего не мог поделать; причина была в его характере. Если кто-то причинял другому боль, Джон не мог пройти мимо. Пока он рос, это приводило к частым походам к школьной медсестре и классному руководителю. Кроме того, из-за этого у него появлялось много врагов; хотя еще больше у него появлялось друзей. И все же Джон боялся слишком сближаться с людьми. Он всегда был из тех, кто очень популярен и дружелюбен со всеми, но мало кому позволяет узнать себя настоящего.

Наконец, у Джона, казалось, просто была худшая, а может, наоборот, лучшая удача в мире. Ему всегда удавалось быть там, где происходили самые захватывающие или опасные события, и обычно в конце концов он оказывался вовлеченным в них. И все же, какой бы ужасной или опасной не была ситуация, в конце концов, для Джона всегда все заканчивалось хорошо. Ну... может, не так уж хорошо, но он, определенно, оставался жив.

Увидев, что Лорн ушел, Дэвид медленно вернулся в комнату Джона. Глядя на брата, он чувствовал печаль. Как он мог позволить этой гигантской пропасти вырасти между ними?!! Дэвид не должен был принимать сторону отца; ему следовало приложить больше усилий, чтобы дать понять Джону, как он заботился о нем...

В свою первую ночь на Атлантиде Дэвид сидел у постели Джона вместе с МакКеем и заметил, что тот чувствует неловкость, проводя время с братом человека, который, несомненно, был его лучшим другом, в то время как этот человек лежит при смерти. Родни принялся болтать всякие глупости, и одна вещь поразила Дэвида в самое сердце: оказывается, МакКей долгое время был уверен, что у Джона нет семьи.

- Видите ли, он никогда никого не упоминал, и когда мы боялись, что рейфы разрушат Атлантиду, и не имели понятия, сможем ли когда-нибудь вернуться домой, все записали сообщения, чтобы передать своим близким на Земле. Ну, понимаете, последнее слово, учитывая тот факт... ну... мы действительно не думали, что выживем. А когда я спросил у Шеппарда, закончил ли он свою запись, он с усмешкой глянул на меня и сказал, что у него нет семьи, и ему некому послать сообщение... Ну... и я предположил, что все они умерли... но теперь я думаю, он просто считал, что они умерли для него... или что он умер для них... ну... что-то в этом роде. Во всяком случае, именно поэтому я был так удивлен, когда узнал, что его отец умер и у него есть брат...

МакКей продолжал говорить то об одном, то о другом, но Дэвид его уже не слушал. Джон думал, что умер для них... он не понял, как сильно они скучали по нему и сожалели обо всем случившемся.

Как же все запуталось! Джон провел все эти годы, думая, что его родная семья не заботится о нем, в то время как они жаждали помириться с ним. Серьезно, временами жизнь бывает так несправедлива! Дэвид только надеялся, что Джон выживет, и у него еще будет шанс исправить их отношения.

Глава 11

Дэвид бесцельно блуждал по городу. Ему нужно было время, чтобы взять себя в руки и просто размять ноги, уставшие от долгого сидения в лазарете. Пока он бродил, его вновь наполнило чувство благоговения от этого города и от осознания, что это дом его брата. Наконец, ноги привели его к столовой, и к своему удивлению он увидел всех членов команды Шеппарда, сидящих за столом. Его сердце бешено заколотилось; он знал, что кто-то из них постоянно дежурит возле Джона, и впервые видел их всех вместе за пределами лазарета. Он испугался худшего.

Дэвид медленно направился к ним, боясь задать неизбежный вопрос, но ему так и не пришлось спрашивать. Его заметила Тейла и поняла, что он должен был подумать.

- Джон все еще с нами, - сказала она, слегка улыбнувшись. - Просто доктор Келлер заставила всех нас уйти и немного отдохнуть, пока она сама посидит с ним.

Дэвид кивнул, чувствуя тупое облегчение.

- Пожалуйста, садитесь и присоединяйтесь к нам. Мы просто вспоминали прошлые миссии, - продолжила она.

Дэвид сел и принялся слушать. Вскоре их рассказы привели его в восторг.

- Знаете, когда мы только прибыли на Атлантиду, она находилась под водой. На поддержание щита требовалось огромное количество энергии, поэтому мы боялись, что нас затопит. Но сработала система безопасности, заставившая Атлантиду всплыть на поверхность. Это был первый раз из множества других, когда мы думали, что потеряем этот город. Кстати, всего несколько месяцев спустя мы боялись, что его уничтожит страшный шторм, - принялся рассказывать МакКей.

- Да, - продолжила Тейла. - Тогда почти все были эвакуированы, в то время как Родни попытался привести в исполнение план по спасению Атлантиды.

- Ну и конечно, как раз в этот момент должны были появиться дженаи и попытаться захватить город, пока в нем никого не будет, - с горечью пробормотал Родни, все еще помня свое первое столкновение с пыткой.

- Вообще-то их остановила изобретательность Джона.

- Да, но от шторма город спас именно мой гений.

Ронон и Тейла насмешливо переглянулись. МакКей никогда не упускал возможности упомянуть о своей гениальности.

Потом Родни рассказал Дэвиду о том, как на Атлантиду прибыла вознесшаяся Древняя, которая увлеклась Джоном, что, в свою очередь, заставило Тейлу напомнить ему о женщине из Братства с планеты Даган и об ученой из города, построенного на супервулкане. В отместку Родни упомянул о мире, где из Джона хотели сделать короля, предложив ему в невесты принцессу, и все из-за его супергена.

- А как насчет того времени, когда в твоей голове вместе с тобой была лейтенант Кэдмен? - спросил Ронон со злой усмешкой.

- Что?.. Нет... мы ведь договорились, что больше никогда не будем говорить об этом!

Ронон только ухмыльнулся, так что Родни, пытаясь увести тему от явно больного для него вопроса, вспомнил первое, что пришло ему на ум: человека по имени Люшес, который заразил всю экспедицию, кроме Джона, препаратом, заставившим их его обожать. Тейла отметила, что хотя этот человек был удивительно раздражающим и создал множество проблем, особенно для Джона, тот рискнул ради него своей жизнью, когда Кола попытался его взорвать.

Дэвид заинтересовался, что это за Кола, и к его удивлению все на минуту затихли. Затем заговорил Родни.

- Помните дженаев, о которых мы упоминали чуть раньше? Так вот, их ударный отряд возглавлял человек по имени Кола. После этого они с Джоном стали заклятыми врагами. И, несмотря на то, что Шеппард сохранил ему жизнь, Кола захватил его в плен, и... у него был рейф, который... питался Джоном. Он передавал на Атлантиду видео с сеансами кормления, чтобы заставить нас выдать ему нового лидера дженаев, Лейдона Радима.

Дэвид на мгновение потерял дар речи, поскольку его мозг пытался воспринять то, что они говорили.

- ...Но я думал, что рейфы высасывают из людей всю жизнь!

- Они так и делают, - яростно перебил его Ронон. - После последнего видео все мы были уверены, что Джон мертв.

Но тут с улыбкой вмешалась Тейла:

- И все же, хотя мы потеряли надежду увидеть Джона живым, когда мы нашли его, рейф вернул ему всю его жизнь. Если Джон выжил тогда, несомненно, он может выжить и теперь!

Разговор вновь переключился на более беззаботные темы, но у Дэвида в уме крутились мысли о видео с пытками его брата. Он знал, что пытки, с которыми Джон столкнулся тогда, были совсем не теми, которым подверг его Брикьен, но Дэвид не мог не спрашивать себя, как ему удалось их перенести. Он подумал, что посмотрев те видеофильмы и увидев, как Джон с этим справился, сможет лучше понять своего брата. Возможно, это помогло бы ему пробиться к Джону и вытащить его из депрессии.

***

- Я слышал, что есть видео, где Кола пытает Джона. - Дэвид смотрел на полковника Картер с отчаянием в глазах, ожидая честного ответа.

Увидев, что ему не нужна подслащенная правда, она кивнула.

- Они находятся в его деле? Я могу их посмотреть? Я должен видеть, через что он прошел!

Борясь с желанием отказать в его просьбе, она внимательно посмотрела ему в глаза и увидела в них ту же решимость, которую часто проявлял Джон Шеппард, так что вынуждена была согласиться.

- Они ужасны, но если Вы считаете, что должны их посмотреть, идите к Зеленке. Я сообщу ему, чтобы он предоставил Вам к ним доступ. Он может также дать Вам отчеты о том инциденте.

Дэвид тихо поблагодарил ее и ушел, мысленно готовясь увидеть, как его братом питается рейф. Он знал, что это будет ужасно, но все равно чувствовал непреодолимую потребность посмотреть эти видео. Дэвид понял, как мало он знает о Джоне по сравнению с другими людьми на Атлантиде, так что просмотр этих видео был для него способом понять своего брата.

***

Дэвид сидел один в гостевой комнате, наедине со своими мыслями. Он начал с чтения отчета о миссии самого Джона. Тот был кратким и по существу, но при этом каким-то отстраненным, как будто человек, пишущий его, не имел никакого отношения к пытаемому. Остальные отчеты читать было труднее. Хотя они были составлены профессионально, со всеми надлежащими фактами, их авторы не смогли скрыть того факта, что отчаянно беспокоились и волновались о Джоне.

Отчет доктора Беккета был самым тяжелым. Он пояснял, что как профессионал не видел никаких шансов, что Джон выживет после последнего кормления. Хотя Дэвид знал, как много раз Джон был близок к смерти, с тех пор как попал в эту галактику, впервые все было написано так ясно. Хотя все остальные продолжали убеждать себя, что надежда остается, врач объяснил, что не видел способа, как Джон мог перенести все это и выжить. Но он нашел точки соприкосновения со своим врагом, и тот вернул ему взятую жизнь.

Прочитав отчеты о миссии, Дэвид включил видео и принялся смотреть каждый видеофильм с растущим ужасом. В первом он увидел, как его брат приказал, чтобы они не выполняли требования Колы, хотя прекрасно знал, что его будут пытать. Когда в комнату вошел рейф, Джон тяжело задышал, и Дэвиду отчаянно захотелось, чтобы ничего этого не было...

Рейф начал питаться, и Джон принялся корчиться от боли, откинув голову назад. Потом рейфа оттащили, оставив Джона задыхающимся, с трудом восстанавливающим дыхание. Дэвид видел, как голова его брата медленно упала на грудь, и подумал, был ли он в этот момент в сознании.

В следующем видео Дэвид со страхом и гордостью смотрел, как даже после перенесенной боли Джон высоко держал голову и столкнулся со своими врагами лицом к лицу. Он видел, как тот кивнул при решении Вейр не торговаться, и задумался, где же Джон нашел силы переносить страдания от такой боли с таким вызовом?!! Когда он столкнулся с Брикьеном, все было так же?

На этот раз после кормления Джон выглядел явно старше, его волосы поседели. Дэвид подумал, насколько это, должно быть, ужасно, стареть всего за несколько минут, зная, что у тебя только что высосали многие годы жизни.

Последнее видео было самым страшным. Он почувствовал, что его сердце почти остановилось, когда услышал, как Кола заявил: "Возьми то, что тебе причитается". Страдание на лице брата заставило его желудок сжаться. Когда рейф прекратил питаться, Дэвид увидел, что Джон вскоре потерял сознание и выглядел старым, хилым, и слабым. Однако он знал из отчетов, даже в таком состоянии тот сумел сбежать с помощью рейфа. Как ему это удалось, находилось за пределами понимания Дэвида. И глядя на застывшее изображение своего брата, он понял, что у Джона был запас прочности, которого он сам никогда не имел.

Это заставило Дэвида понять, что, столкнется ли Джон с Колой, или Брикьеном, он будет бороться до самого последнего вздоха. И все же сейчас личные демоны брата заставляли его сдаться. Дэвид глубоко вздохнул и пообещал себе, что будет продолжать делать все, что в его силах, чтобы заставить Джона снова бороться за жизнь.

Глава 12

Во второй половине дня доктор Келлер пригласила Дэвида, команду Джона, полковника Картер и Лорна встретиться с ней в лазарете. Сердца у всех заколотились с беспокойством, опасаясь за состояние Джона; и, к сожалению, их страхи оказались обоснованными.

- Джону становится все хуже. Его тело не выдерживает напряжения, под которым находится, и, боюсь, если в ближайшее время что-то не изменится, вскоре он умрет. Если вы хотите с ним попрощаться... вам следует это сделать как можно скорее.

Дэвид возвращался в свою комнату как в тумане. Он не знал, что делают окружающие его люди, и не был уверен, что даже извинился, прежде чем покинуть лазарет. Как это могло быть, что он отправился в другую галактику, чтобы помочь Джону, и после этого тот по-прежнему умирал? Как мог Джон сдаться, выжив после кормления рейфом?

Как только он достиг своей комнаты, все эмоции, которые он до сих пор сдерживал под своей спокойной внешностью, вырвались наружу.

- Черт побери, Джон! Почему ты не мог прийти домой раньше? - кричал Дэвид на стену. Почему только смерть отца смогла сблизить их достаточно, чтобы просто поговорить друг с другом? Почему понадобилось, чтобы его брат оказался на пороге смерти, наверное, в миллионный раз, чтобы заставить его узнать, кем на самом деле является Джон?

- Джон! Мы - братья; и мы сделали все, чтобы отдалиться друг от друга, и теперь все на этой базе знают о тебе больше, чем я! И довершение они говорят, что ты сдался... что ты даже не пытаешься больше бороться. Ты просто позволишь себе ускользнуть в вечность! Ты не можешь, Джон! Ты еще даже не встретился с Сидни! Джон, ты не можешь умереть, не можешь! - И впервые за многие годы Дэвид обнаружил, что по его лицу текут слезы.

***

На Атлантиде была ночь, но Дэвид все еще не спал, поскольку думал о Джоне и о том, что он на самом деле может умереть. После нескольких часов бесплодных попыток заснуть он решил направиться в лазарет. Он думал, что лучше провести это время у кровати своего брата, чем лежать с открытыми глазами в постели, сходя с ума от беспокойства по нему. Когда он вошел, в палате была Тейла, и она кивнула ему, продолжая мягко держать руку Джона.

- Как он? - тихо спросил Дэвид.

Отвечая, она любезно улыбнулась, но глубоко в ее глазах он видел тревогу.

- Сегодня вечером он был очень беспокоен, и продолжает кричать от кошмаров.

- И о чем они? - со страхом спросил Дэвид. Он надеялся, что не является частью кошмаров, мучающих Шеппарда, но боялся, что на самом деле играет ключевую роль в бредовых видениях, мешающих Джону отдыхать во время сна.

Немного помедлив, Тейла подтвердила подозрения Дэвида.

- Из того, что я могу понять, в бреду он продолжает считать, что все еще находится в плену у Брикьена. Но потом Брикьен превращается в... Вас и... - после кивка Дэвида она продолжила: - ...и Вы обвиняете его в том, что он ужасный сын и брат, и говорите, что хотели бы, чтобы он умер.

Хотя из предыдущих кошмаров Джона Дэвид ожидал чего-то подобного, он почувствовал, словно его ударили под дых. Его брат, по крайней мере, подсознательно, считал, что Дэвид желает ему смерти! Последние несколько лет их отношения могли быть не самыми лучшими, но Дэвиду и в голову не приходило, что Джон подумает такое, даже если злобный ублюдок-ученый пытался ему это внушить.

Тейла прервала мысли Дэвида, спросив, не останется ли он с Джоном на ночь, чтобы она немного поспала, поскольку ребенок в ее утробе не дал ей отдохнуть раньше. Дэвид согласился.

Хотя он пробыл в Атлантиде уже несколько дней, впервые остался полностью наедине с Джоном. Он нерешительно положил руку на плечо брата, в то время как тот продолжал метаться и что-то бормотать. Дэвид не мог ничего расслышать и наклонился, чтобы разобрать слова.

- ...Прости, Дэйв... хотел... мира... думал... я... сделал... хуже. Папа... говорил... заслуживаю... лучше... ты тоже... хотел бы... чтобы... я... умер... еще в... Аф... ганистане... не спас... всех, о ком... заботился... лучше... бы я... умер. Разочаровал... папу... тебя... никогда не был... разбудил... рейфов...

Дэвид не был уверен, что Джон может его услышать, но если существовал хотя бы малейший шанс, он хотел, чтобы Джон знал: он беспокоится о нем и боится самой мысли потерять его. Он не хотел, чтобы у Джона оставалось ложное впечатление, что он желает его смерти, тем более что это, кажется, препятствовало его выздоровлению.

Дэвид заговорил, нерешительно, но искренне.

- Джон, ты должен продолжать бороться. Я не хочу, чтобы ты умер, и я знаю, что папа был бы рад, что ты жив, поэтому ты должен продолжать бороться за жизнь. Ты не можешь сдаться. Ты не можешь позволить этому парню Брикьену одержать верх. На похоронах я сказал, что папа сожалел о том, что произошло между вами, и это так и есть. Но я не сказал, как я сожалею о том, что произошло.
Я так много раз жалел, что не сказал тебе: независимо от того, что произошло между тобой и папой, ты все еще оставался моим братом... и все же, я никогда не говорил тебе об этом. Вместо этого я отдалился от тебя, ведь с твоей работой ты всегда мог уехать в любой момент. Мы никогда не знали, куда ты едешь и когда вернешься, поэтому, когда ты поссорился с папой, я просто позволил стене молчания вырасти между нами.
Между прочим, я действительно сожалею о том, что сказал на похоронах; мне, правда, правда, правда, очень жаль. Я просто рассердился, что ты снова оставил меня, и это случилось из-за твоей работы. Я никогда не позволял себе посмотреть на это с твоей точки зрения, понять, сколько добра ты приносишь своей работой. Но теперь, оказавшись в Атлантиде, я все понимаю. Я читал обо всем хорошем, что ты здесь сделал, обо всех жизнях, которые ты спас, и о бедствиях, которые ты предотвратил. Я даже слышал, что твои действия несколько раз помогли спасти Землю. И люди, Джон, люди здесь действительно заботятся о тебе! Я имею в виду, что все переживают за тебя, от полковника Картер и твоей команды до майора Лорна и всех здешних поваров. Ко мне подходили, наверное, не меньше двадцати морпехов, чтобы рассказать, как ты когда-то спас им жизнь... Джон, прошу, ты должен держаться! У тебя есть так много, ради чего жить!

Во время этой речи Дэвид смотрел на свои руки, но тут он глянул вверх и увидел, что глаза Джона уставились на него. У Дэвида перехватило дыхание, когда он заметил, что, хотя они затуманены, в них виднеется понимание. Дэвид остановился, не зная, что сделать или сказать, но Джон лишил его этой необходимости.

- ...Ты... не хочешь... чтобы... я умер?..

- НЕТ! НИ ЗА ЧТО! Джон, одна из причин, почему я всегда был так расстроен твоей работой, заключалась в страхе, что ты уйдешь на одну из своих совершенно секретных миссий и никогда не ввернешься. Я... - у Дэвида сломался голос, - ...я не хотел, чтобы это произошло. И папа тоже не хотел, чтобы ты умер. Теперь я знаю, хотя раньше не знал, что одна из причин, почему папа так не хотел, чтобы ты шел в армию, была в том, что он боялся твоей смерти.

- ...Думал... он просто... хотел... спланировать... мою... жизнь...

- И это тоже, но только потому, что он желал для тебя лучшего. Он любил тебя, Джон, и хотел, чтобы ты знал: перед смертью он сожалел о случившемся. И он также хотел, чтобы ты знал: он простил тебя.

Дэвид с потрясением увидел, что по лицу Джона потекли слезы.

- ...Он... простил меня... и ему... было... жаль?

Глаза самого Дэвида тоже начали слезиться, поскольку он увидел на лице Джона одновременно недоверие, облегчение и радость.

- Да, Джон! И мне тоже жаль! Джон, я... я люблю тебя.

- ...Я... так... скучал по тебе... Дэйв...

При этих словах, помня обо всех подключенных проводах и ранах Джона, Дэвид осторожно заключил своего младшего брата в нежном объятии. Джон в ответ обнял его слабо, но удивительно сильно, учитывая его состояние.

Из глаз Дэвида покатились слезы, и он тихонько прошептал брату на ухо:

- Не сдавайся, Джон. Я не могу потерять тебя снова...

Глава 13

На следующий день Дэвид получил новости от Дженнифер.

- Лихорадка Джона прошла! Он спокойно отдыхает, и я думаю, что кризис миновал, и он собирается идти на поправку!

Облегчение, которое испытал Дэвид, умалялось страхом, что Джону может снова стать хуже, но члены его команды, казалось, не переживали по этому поводу.

- Он борется за выздоровление! А когда подполковник Джон Шеппард за что-то борется, он не сдается, пока не победит. Он очень упрямый, поэтому, раз он борется, чтобы выздороветь, то так и будет, - объяснили члены команды.

Дэвид пожалел, что не может разделить их оптимизм, но их слова и умиротворение, которое он видел на лице Джона, придали ему сил.

Несколько дней спустя он снова сидел в лазарете один рядом с Джоном, работая на своем ноутбуке.

- Дэйв?..

Дэвид тут же отреагировал на тихий звук, исходящий от постели его брата.

- Джон! Ты очнулся. Позволь мне дать тебе чего-нибудь попить. Я знаю, что Дженнифер захочет тут же быть здесь, чтобы поговорить с тобой.

Говоря все это, он быстро поднес Джону чашку воды и вставил соломинку в рот брата, после чего нажал на кнопку вызова медсестры, чтобы сообщить Келлер, что Джон пришел в себя. Брат смотрел на него с вопросами в глазах; глазах, которые, наконец, были ясные и могли полностью сосредоточиться.

Сделав несколько глотков, Джон отвернул голову от соломинки и откашлялся.

- Я думал, что ты был просто галлюцинацией или сном, навеянным моей лихорадкой. - Фраза заставила Джона закашляться из-за его непрекращающейся простуды, так что Дэвид дал ему еще немного воды.

- Нет, я нахожусь здесь, на Атлантиде, во плоти, - ответил он с широкой улыбкой, после чего отступил от Джона, поскольку прибывшая доктор Келлер начала обследовать пациента. Дэвид, наконец, смог принять то, что Келлер сказала несколько дней назад: подполковник Джон Шеппард пошел на поправку.

***

Несколько часов спустя Джон постепенно проснулся и, не открывая глаз, прислушался к звукам в комнате. Он знал, что пока Келлер его осматривала, снова заснул, и теперь жалел, что у него не было достаточно времени, чтобы поговорить с Дэйвом. Джон все еще с трудом верил, что Дэйв был здесь, на Атлантиде, и это не была галлюцинация.

Джон попробовал вернуться к своим воспоминаниям о том, что произошло с тех пор, как его спасли от Брикьена, и понял, что почти все они были, как в тумане... совершенно расплывчатые. Большая часть времени была заполнена болью и бесконечными кошмарами. Самые страшные события и воспоминания его жизни перемешались, чтобы стать чем-то поистине ужасающим. Худшее включало его отца и брата. Они напоминали ему о том, как он их подвел, и теперь не заслуживает, чтобы жить.

Джон верил им... пока в одном из снов брат неожиданно перестал его обвинять и вместо этого сказал, что он должен продолжать бороться за жизнь. Это настолько отличалось от его обычных кошмаров, что он внезапно проснулся. Но и после этого, к его полному и чрезвычайному удивлению, голос не исчез.

Он открыл глаза и увидел своего брата, сидящего возле его кровати. Это был не Дэвид из его кошмаров, в безупречной одежде, источающий гнев. Нет, у этого Дэвида одежда была в беспорядке, а волосы торчали в разные стороны, напоминая прическу самого Джона. Более того, вместо гнева и горечи, от него исходило беспокойство, и, к полному замешательству Джона, это беспокойство было направлено на него.

Дэйв говорил ему, как сильно он хочет, чтобы Джон жил. Джон не мог ему поверить. Его старший брат хотел, чтобы он жил! Когда брат посмотрел на него и понял, что он проснулся, Джон нерешительно задал вопрос, который горел у него в уме; он попытался понять, что говорил этот Дэйв по сравнению с тем, что ему кричали все остальные Дэйвы.

- ...Ты... не хочешь... чтобы... я умер?..

Ответ Дэйва был мгновенный и решительный:

- НЕТ! НИ ЗА ЧТО!

Джон почувствовал, как его снова охватывает покой, пока думал о словах Дэйва, что и он, и их отец хотели, чтобы Джон был жив. Папа даже простил его. И почти сразу после того, как они закончили говорить, Джон погрузился в свой первый спокойный сон, с тех пор, как его захватил Брикьен.

Но по мере того, как он постепенно все больше узнавал о своем окружении, он еще долго думал, что, должно быть, это была просто галлюцинация. Брат никак не мог оказаться на Атлантиде. Тем не менее, проснувшись, он с удивлением вслушивался в печать на ноутбуке, не беспорядочную и быструю, характерную для Родни, а гораздо более спокойную и последовательную. Заинтересовавшись, кто бы это мог быть, он открыл глаза и увидел Дэйва во плоти. Он был потрясен, что это все-таки не галлюцинация, но когда окликнул Дэйва, тот быстро ответил, отметая все мысли Джона, что он снова не в себе. К сожалению, Келлер хотела его осмотреть, так что у Джона в тот момент не было шанса поговорить с Дэйвом, и он заснул, прежде чем она закончила.

Теперь же Джон больше не спал и узнал звуки, мягко доносившиеся откуда-то неподалеку.

- Он снова проснулся?

- Нет, с тех пор как Вы ушли, он спокойно спит.

Джон открыл глаза и увидел Дэйва и Келлер, беседующих в ногах его кровати. Келлер первой заметила, что он уже не спит и шагнула вперед, тут же спросив в исключительно докторской манере:

- Как Вы себя чувствуете?

Прислушавшись к своему состоянию, он ответил:

- Не очень плохо, хотя я предполагаю, что Вы держите меня на некоторых довольно сильных обезболивающих.

- Конечно, - ответила она, продолжая в то же время обследовать его жизненно важные органы, - но Вы действительно прогрессируете! - Закончив, она взглянула на Дэйва и Джона и сказала: - Уверена, у вас обоих есть много, о чем поговорить, так что я оставлю вас вдвоем. Но Джон, Вам действительно нужно отдыхать, так что я рассчитываю на Вас и надеюсь, что этот разговор не затянется слишком надолго. - Они оба кивнули, и она посмотрела на Джона, словно пытаясь выяснить правдивость его ответа. Вздохнув, она перевела взгляд на Дэйва. - Надеюсь, Вы позаботитесь, чтобы он не переусердствовал.

- Эй! - запротестовал Джон, в то время как Дэйв рассмеялся и сказал:

- Я постараюсь, хотя это может быть трудно.

- Как всегда, - рассмеялась она в ответ.

Когда она вышла из комнаты, Джон с трудом подавил желание высунуть ей вслед язык, зная, что это будет слишком по-детски. Отвлекая свое внимание от нее, Джон посмотрел на Дэйва и слегка улыбнулся.

- Так, как ты попал в мой город?

- Ну... - и Джон с Дэйвом принялись беседовать, как они делали, когда были моложе, и когда самой сложной проблемой, с которой они сталкивались, было содержать свои комнаты в чистоте...

Окончание следует
Сообщение отредактировал iris - Среда, 23 Декабря 2015, 21:06
Награды: 8  
Kitten Дата: Среда, 23 Декабря 2015, 21:10 | Сообщение # 10
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6793
Репутация: 1988
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Отличная прода (перевод). Молодчина! :D


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Среда, 23 Декабря 2015, 23:12 | Сообщение # 11
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Отличная прода (перевод). Молодчина!


Спасибо! Сейчас закончу.

***

Это был первый день, когда Джону разрешили посидеть подольше, хотя доктор Келлер все время напоминала ему, что он должен вести себя спокойно и тихо, поскольку его простуда еще не полностью прошла. Ронон, Тейла, Родни и даже Дженнифер были в комнате вместе с Джоном и Дэвидом, празднуя его выздоровление.

Они шутили об огромном эго Родни, когда тот внезапно заявил:

- На самом деле, мое эго не раздуто; фактически, я считаю, что мое эго, скорее, занижено.

Все пораженно уставились на Родни, ожидая, что он даст понять, что пошутил; к сожалению, они ждали напрасно.

Джон окинул Родни недоверчивым взглядом.

- Ты это серьезно? Ты думаешь, что твое эго не такое большое, как должно быть?

- Конечно.

Тейла и Ронон обменялись удивленными взглядами при мысли, что самый эгоцентричный человек, которого они знали, на самом деле считает, что должен быть еще более эгоцентричным.

Дэвид мысленно удивлялся, как Джон подружился с таким человеком, и это напомнило ему о вопросе, который он хотел задать Ронону.

- Эй, Ронон, я так и не узнал, что же произошло, когда Вы встретились с Джоном.

- Он оглушил меня и связал, вот, что произошло! - сказал Джон, пытаясь выглядеть строгим и оскорбленным, несмотря на улыбку, скрывающуюся в глазах. - Кстати, это было не в последний раз, - добавил он и сказал, поворачиваясь к Ронону: - Интересно, что не так с тобой и твоим станнером?!!

Ронон рассмеялся.

- Ну, похоже, это всегда происходит в нужное время. А помнишь, как однажды ты сам стрелял в меня, и это был не станнер.

- В меня ты тоже стрелял! - вмешался Родни, глядя на Джона.

- Ну, зато я до сих пор не взорвал ни одной солнечной системы, - протянул Джон, с усмешкой взглянув на МакКея.

- Эй, это было только один раз!

Боясь, что это надолго, Тейла сказала:

- Теперь мы можем рассказать Дэвиду эту историю?

И так, с помощью остальной части команды, Ронон рассказал, как был беглецом и при первой встрече захватил Тейлу и Джона. Он поделился, как в конце концов доктор Карсон Беккет удалил из его спины маячок, и они забрали его на Атлантиду.

- Я не собирался здесь надолго задерживаться, даже после того, как увидел разрушенную Сатеду, но Шеппард убедил меня остаться.

Джон пожал плечами и слегка прокашлялся.

- Я хотел держать твою пушку на нашей стороне; это слишком хорошее оружие, чтобы упустить его с Атлантиды, а я знал, что ты не позволишь мне им завладеть, так что, у меня был только один выбор...

Тейла, как всегда дипломатичная, улыбнулась и добавила:

- Кроме того, вместе мы сильнее... как "Фантастическая четверка".

Джон хохотал, пока не начал кашлять. Когда он, наконец, отдышался, то сказал:

- МакКей показал тебе фильмы, не так ли?

- Да, но он сказал, что я должна помнить: Бэтмэн и Робин - лучшая команда супергероев.

- МакКей! Ты ведь знаешь, что это не так! - со смехом заявил Джон, вспомнив их спор, прежде чем они отправились на миссию.

- Это так! Хотя я согласен, что как команда мы больше похожи на Фантастическую четверку, а поскольку мы - великая команда, они поднялись с моей первоначальной оценки.

В ответ на изумленный взгляд Дэвида Джон постарался объяснить всю предысторию, и вскоре уже все смеялись и рассказывали Дэвиду еще больше историй об их жизни в галактике Пегас.

Глава 14. Эпилог

Джон смотрел на пляж и волны, разбивающиеся перед ним о берег. Он был на Земле уже три дня и наслаждался полученным отпуском. Его рука до сих пор была в гипсе, он вынужден был ходить с палочкой, и все еще чувствовал боль во всем теле, особенно в боку, но считал, что общая картина не так уж ужасна. Конечно, если не считать тот факт, что он, несмотря на прекрасные волны, не мог заняться серфингом, что было для него своеобразной формой пытки.

Вздохнув, он посмотрел на Дэйва и Сидни, устроившихся в удобных шезлонгах. Дэйв что-то печатал на своем ноутбуке, вероятно, все еще нагоняя дела, запущенные из-за его поездки на Атлантиду, а Сидни читала книгу. Джон уже прекрасно провел время с ними на Земле и с нетерпением ожидал остальной части своего двухнедельного отпуска.

Сидни была так хороша, как он и думал, и он знал, что у нее с Дэйвом будет замечательная совместная жизнь. Она заставила Джона пообещать приехать на их свадьбу. Так здорово было снова стать частью жизни своего брата! Хотя он был необъяснимо рад своей семье на Атлантиде, было приятно иметь семью еще и на Земле. Он даже чувствовал себя в мире со своим отцом.

В первый день его пребывания на Земле Дэвид вручил ему письмо, написанное отцом от руки.

- Я обнаружил его только спустя несколько недель после похорон папы, и хотел передать тебе лично. Думаю, я немного волновался, что оно может потеряться по пути на твою базу, и не хотел рисковать. Я... мне, наверное, нужно было рассказать тебе об этом, но я не знал, что в нем, и не хотел ошарашить тебя этим спустя столько времени.

Джон нерешительно взял письмо и пошел в гостевую спальню, где остановился, находясь в доме Дэйва. Дэйв и Джон еще на Атлантиде немного поговорили обо всем, что произошло в их семье, и Дэвид объяснил, что отец по-прежнему заботился и думал о Джоне. Тем не менее, его руки дрожали, когда он открывал письмо, написанное, несомненно, рукой отца, хотя и менее разборчиво по сравнению с его обычным твердым уверенным почерком.

Пытаясь унять дрожь, он сначала прочитал заключительное сообщение отца, обращенное к нему. Его глаза наполнились слезами, когда он читал, как папа жалеет обо всем случившемся.

"Прости меня, Джон, за то, что я сказал в тот день. Я хотел для тебя только хорошего, и мысли о том, что могу потерять тебя во время одной из твоих миссий, наполняли меня ужасом. И все же, в своем желании сделать тебе, как лучше, я забыл, насколько мы с тобой разные. В тебе очень много от твоей матери, а я пытался переделать тебя под себя. Джон, не могу выразить, как я скучаю по тебе и мечтал бы, чтобы все сложилось по-другому. Но я хочу, чтобы ты знал - я горжусь тобой. Ты вырос сильным человеком, который стоит за то, во что верит, и я не мог бы желать большего".

Хотя Джон дал себе слово никогда не плакать, ему пришлось вытереть слезы, когда строчки начали расплываться у него перед глазами. Глубоко вздохнув, он продолжил читать.

"Знаю, ты, наверное, жалеешь, что нам не довелось увидеться, чтобы попрощаться лично, но я не хочу, чтобы ты переживал из-за этого. Просто знай, что я люблю тебя, и, несмотря ни на что, рад, что ты был моим сыном".

Остальная часть слов в письме слилась для Джона воедино. Он многие годы жил, уверенный, что отец разочаровался в нем, как в сыне, и жалеет, что он не такой, как ему хотелось бы. Но письмо разрушило все эти мысли. Его папа сказал, что гордится им и рад, что он был его сыном. Поняв это, Джон склонил голову.

Позже в тот день Дэйв отвез его на кладбище, где был похоронен их отец. Дэйв остался в автомобиле, пока Джон, прихрамывая, медленно шел к большому надгробному камню. Он подсознательно выпрямился, когда заговорил.

- Папа, мне тоже очень жаль за то, что я сказал той ночью. Я горжусь тем, что ты - мой отец, и сожалею, что не встретился с тобой, прежде чем ты умер. - Джон на мгновение замолчал, а затем прошептал: - И я рад, что ты написал это письмо.

В течение следующих тридцати минут он спокойно стоял у могилы своего отца, как бы на самом деле с ним прощаясь. Хотя на похоронах он пытался немного примириться со случившимся, только сейчас на самом деле почувствовал, что в состоянии жить дальше.

- До свидания, папа, - прошептал Джон, прежде чем вернуться к Дэйву, ждущему его в автомобиле...

...И теперь, слушая крики чаек на пляже, он думал, как нелепо получилось, что именно смерть отца, наконец, вернула его в семью после того, как он многие годы считал их потерянными для себя. Ну, и не только смерть отца, но и то, что он сам оказался на краю гибели, в конце концов, привело его к тому, что он, наконец, почувствовал, что примирился с отцом, братом и, в конечном счете, самим собой.

Джон понял, как рад, что вновь вернул себе брата, но кроме этого он чувствовал особую благодарность своей приемной семье на Атлантиде, семье, готовой сделать все, что угодно, чтобы помочь ему. Даже преодолеть бюрократические преграды, чтобы доставить его брата-гражданского в галактику Пегас в надежде, что это поможет ему выздороветь. Кто мог бы желать большего?

Джона отвлекла от его мыслей Сидни, повернувшись к нему и спросив:

- Ну как, Вы скучаете по людям на вашей базе?

- Вы даже не представляете, насколько, - с улыбкой ответил ей Джон.

Конец.

Рассказы, которые я уже выложила раньше, являются своеобразным продолжением этого романа.

У этого автора есть еще несколько небольших рассказов, которые я перевела и выложу чуть позже, и один большой фанфик. За его перевод я возьмусь, но пока не скоро.
Награды: 8  
Kitten Дата: Среда, 23 Декабря 2015, 23:37 | Сообщение # 12
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6793
Репутация: 1988
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
- На самом деле, мое эго не раздуто; фактически, я считаю, что мое эго, скорее, занижено.

Родни скромничает... :D

Цитата iris ()
Тейла и Ронон обменялись удивленными взглядами при мысли, что самый эгоцентричный человек, которого они знали, на самом деле считает, что должен быть еще более эгоцентричным.

а для этого Родни не хватает только заветной Нобелевки. :D

Цитата iris ()
- Ну, зато я до сих пор не взорвал ни одной солнечной системы, - протянул Джон, с усмешкой взглянув на МакКея.- Эй, это было только один раз!
да и то была лишь часть солнечной системы. Так что Джон зря клевечет на Родни. Захоти он реально что-либо взорвать. то взорвал бы всю целиком. С МакКея это сталось бы... :D

Цитата iris ()
- Я хотел держать твою пушку на нашей стороне; это слишком хорошее оружие, чтобы упустить его с Атлантиды
и в этом опять американский менталитет - использовать человека (его способности и оружие) для своих потребностей а не приютить человека ради его самого (типа, Ронону нужны дом и семья). Помнится, Майкл говорил о нечто подобном (что его сделали человеком не для его блага, а для каких-то своих целей).

Отличный перевод! Молодчина!


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Среда, 23 Декабря 2015, 23:51 | Сообщение # 13
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Родни скромничает...


Ага, это точно... Эго у него, стало быть, занижено... :D

Цитата Kitten ()
а для этого Родни не хватает только заветной Нобелевки.


Да, ему давно пора получить... и, может быть, не одну.

Цитата Kitten ()
да и то была лишь часть солнечной системы.


Как сказал сам Родни - 5/6.

Цитата Kitten ()
Отличный перевод! Молодчина!


Спасибо. И спасибо за репку!
Награды: 8  
Kitten Дата: Четверг, 24 Декабря 2015, 00:06 | Сообщение # 14
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 6793
Репутация: 1988
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
Эго у него, стало быть, занижено...

просто представь себе Родни с завышенным эго... :D (это уже будет без пяти минут какой-нибудь Ра или Апофис. Пришлось бы срочно вызывать в "Атлантис" Тилка - главного борца с лжебогами :D ).

Цитата iris ()
Да, ему давно пора получить... и, может быть, не одну.

вот только Родни работает в секретном проекте.

Цитата iris ()
Как сказал сам Родни - 5/6.

вот-вот, всего лишь каких-то там 5/6 и то по случайности... (Родни скромно пожимает плечами).

Цитата iris ()
Спасибо. И спасибо за репку!
вполне заслуженно. Выкладывай еще. :D


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Четверг, 24 Декабря 2015, 00:14 | Сообщение # 15
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 746
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
в этом опять американский менталитет - использовать человека (его способности и оружие) для своих потребностей а не приютить человека ради его самого


Кстати, я тут подумала - как раз Шеппард еще не так плохо поступал. И Родни тоже. Ведь именно Шепп привел к ним "домой" атозианцев, потерявших свой дом. Только он и Родни не верили в их предательство и защищали перед Вейр и Бейтсом. Шеппард даже прикрикивал на него. И они с Родни не хотели, чтобы атозианцы уходили на материк.

И насчет Ронона - это рассказ, и Шепп тут просто шутит. А в сериале он привел к ним Ронона не только из-за его оружия и способностей. Я тут как раз недавно пересматривала серию "Дуэт", именно там Джон уговаривает Вейр оставить у них Ронона, и самого Ронона - остаться на Атлантиде. И действует как раз от чистого сердца. Мне кажется, ему просто нужен был в команде кто-то подобный, такой же солдат, как и он сам, кто-то, кто понимал бы его. Родни к тому времени был уже хорошим другом, но они с Джоном все-таки слишком разные. А с Рононом у них было очень много общего. И как бы Джон не пытался выставить себя эдаким крутым парнем без капли эмоций, на самом деле он нуждался именно в таком друге.

Может, я ошибаюсь, но при просмотре сериала у меня сложилось именно такое мнение. А ситуация с Сатедой это только подтвердила.
Сообщение отредактировал iris - Четверг, 24 Декабря 2015, 00:14
Награды: 8  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Доведенный до грани (Ранение Шеппарда помогает наладить отношения с братом)
Страница 1 из 212»
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)